Стихи про любовь про евгения: Женя я тебя люблю — признания в любви в стихах

Стихи о любви Евгения Евтушенко

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура. РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all. culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Признание в любви Евгению, Стихи Жене о любви

Может это глупым показаться,
Но когда увидела тебя,
Больше не хотелось расставаться,
Жить хотелось, лишь тебя любя.
Женя, ты тот самый человечек,
Я всю жизнь которого ждала.
Нет настолько ласковых словечек,
Чтоб в любви признаться я могла.

Мне так порою не хватает
Твоих неповторимых глаз.
И лишь о том душа мечтает,
Чтоб жизнь не разлучала нас.
Не властно над любовью время,
И ты, мой Женя дорогой,
Мое сердечко нежно грея,
Навек любимый будешь мой.


Вызвал, Женя, ты во мне волнение,
Прекрасных, ярких чувств круговорот,
Любовь моя отбросит все сомнения,
И нам, любимый, счастье принесет.
Любовь моя – единственная, верная,
Тебя я полюбила всей душой,
Молю я бога об одном, наверное,
Чтоб вечно были счастливы с тобой.

Твой нежный поцелуй всегда
Меня надежно согревает,
На очень долгие года
Тебя я полюбила, знаю.
Я от души хочу сказать,
Любовь моя, как солнце – вечна,
Тебя я, Женя, буду уважать
И восхищаться бесконечно!

Евгений, ты меня покорил,
Ты любовь мне свою подарил.
Я тебя так безумно люблю,
И признаться сегодня хочу.
Глубину твоих ласковых глаз
Я, поверь, вспоминала не раз.
Я люблю тебя, мой дорогой,
Самый смелый и сильный такой!

Тебя любимым называю,
Женя, я так тебя люблю,
И ни на что не променяю
Улыбку добрую твою.
Хочу, чтоб ты всегда смеялся,
Чтоб чаще радость мне дарил,
И бесконечно улыбался,
И обо всем плохом забыл.

Мне очень важны отношения наши –
Нет лучше тебя, нет надежней и краше.
Ты самый любимый, желанный, родной,
Ты — Женечка любимой мой!
И качеств мужских у тебя не отнять –
Способен всегда ты меня защищать.
Отважный и храбрый, как воин всегда,
Люблю тебя очень, ты просто мечта.

Женя, ты особенно прекрасен,
Поверь в душе моей огонь горит,
Он освещает жизнь, так ярок, ясен,
Любовь он нам с тобою подарит.
И я готова вечно, мой хороший,
Поддерживать огонь в твоей судьбе,
Прошу тебя, не думай ты о прошлом,
И будет хорошо тебе и мне.

Говорят, в любви признаться страшно,
Но, мой милый, только не тебе.
Женя, человек мой самый важный,
Благодарна за тебя судьбе.
Каждый день с тобою — это радость,
Каждый тёплый взгляд — как сувенир.
Показал ты жизни всю мне сладость,
Подарил мне новый, яркий мир.

Нет слова милее, чем имя твоё,
Его, как молитву, я повторяю.
Я всё, что имею, отдам за него,
Я жить лишь с тобою, мой Женя, мечтаю.
Вся жизнь до тебя затерялась во мгле,
Что было тогда, уж сегодня неважно.
Весь жизненный смысл теперь лишь в тебе,
С тобой в новый день мы вступаем отважно.


Заботливый ты, нежный и весёлый,
Красивый, добрый, сердцу дорогой!
Знакомы мы с тобой еще со школы,
С тех пор не нужен мне никто другой!
Я, Женя, так в тебя влюбилась,
В тот миг, когда сказал ты мне «привет!»,
И сердце тотчас же сильней забилось,
И пусть так будет много-много лет!

Любимый Женя, ты меня влюбил,
Очарованьем сердце победил.
И лучшего я не хочу искать –
Ведь просто невозможно повстречать!
Мужчина с буквы самой ты большой,
К тебе я привязалась всей душой.
Хочу тебя, поверь, всегда любить,
С тобою рядом бесконечно быть.

Евгений – ты просто идеал,
Хочу, чтоб ты, любимый, знал –
Моя любовь границ не знает,
И никогда не угасает.
Хочу, чтоб вечно вместе были,
Друг друга истинно любили,
И никогда не предавали,
А обнимали, целовали.

Любовь всей жизни я нашла –
С тобою счастье обрела.
Ты, Женя, лучше всех вокруг,
Ты вызвал зависть у подруг.
Хочу всегда с тобою быть
И одного тебя любить,
А ты меня не забывай,
Люби, целуй и обнимай!

Женя, мужчина настоящий,
Ты – гордость и любовь моя,
Поверь, заслуживаешь счастья,
А твое счастье – это я. 🙂
Тебя всегда любить я буду,
Я не смогу тебя предать,
Твою улыбку не забуду
И в губы буду целовать!

Евгений, я тебя люблю –
Признаться я тебе хочу,
Чтоб ты почаще обнимал,
И чтоб меня не забывал.
Готова я всегда любить,
И радость каждый миг дарить,
Чтоб ты всегда со мною был,
И никогда не позабыл!


Хочу сказать тебе, Евгений,
В любви и ласке просто гений,
Мужчины лучше не сыскать,
Поэтому спешу сказать,
Что я люблю тебя безумно,
Ты рассудительный, разумный,
Всегда таким же оставайся,
В любви мне чаще признавайся.

Стихи Евгения Евтушенко о жизни

Евгений Александрович Евтушенко – русский поэт, известен также как прозаик, режиссёр, сценарист, публицист, чтец-оратор и актёр. Родился 18 июля 1932 года в семье поэта-любителя Александра Рудольфовича Гангнуса (1910-1976) и Зинаиды Ермолаевны Евтушенко (1910-2002), геолога, актрисы, заслуженного деятеля культуры РСФСР. Внук педагога-математика Рудольфа Вильгельмовича Гангнуса. Умер 1 апреля 2017 года в Соединённых Штатах Америки. Евгений Евтушенко с родителями // Формаслов

Евгений Евтушенко широко известен читающей общественности как поэт-шестидесятник, чьи стихи отличаются многожанровостью, жизненностью и широким спектром настроений. Это и гражданская, и философская, и даже пейзажная лирика. Но в наибольшей степени Евтушенко прославили его стихи о любви – тонкие и проникновенные. Именно в образе любимой поэт черпает для себя вдохновение, находит источник жизненных и творческих сил. Любовь – средоточие его вселенной, своего рода священный Грааль, пятый элемент, абсолютная ценность:

Нет, мне ни в чем не надо половины!
Мне – дай все небо! Землю всю положь!
Моря и реки, горные лавины
Мои – не соглашаюсь на дележ!
Нет, жизнь, меня ты не заластишь частью.
Все полностью! Мне это по плечу!
Я не хочу ни половины счастья,


Ни половины горя не хочу!
Хочу лишь половину той подушки,
Где, бережно прижатое к щеке,
Беспомощной звездой, звездой падучей
Кольцо мерцает на твоей руке.

Мир женщины представляется поэту особой галактикой со своими законами, не подвластными окружающим. Это сверхчуткая вселенная, бездонная морская стихия, глубину которой дано ощутить и понять далеко не каждому. Возможно, поэтому неизбежен конфликт столь разнящихся между собой женского и мужского начал. И только любовь способна сгладить это вечное противостояние:

Женщина всегда чуть-чуть как море,
Море в чем-то женщина чуть-чуть
Ходят волны где-нибудь в каморке
спрятанные в худенькую грудь.
Это волны чувств или предчувствий.
Будто то надо бездной роковой,
завитки причёсочки причудной


чайками кричат над головой.
Женщина от пошлых пятен жирных
штормом очищается сама,
и под кожей в беззащитных жилках
закипают с грохотом шторма.
Там, на дне у памяти, сокрыты
столькие обломки – хоть кричи,
а надежды – радужные рыбы –
снова попадают на крючки.
Женщина, как море, так взывает,
но мужчины, словно корабли,
только сверху душу задевают –
глубиной они пренебрегли.
Женщина, как море, небо молит,
если штиль, послать хоть что-нибудь.
Женщина – особенное море,
то, что в море может утонуть.

Евтушенко начал печататься в 1949 году, первое стихотворение опубликовано в газете «Советский спорт».

С 1952 по 1957 год Евтушенко учится в Литературном институте имени Горького, из которого был исключён за «дисциплинарные взыскания», а также за поддержку романа Владимира Дудинцева «Не хлебом единым».

В 1952 году выходит первая книга стихов «Разведчики грядущего», впоследствии автор оценил её как юношескую и  незрелую. В этом же году Евтушенко стал самым молодым членом Союза писателей СССР, минуя ступень кандидата в члены СП.

Евгений Евтушенко и Белла Ахмадулина // Формаслов

Но вместе со славой к поэту постепенно приходит и горькое осознание того факта, что он, как и многие творческие люди той поры, обречён стать жертвой непонимания со стороны властей. А между тем для Евтушенко, как и для его соратника по перу Рождественского, страшнее всего в мире и в человеческих (в том числе и любовных) отношениях – остаться непонятым, либо разоблачённым, то есть понятым до конца.

Не понимать друг друга страшно —
не понимать и обнимать,
и все же, как это ни странно,


но так же страшно, так же страшно
во всем друг друга понимать.
Тем и другим себя мы раним.
И, наделен познаньем ранним,
я душу нежную твою
не оскорблю непониманьем
и пониманьем не убью.

Время второй половины 1950-х, начала 1960-х годов – период поэтического бума, когда большая популярность пришла к таким поэтам как Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко. Они воодушевили многих любителей поэзии, их стихи казались свежими и независимыми по сравнению с произведениями поэтов предыдущей эпохи. Выступления этих авторов собирали полные концертные и спортивные залы, и поэзию периода «оттепели» вскоре стали называть эстрадной.

В последующие годы Евтушенко напечатал несколько сборников, которые приобрели большую популярность («Третий снег» (1955), «Шоссе энтузиастов» (1956), «Обещание» (1957), «Стихи разных лет» (1959), «Яблоко» (1960), «Нежность» (1962), «Взмах руки» (1962).

Евгений Евтушенко в Политехническом музее // Формаслов

Одним из символов оттепели стали вечера в Большой аудитории Политехнического музея, в которых вместе с Робертом Рождественским, Беллой Ахмадулиной, Булатом Окуджавой и другими поэтами волны 1960-х годов принимал участие Евтушенко.

Меняю славу на бесславье,
ну, а в президиуме стул
на место теплое в канаве,
где хорошенько бы заснул.
Уж я бы выложил всю душу,
всю мою смертную тоску
вам, лопухи, в седые уши,
пока бы ерзал на боку.
И я проснулся бы, небритый,
средь вас, букашки-мураши,
ах, до чего ж незнаменитый —
ну хоть «Цыганочку» пляши.
Вдали бы кто-то рвался к власти,
держался кто-нибудь за власть,


и мне-то что до той напасти,—
мне из канавы не упасть.
И там в обнимку с псом лишайным
в такой приятельской пыли
я все лежал бы и лежал бы
на высшем уровне — земли.
И рядом плыли бы негрешно
босые девичьи ступни,
возы роняли бы небрежно
травинки бледные свои.
…Швырнет курильщик со скамейки
в канаву смятый коробок,
и мне углами губ с наклейки
печально улыбнется Блок.

Классическая поэтика Евтушенко тяготеет к литературному наследию серебряного века. Оттуда же, равно как и из авторского опыта, возникают философские темы – раздумья о жизни и смерти, скоротечности земного бытия и непреложности главных жизненных ценностей:

Зашумит ли клеверное поле,
заскрипят ли сосны на ветру,

я замру, прислушаюсь и вспомню,
что и я когда-нибудь умру.
Но на крыше возле водостока
встанет мальчик с голубем тугим,
и пойму, что умереть – жестоко
и к себе, и, главное, к другим.
Чувства жизни нет без чувства смерти.
Мы уйдем не как в песок вода,
но живые, те, что мертвых сменят,
не заменят мертвых никогда.
Кое-что я в жизни этой понял, –
значит, я недаром битым был.
Я забыл, казалось, все, что помнил,
но запомнил все, что я забыл.
Понял я, что в детстве снег пушистей,
зеленее в юности холмы,
понял я, что в жизни столько жизней,
сколько раз любили в жизни мы.
Понял я, что тайно был причастен
к стольким людям сразу всех времен.
Понял я, что человек несчастен,

потому что счастья ищет он.
В счастье есть порой такая тупость.
Счастье смотрит пусто и легко.
Горе смотрит, горестно потупясь,
потому и видит глубоко.
Счастье – словно взгляд из самолета.
Горе видит землю без прикрас.
В счастье есть предательское что-то –
горе человека не предаст.
Счастлив был и я неосторожно,
слава богу – счастье не сбылось.
Я хотел того, что невозможно.
Хорошо, что мне не удалось.
Я люблю вас, люди-человеки,
и стремленье к счастью вам прощу.
Я теперь счастливым стал навеки,
потому что счастья не ищу.
Мне бы – только клевера сладинку
на губах застывших уберечь.
Мне бы – только малую слабинку –
все-таки совсем не умереть.

Памятник Евгению Евтушенко в Зиме // Формаслов

Как истинный поэт-шестидесятник, Евгений Евтушенко отличался высокоразвитым чувством ответственности за всё происходящее в этом мире и не менее развитым чувством патриотизма. Поэт много размышляет о воздаянии каждому человеку в соответствии с его делами и поступками и глубоко убеждён в том, что не бывает больших и малых прегрешений – любое зло остаётся злом и однажды возвращается сторицей. С призывом задуматься о смысле жизни и о своём месте в ней Евтушенко обращается к своему читателю:

Ничто не сходит с рук:
ни самый малый крюк
с дарованной дороги,
ни бремя пустяков,
ни дружба тех волков,
которые двуноги.
Ничто не сходит с рук:
ни ложный жест, ни звук
ведь фальшь опасна эхом,
ни жадность до деньги,


ни хитрые шаги,
чреватые успехом.
Ничто не сходит с рук:
ни позабытый друг,
с которым неудобно,
ни кроха-муравей,
подошвою твоей
раздавленный беззлобно.
Таков проклятый круг:
ничто не сходит с рук,
а если даже сходит,
ничто не задарма,
и человек с ума
сам незаметно сходит…

Немало Евтушенко рассуждает о том периоде своей жизни, когда чаще всего совершаются либо великие деяния, либо роковые ошибки, исправить которые потом будет невозможно. Молодость – вот тот берег, от которого неминуемо отчаливает наш корабль, но к которому всегда хочется прибиться вновь даже в глубокой старости. Молодость как будто ходит по кругу и периодически напоминает о себе, снова втягивает в свой водоворот страстей и ошибок, чтобы потом цыганкой-обманщицей исчезнуть, но в какой-то момент снова вернуться.

Пусть даже это возвращение и мнимое:

А снег повалится, повалится…
и я прочту в его канве,
что моя молодость повадится
опять заглядывать ко мне.
И поведет куда-то за руку,
на чьи-то тени и шаги,
и вовлечет в старинный заговор
огней, деревьев и пурги.
И мне покажется, покажется
по Сретенкам и Моховым,
что молод не был я пока еще,
а только буду молодым.
И ночь завертится, завертится
и, как в воронку, втянет в грех,
и моя молодость завесится
со мною снегом ото всех.
Но, сразу ставшая накрашенной
при беспристрастном свете дня,
цыганкой, мною наигравшейся,
оставит молодость меня.
Начну я жизнь переиначивать,
свою наивность застыжу
и сам себя, как пса бродячего,
на цепь угрюмо посажу.
Но снег повалится, повалится,
закружит все веретеном,
и моя молодость появится
опять цыганкой под окном.
А снег повалится, повалится,
и цепи я перегрызу,
и жизнь, как снежный ком, покатится
к сапожкам чьим-то там, внизу

Евгений Евтушенко в старости // Формаслов

Личная жизнь Евгения Евтушенко была поистине бурной и насыщенной: он был женат четыре раза. Первая его жена – Белла Ахатовна Ахмадулина, русская поэтесса. С 1961 года поэт состоял в браке с Галиной Семёновной Сокол-Лукониной, от которой имел сына Петра. С 1978 года его женой становится Джен Батлер, ирландка, его страстная поклонница, а последняя его жена, Мария Владимировна Новикова, с которой он состоял в браке с 1987 года, подарила ему двух сыновей – Евгения и Дмитрия. Именно последней своей жене Евтушенко посвящает написанный в 1993 году стих «Последняя попытка»:

Последняя попытка стать счастливым,
припав ко всем изгибам, всем извивам
лепечущей дрожащей белизны
и к ягодам с дурманом бузины.
Последняя попытка стать счастливым,
как будто призрак мой перед обрывом
и хочет прыгнуть ото всех обид
туда, где я давным-давно разбит.
Там на мои поломанные кости
присела, отдыхая, стрекоза,
и муравьи спокойно ходят в гости
в мои пустые бывшие глаза.
Я стал душой. Я выскользнул из тела,
я выбрался из крошева костей,
но в призраках мне быть осточертело,
и снова тянет в столько пропастей.
Влюбленный призрак пострашнее трупа,
а ты не испугалась, поняла,
и мы, как в пропасть, прыгнули друг в друга,
но, распростерши белые крыла,
нас пропасть на тумане подняла.
И мы лежим с тобой не на постели,
а на тумане, нас держащем еле.
Я – призрак. Я уже не разобьюсь.
Но ты – живая. За тебя боюсь.
Вновь кружит ворон с траурным отливом
и ждет свежинки – как на поле битв.
Последняя попытка стать счастливым,
последняя попытка полюбить.

Состояние влюблённости, пусть даже и при неизбежных разочарованиях, развенчаниях мифа о вечном, всепоглощающем чувстве, было постоянной потребностью поэта. Видимо, более всего он ценил то неуловимое и мистическое, возникающее между женщиной и мужчиной ощущение недосказанности, недоговорённости, рождающее тайну и вместе с тем дающее надежду на возможное счастье. Иногда ожидание этого счастья оказывается важнее самой любви, поскольку именно в данной точке своих ощущений человек способен испытать подлинную гармонию бытия:

Бывало, спит у ног собака,
костер занявшийся гудит,
и женщина из полумрака
глазами зыбкими глядит.
Потом под пихтою приляжет
на куртку рыжую мою
и мне,
задумчивая,
скажет:
«А ну-ка, спой!..» –
и я пою.
Лежит, отдавшаяся песням,
и подпевает про себя,
рукой с латышским светлым перстнем
цветок алтайский теребя.
Мы были рядом в том походе.
Все говорили, что она
и рассудительная вроде,
а вот в мальчишку влюблена.
От шуток едких и топорных
я замыкался и молчал,
когда лысеющий топограф
меня лениво поучал:
«Таких встречаешь, брат, не часто.
В тайге все проще, чем в Москве.
Да ты не думай, что начальство!
Такая ж баба, как и все…»
А я был тихий и серьезный
и в ночи длинные свои
мечтал о пламенной и грозной,
о замечательной любви.
Но как-то вынес одеяло
и лег в саду,
а у плетня
она с подругою стояла
и говорила про меня.
К плетню растерянно приникший,
я услыхал в тени ветвей,
что с нецелованным парнишкой
занятно баловаться ей…
Побрел я берегом туманным,
побрел один в ночную тьму,
и все казалось мне обманным,
и я не верил ничему.
Ни песням девичьим в долине,
ни воркованию ручья…
Я лег ничком в густой полыни,
и горько-горько плакал я.
Но как мое,
мое владенье,
в текучих отблесках огня
всходило смутное виденье
и наплывало на меня.
Я видел –
спит у ног собака,
костер занявшийся гудит,
и женщина
из полумрака
глазами зыбкими глядит.

Евгений Александрович пользовался большим авторитетом среди коллег, был секретарем Союза писателей, секретарем Содружества писательских союзов, председателем писательской ассоциации «Апрель», народным депутатом СССР. Однако после развала Советского Союза в 1991 году поэт вместе с семьей поселился в Америке, был преподавателем университета в США. Евтушенко крайне болезненно отреагировал на распад СССР – для него это означало потерять свою родину, свой настоящий дом, заблудиться в череде бесконечных восстаний и бунтов:

Потеряла Россия
в России
Россию.
Она ищет себя,
как иголку в стогу,
как слепая старуха,
бессмысленно руки раскинув,
с причитаньями ищет
буренку свою на лугу.
Мы сжигали иконы свои.
Мы не верили собственным книгам.
Мы умели сражаться лишь с пришлой бедой.
Неужели не выжили мы
лишь под собственным игом,
сами став для себя
хуже, чем чужеземной ордой?
Неужели нам жить суждено
то в маниловском, молью побитом халате,
то в тулупчике заячьем драном
с плеча Пугача?
Неужели припадочность –
это и есть наш характер,
то припадки гордыни,
то самооплева –
и все сгоряча?
Медный бунт, соляной и картофельный –
это как сон безопасный.
Бунт сплошной –
вот что Кремль сотрясает сегодня,
как будто прибой.
Неужели единственный русский наш
выбор злосчастный –
это или опричнина
или разбой?
Самозванство сплошное.
Сплошные вокруг атаманы.
Мы запутались,
чьи имена и знамена несем,
и такие туманы в башках на Руси,
растуманы,
что неправы все сразу,
и все виноваты во всем.
Мы в туманах таких
по колено в крови набродились.
Хватит, Боже, наказывать нас.
Ты нас лучше прости,
пожалей.
Неужели мы вымерли?
Или еще не родились?
Мы рождаемся снова,
а снова рождаться – еще тяжелей.

Евгений Евтушенко с последней женой // Формаслов

Потеря родины, как и потеря близкого человека – это всегда большая трагедия, которую невозможно исправить. Евгений Евтушенко предостерегает своего читателя от равнодушия к близким, от тех поступков, которые ведут к запоздалому раскаянию – всё должно быть своевременным, в том числе слова любви и признательности тем людям, которые всегда рядом с нами. Об этом стихотворение Евгения Евтушенко «Уходят матери от нас». Кстати, с матерью Зинаидой Ермолаевной у поэта всю жизнь были теплые отношения, умерла она в глубокой старости:

Уходят наши матери от нас,
уходят потихонечку,
на цыпочках,
а мы спокойно спим,
едой насытившись,
не замечая этот страшный час.
Уходят матери от нас не сразу,
нет —
нам это только кажется, что сразу.
Они уходят медленно и странно
шагами маленькими по ступеням лет.
Вдруг спохватившись нервно в кой-то год,
им отмечаем шумно дни рожденья,
но это запоздалое раденье
ни их,
ни наши души не спасет.
Все удаляются они,
все удаляются.
К ним тянемся,
очнувшись ото сна,
но руки вдруг о воздух ударяются –
в нем выросла стеклянная стена!
Мы опоздали.
Пробил страшный час.
Глядим мы со слезами потаенными,
как тихими суровыми колоннами
уходят наши матери от нас…

Не случайно поэзию периода «оттепели» называли эстрадной – на стихи Евтушенко написано много замечательных песен, хорошо известных широкому читателю по любимым кинофильмам. Песни эти на слуху и у представителей молодого поколения: в них тепло человеческих отношений и простая житейская мудрость:

Со мною вот что происходит:
ко мне мой старый друг не ходит,
а ходят в мелкой суете
разнообразные не те.
И он
не с теми ходит где-то
и тоже понимает это,
и наш раздор необъясним,
и оба мучимся мы с ним.
Со мною вот что происходит:
совсем не та ко мне приходит,
мне руки на плечи кладёт
и у другой меня крадёт.
А той –
скажите, бога ради,
кому на плечи руки класть?
Та,
у которой я украден,
в отместку тоже станет красть.
Не сразу этим же ответит,
а будет жить с собой в борьбе
и неосознанно наметит
кого-то дальнего себе.
О, сколько
нервных
и недужных,
ненужных связей,
дружб ненужных!
Куда от этого я денусь?!
О, кто-нибудь,
приди,
нарушь
чужих людей соединённость
и разобщённость
близких душ!

Евгений Евтушенко: «Стихи рождают любовь и стыд» | Люди | ОБЩЕСТВО

О заблуждениях

— Я прошёл через разные заблуждения, но все они были совершенно искренними. Должен признаться: я написал очень много плохих стихов. Больше меня — только Маяковский (улыбается).

Правда, у него есть поэма «Облако в штанах», а у меня ничего равного этому нет. Вообще я говорил много критического о Маяковском, но это сказано с любовью. Мы должны понимать ошибки наших предшественников, а он сделал одну большую — перепутал Родину и государство. Хотел их объединить! Конечно, это идеально, и, может быть, когда-нибудь  произойдёт. Но пока что не видно ни в одной стране.

Несмотря на то, что мне не нравятся некоторые его стихи и поступки, тем не менее, я почему-то очень не люблю тех, кто не любит Маяковского, не признает его творчество и говорит о нём цинично. Всячески оскорбляет его память. Маяковский — величайший гений человечества: от  первых слов и до последних недописанных поэм.  

О примирении «белых» и «красных»

— Когда я начал создавать «Антологию русской поэзии», первой задачей стало  помирить так называемых «белых» и «красных». Потому что настоящая поэзия и искусство не могут быть антипатриотичными. Это просто разный взгляд на будущее, а у нас люди, когда возникают дискуссии на эту тему,  начинают оскорблять, унижать друг друга. Поэтому в «Антологии» я реабилитировал всех поэтов.

Блока, например, когда он написал «Двенадцать», гениальнейшую вещь, не поняли с двух сторон. Гиппиус не подавала ему руки, поэта чуть не довели до самоубийства. Многие спрашивают, почему Христос? Потому что, по Блоку, миссия христианства в том, что оно никого не должно бросать в беде. Так же, как тюремный священник провожает идущего на казнь, чтобы дать ему возможность хотя бы перед смертью покаяться за то, что сотворил. Как доктор обязан быть с теми, кто, может, виноват, но сейчас нуждается в помощи.

А что сделали с этой гуманистической идеей большевики? Они стали исполнять поэму в самодеятельности, и весьма своеобразно обошлись с Христом, написав: «В белом венчике из роз, впереди идёт матрос». Сделали Христа революционером! А ведь Блок обращался к старинной пословице: милосердие выше так называемой справедливости. Пушкин — «милость к падшим призывал». Но у нас постоянно сидит какая-то безжалостность, нежелание разобраться, выслушать, что говорит человек. Этот груз давит веками и меньше не становится.

О предках и прокладке тоннеля

— Многие мои  читатели очень недовольны,  что я преподаю в Америке. Не знаю, что их так задевает. Думаю, если бы предложили, никто бы не отказался. В том, что работаю в США, вижу глубинную связь, идущую с той поры, когда моего прапрадеда сослали в Сибирь за крестьянский бунт. Он был женат на украинской крестьянке, и хозяином у них был помещик- изверг. Крестьян он запарывал едва не до смерти. Хотя это было уже после отмены крепостного права, использовал средневековое право первой ночи.

В итоге мужики взялись за вилы, барскую усадьбу сожгли и в Сибирь  этапом отправилась вся деревня. Дошли они до станции Зима, где к ним проявил лояльность иркутский губернатор, воспитанный на идеях декабристов и Пушкине.

А ещё через какое-то время  мой прапрадед, будучи человеком энергичным и любопытным, добрался на нартах до Берингова пролива. Конечно, его поразило, насколько рядом Аляска, Америка и пришла в голову идея – проложить Берингов тоннель. Не долго думая, он отправил царю проект. Это был скорее черновик, но император ответил! Написал, что сейчас не спокойно на фабриках и заводах, но когда все уладится — обязательно вернемся к вопросу о тоннеле. Очевидно, у меня те же гены. И я сейчас, в XXI веке, долблю какой-то старательской киркой свой «тоннель» в Америку.  

Хочу отчитаться, что и как преподаю в США. Работаю в Оклахоме, сердце страны, где живут настоящие ковбои. Кстати, большинство из них телевизоры держат в стойлах для лошадей и детям разрешают смотреть ТВ всего час в день, чтобы поток с экрана не портил подростков.

При этом у многих в домах есть библиотеки, а в городе проходят очень хорошие ковбойские фестивали. Я преподаю в университете города Талса,  где 25 тысяч студентов, русскую литературы и поэзию, а также русское и европейское кино.

Недавно разбирали «Холодное лето 53-го», и разговор получился очень важным. Когда начинал, в аудитории были в основном местные. Сейчас, кажется, весь интернационал – аргентинцы, казахи. Много китайцев. Я  недавно вернулся из Пекина, где оказался первым русским писателем, получившим национальную китайскую премию «за поэзию». Все дружат, в том числе арабы, евреи, палестинцы. И человеческие ценности для всех одинаковые. Вы бы знали, какие китайцы написали исповеди, когда мы обсуждали «Неоконченную пьесу для механического пианино»! Я — «ахнул». А после фильма «Летят журавли» вдова американского солдата, убитого в наши дни в Афганистане, принесла мне письма мужа. Конечно, у нас есть корни, и есть то, что разъединяет, но общего больше.

О ссорах с женой

— Счастлив, что у меня очень хорошая жена. У  нас двое общих детей, всего у меня пять сыновей. Одного я потерял… В Оклахоме Маше пришлось нелегко. 

Она по первому образованию врач, а на Западе не очень верят нашим дипломам. И хотя она работала в интенсивной терапии, на самом ответственном участке медицины, ей пришлось сдавать экзамены, доказывать свой профессионализм на протяжении четырёх лет. По характеру она такая же упрямая, как я. Мы часто  спорим и, бывает, ссоримся, но зато как хорошо мириться… Однажды Михаил Аркадьевич Светлов, мой учитель,  которого я очень люблю, при встрече мне сказал: «Женя, хочу вам дать одну тему. Мне недавно одна женщина призналась: «Знаете, какая у меня проблема? Мне есть с кем спать. Просыпаться не с кем». Напишите об этом»…

Это очень сложный пласт отношений. Бывает, люди после долгого брака даже не разговаривают. Не о чем. Меня часто студенты приглашают на вечеринки. Прихожу, мне интересно. Но все время спрашиваю: «Ребята, почему у вас такая громкая  музыка? Ничего же не слышно, поговорить  невозможно. «А о чём говорить?», — недоумевают они. Для меня во все годы, а в молодости особенно, такой вопрос никогда не стоял, а сегодня это большая проблема.

О стыде и Бабьем Яре

«Очень люблю Россию, но иногда мне бывает за неё стыдно». Фото: Татарский театр оперы и балета имени Джалиля

— У меня стихи рождаются, если я кого-то или что-то сильно люблю и когда мне за что-то стыдно. Очень люблю Россию и не мыслю жизни без своей страны, но иногда мне бывает за неё стыдно. Так я написал «Бабий Яр». Когда приехал в Киев, я знал, что здесь, на окраине города, были  похоронены тысячи евреев, но не подозревал, сколько. Пришёл в это скорбное место и увидел, как подъезжают грузовики. Как в рвы, куда сбрасывали раздетых догола людей, старых и молодых, детей, высыпают кучи мусора. Место, где фашисты убили от 30 до 70 тысяч человек, превратили в свалку.

И я ощутил такой стыд, что пришёл в номер и написал поэму «Бабий Яр». Началась эпопея с печатанием, но когда она была опубликована, я получил  около 10 тысяч писем. Не забуду, как мне позвонил Шостакович, который затем создал на мои стихи потрясающую 13-ю симфонию.

О похоронах Сталина и футболе   

— В моей жизни было несколько великих событий, которые помогли стать человеком. Первое – когда в 1944-м по Москве вели пленных немцев. Прошёл 71 год, а у меня, как вчера, перед глазами наши женщины. Жены, матери… Все боялись, что, увидев фрицев, они разорвут их на части, а они, прорвав кордоны охраны, протягивали немецким солдатам кусочки хлеба, картошку. Одна просто сняла спецовку и накрыла плечи солдатика- мальчишки… Не забуду этого никогда.

Второе — похороны Сталина. Третье – футбольный матч СССР-ФРГ 1955 года. Тогда произошло невероятное. Только отгремела война, и сборная Германии стала чемпионом  мира, наголову разбив англичан. Эту победу, как повод, и решили использовать руководители двух стран, чтобы посмотреть, какой будет реакция на встречу с двух сторон. 

Меня больше всего поразило, как наблюдали за игрой инвалиды, «войною разрезанные напополам». Об этом легендарном матче и их реакции  я написал стихотворение «СССР – ФРГ: 1955». Может быть, одно из лучших за  последнее время. Рад, что у него необычная судьба. Текст перевели на немецкий, и я читал это стихотворение в студенческом городке Гейдельберге на стадионе, где присутствовали 15 тыс. человек.

Читал его американский сенатор, фронтовик, участник знаменитой встречи на Эльбе, причём прямо в  сенате США. Читал председатель Госдумы Сергей Нарышкин. Кстати, он помог допечатать тираж моей книги «Футболиада», лично раздал её нашим футболистам перед поездкой на чемпионат мира в Бразилию. Увы, это не помогло.  

Об ответственности за всех и каждого

— У меня открытая душа. Люблю хороших людей, иду к ним навстречу и  тоже старюсь нести что-то хорошее. И молодым советую первым делом писать правду и стоять за неё. Еще владеть русским языком. А то я однажды  в институте спросил, что значит слово прохиндей — ни один студент правильно не  ответил.

Также многие сегодня переносят отношения к политикам на весь народ, а это непростительная ошибка. Нет ни одного плохого народа на земле. Люди должны чувствовать себя ответственными за человечество, но понимание общего надо начинать с себя, собственной семьи. Если вы чем-то недовольны, посмотрите на себя. И сначала добивайтесь мира в своей семье.  А потом вокруг. Любите тех, кто рядом. И не забывайте: на земле ещё много таких же  людей, хотя вы о них и не знаете.

Тема любви в романе “Евгений Онегин” – сочинение на тему

Для понимания образа главного героя романа рассмотрение темы любви обязательно. Автор доказывает читателю, что это чувство существует, оно есть и важно для человека. Тема любви в романе «Евгений Онегин» проходит через все сюжетные линии и проблемы художественного текста.

Любовь, лишенная взаимности

Татьяна открылась любви и отдалась своему чувству полностью. Она не боится своих новых ощущений, жизнь наполнилась прекрасными звуками и ощущениями. Появилась цель – быть рядом с любимым. Девушка не играет в любовь, она живет ею. Татьяна пишет признание, откровенность которого смущает даже холодную душу Онегина. Мужчина не готов к любви. Он разочарован в женщинах, поэтому отказывает Лариной, учит ее правильному поведению, умению сдерживать свои эмоции, контролировать любовь. Автор не согласен с героем. Рядом с любовью, лишенной взаимности, встает судьба. Она отомстит Онегину, заставив его понять, что человек рожден для любви.

Философские проблемы поднимает данная сюжетная линия. Любовь, даже лишенная ответа, продолжает развиваться. Тяжело человеку в таком состоянии, но он остается красивым, потому что умеет любить. Татьяна продолжает любить Евгения, узнав его недостатки и слабости. Спустя годы, обретя семью, женщина любит Онегина, не надеясь на взаимность.

Супружеская любовь

Ларина выходит замуж и обретает все то, о чем мечтала бы любая другая девушка. Татьяна становится дамой высшего света. Ларина – княгиня, которая устраивает вечера, посещает модные салоны. Татьяне хочется в деревню, где ждет ее любимая природа: рощи, поля, сады.

В тексте романа нет строк, в которых сказано, что она не любит своего мужа. Есть признание Онегину, но нет отказа в чувствах мужу. Что это за двойственность внутреннего состояния? Автор помогает разобраться в различии любви. Здесь супружеская любовь – это верность, преданность браку, благодарность судьбе за обретение дома и семьи. Такая любовь в романе Пушкина «Евгений Онегин» вызывает уважение.

Страх перед любовью

Евгений Онегин устал от любовных игр, которыми занимался в Петербурге. Его сердце охладело, он стал бесчувственным. Любовь для Евгения – расчет выгодной партии в будущем. Для Онегина приятное чувство связано с потерей свободы, духовной и физической. Брак – это ответственность. Онегин боится взять ответственность за того, кто будет ему близок. Получив письмо от наивной девчонки, Онегин думает о себе. Он удовлетворен, гордится тем, что ведет себя благородно по отношению к неопытной, несведущей в любовных делах Татьяне. Евгений далек от чувств Лариной. Он живет теми эмоциями, которыми овладел в столице. Бездушные красавицы, жеманные кокетки играли в чувства, не проникая в их суть. Автор говорит, что они боятся любви, последствий и ответственности главного человеческого качества – умения любить.

Любовь – страсть

Изменившийся за время путешествия Онегин встречает новую Татьяну. Она уже не та девушка-простушка, которая открывает ему свои чувства, надеясь на взаимность. Ларина становится женой генерала, она светская дама, холодная и статная. Урок, который преподнес Евгений, Татьяна восприняла и стала сдержанной и крепкой. Евгения начинает сжигать страсть, чувство поглощает мужчину так, что он пишет Татьяне полные слез послания. Онегин хочет вернуть то, от чего отказался, но бессилен.

Самое светлое чувство человека – любовь. Она многогранна, но наиболее показательна любовь к женщине или мужчине. Написать сочинение «Тема любви в романе «Евгений Онегин» сложно. Следует увидеть разные грани и варианты одного чувства, живущие в одном человеке и разных людях. Материал и предложенная информация помогут.

Посмотрите, что еще у нас есть:

Тест по произведению

Доска почёта

Чтобы попасть сюда — пройдите тест.

  • Виктория Федоренко

    13/16

  • Артем Полушкин

    12/16

  • Карина Туркменбаева

    16/16

  • Богдан Команивский

    12/16

  • Дима Беляев

    11/16

  • Толгонай Казымбекова

    14/16

  • Александр Гах

    10/16

  • Раушан Хамидуллин

    11/16

  • Келдибек Усеин-Уулу

    16/16

  • Кирилл Блохинов

    16/16

«Ты со мной приключился, словно шторм с кораблем»

Их чувства были яркими, сильными, настоящими. Они шли по городу, держась за руки и точно знали: ничто и никогда не разлучит их, не сможет разрушить эту незримую нить, связавшую их. А всего через три года они стояли на пороге ЗАГСА, растерянно рассматривая свидетельство о разводе. Белла Ахмадулина и Евгений Евтушенко не смогли сохранить свои чувства, но оставили память о них в пронзительных стихотворениях.

Евгений Евтушенко в молодости. / Фото: www.stihi.ru

Евгений Евтушенко в 20 лет стал членом Союза писателей СССР. Известного поэта, студента Литинститута в 1955 году, как громом, поразили строки: «Голову уронив на рычаг, Крепко спит телефонная трубка», – он впервые встретил столь неожиданную рифму. Чуть ниже еще одно сочетание «березень – бережен».

А еще через несколько минут поэт уже звонил своему коллеге Евгению Винокурову, возглавлявшему журнал «Октябрь» совместно со Степаном Щипачёвым. Евтушенко интересовал всего один вопрос: кто такая Ахмадулина, где её можно найти.

Белла Ахмадулина, 1955 г. / Фото: www.detectivebooks.ru

Оказалось, что автор поразивших его строк, обычная десятиклассница, правда, очень красивая. Она занималась в литобъединении и планировала поступать в тот самый Литературный институт, где учился Евгений. Ему не терпелось увидеть человека, способного писать такие строки. Евтушенко отправился в литобъединение с единственной целью: увидеть Беллу Ахмадулину. В ее стихи он уже был влюблен.

Белла Ахмадулина на сцене Политехнического музея. На втором плане – Евгений Евтушенко. Москва. Начало 1960-х гг.. / Фото: www.detectivebooks.ru

Где-то под потолком рассыпались серебряными колокольчиками строки, которые читала юная девушка-поэт. Она была словно не от мира сего: фарфоровое личико, отрешённый взгляд и завораживающий голос.

Евгений Евтушенко в тот момент просто замер, не в силах отвести взгляд от Беллы. Она выглядела чуть старомодно со своей уложенной вокруг головы толстой косой, в дешевеньком костюмчике местного пошива, видавших виды босоножках. И было в ней что-то, цеплявшее за душу при первом же взгляде.

Евгений Евтушенко в молодости. / Фото: www.zn38.ru

Но тогда ещё между ними ничего не произошло. Лишь позже, на литературном кружке после возникшего спора и пылкого заявления Беллы о том, что революции надо помочь, Евгений Евтушенко осмелился взять ее за руку. Они вместе ушли с заседания и всю ночь потом гуляли по ночной Москве, радостно делясь своими мыслями, мечтами и, конечно, стихами.

Чувства закружили их. Евгений боготворил свою Беллу. Она казалась ему идеальным творением природы. Ему было недостаточно видеть её профиль, он все время старался идти так, чтобы видеть лицо целиком, не упустить ни черточки. Они посвящали друг другу стихи, не в силах выражать свои чувства обычными словами.

Евгений Евтушенко и Белла Ахмадулина. / Фото: www.playcast.ru

Родители Беллы сразу же дали свое согласие на их брак, посчитав Евгения подходящей партией для своей необычной дочери. Свадьба была скромной, а поселились молодые после заключения брака в квартире Беллы, с её мамой, бабушкой и собакой, после переехали в комнатку в коммуналке.

Белла Ахмадулина в молодости. / Фото: www.wonderfulnature.ru

Он любил ее безмерно, но стремился создать из Беллы настоящее совершенство. Мама Ахмадулиной работала в Америке и прислала дочери множество модных вещей, носить которые Белла стеснялась. Когда Евтушенко удавалось убедить супругу надеть яркую вещь, дело заканчивалось едва ли не истерикой. Она чувствовала на себе осуждающие взгляды и неизменно расстраивалась.

Евгений Евтушенко и Белла Ахмадулина. / Фото: www.dayonline.ru

У каждого из них было собственное мнение по любому вопросу, оба отстаивали свою точку зрения, не считая возможным уступить другому пальму первенства. Ссорились они страстно, каждый старался доказать собственную правоту. Когда температура кипения становилась максимальной, Белла доставала из-за шкафа хранившиеся там пирожные и пиво и начинала поглощать всё это с невероятной скоростью. Она искренне боялась, что муж отберёт у неё запрещённые сладости и вожделенное пиво. Евгений, увидев, как Белла стремительно уничтожает запасы сладостей и пива, отходил в сторону и хохотал до слёз.

Но постепенно страстные ссоры сменились ледяной тишиной. Их любовь медленно умирала, но они еще не хотели этого замечать.

Михаил Светлов, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина, Евгений Евтушенко в Политехническом музее на съемках фильма Марлена Хуциева «Застава Ильича», 1962 г. / Фото: www.loveread.me

Известие о беременности супруги Евгений Евтушенко воспринял слишком горячо. Он убедил жену избавиться от ребенка, не понимая, что избавляет ее и от любви к себе. Она поддалась на его уговоры и даже пыталась делать вид, что в их жизни всё по-прежнему. Но ничего не складывалось так, как раньше.

Белла Ахмадулина в домашней обстановке. / Фото: www.persons-journal.com

Он уезжал в Сибирь на целый месяц, а она уговаривала, умоляла взять ее с собой. Но ему казалось обременительным ехать в командировку с супругой. Возвратившись домой, он увидел совсем другую женщину. Она была всё такой же прекрасной, но абсолютно чужой. Вместо уложенной вокруг головы косы – короткая стильная стрижка, на руках – яркий маникюр. Кальян на столе, рядом – чашка с кофе.

Евгений Евтушенко и Белла Ахмадулина. / Фото: www.amur.info

Белла будто и не заметила его возвращения. Она вообще перестала замечать его. Он уехал от неё, ему казалось, что расставание сможет исцелить их обоих. Но когда он приехал к ней посреди ночи, сжимая в руке так любимый ею ананас, Белла попросту не открыла ему дверь.

Как сказал позже сам Евтушенко: «Наша любовь не умерла – она перестала быть».

Источник: Культурология.РФ

Любовь революционера — Евгений Евтушенко

Их любовь была на холме из джинсов,
В магазине для хиппи в городе Лима.
Прямо на пол, на джинсы, они ложились
И любили друг друга неутолимо.

Магазин назывался «Устами оракула»
И хозяйка ключами неловкими брякала,
Отпирая уста на дверях намалеванные.
Голубые, как-будто бы вдрызг нацелованные.

А потом изнутри она ключ повернула,
Груду джинсов новехоньких на пол швырнула,
Свое платье упавшее переступила,
И как белый кувшин в темноте проступила.

Амулеты, фальшивые перстни, гитары
Как гнилушки светили забывшейся паре
И рубашки с пальмами дальней Сахары
Что-то тихо шептали индийским сари.

Ну а джинсы скрипели, шуршали шершаво
И теряли к чертям ярлыки с ценою,
«Успокойся!» — она ему в щеку шептала. —
«Нет шагов за стеною, ты только со мною»

А шаги за стеною все-таки слышались —
кто-то злобно следил за их наготою.
В щель глядела — эпоха как главная сыщица
и держала наручнике наготове.

И во сне его странным ознобом било,
И она к его лбу прикасалась рукою:
«С кем-то борешься ты и во сне, мой любимый».
Хоть во сне не борись. Дай тебя успокою.»

А ему успокоится было трудно,
словно сыщики рядом — вот-вот поймают.
И еще он знал: кроме ночи есть утро,
только женшины этого не понимают.

Под покровом ночным на холме из джинсов,
в магазине для хиппи города Лима
восходило могучее древо жизни
и на джинсы слезами чистейшими лило.

…И ему становилось до странного просто,
и он думал, себя ощутив безымянным,
что мгновение каждое – это остров,
на который мы выброшены океаном.

И когда наступает блаженная пауза
Надо просто лежать под пальмами вечности
И не надо ждать никакого паруса
Ибо двое друг с другом — уже человечество.

И когда засыпал он, уставший от казни,
как себя измочалившая стихия,
она тихо садилась около кассы
и писала стихи, примерно такие…

Завтра утром придут в магазин подростки,
Они купят себе эти синие джинсы.
И следы нашей тайной любви как розы
Будут вместе с подростками петь и кружиться.

И наша любовь побежит по улицам,
Будет карабкаться по деревьям,
И наша любовь с чужой перепутается,
И мы не умрем,
А умрем – не поверим.

Grace MD, Eugene V.

, Zhou, Mr. Qichun: 9781530639472: Amazon.com: Books

ПОЭТ ЛОРЕТ, Американско-китайский фонд

20/20 в 2020 году. Еще миллионы людей в мире, безусловно, смогут, если они избегут слепоты, которую вызывает невыявленная и нелеченная глаукома. Сделайте дружественные к программному обеспечению поля зрения на нашем сайте, и вы можете быть 20/20 в 20/20!

Юджин В. Грейс, доктор медицины, его коллеги по офтальмологии, а также в литературных кругах обычно называют Джин Грейс.В первом он заработал себе репутацию в области хирургии катаракты, роговицы и сетчатки и в настоящее время больше всего занимается профилактикой слепоты от глаукомы. В литературе он в основном поэт: он давно придумал американский сонет, и многие его стихи написаны именно в такой форме. Многие другие работы находятся в оригинальной фьюжн-фантастике его семи романов.

Юджин против Грейс, доктор медицины, исправляет статью о трансплантации роговицы, которую он сделал с доктором Сэмом Макферсоном, при которой использовались кетгутовые швы. Эта статья была опубликована в Южном медицинском журнале в 1961 году.С тех пор многое изменилось в хирургии роговицы, как и в лечении глаукомы. Юджин против Грейс, доктор медицины, не следует путать с Джином Грейсом из Южной Каролины, известным дантистом и политическим донором. Это Юджин В. Грейс, офтальмолог, который в последние годы следил за своим интересом к глаукоме в ее различных формах. Его забота заключается не только в лечении этого состояния необратимой потери зрения и слепоты, но и в его предотвращении.

Юджин В. Грейс написал несколько книг в разных жанрах: «Самая красивая любовная поэзия на английском языке» — это его ответы на сонеты Элизабет Барретт Браунинг с португальского языка.Субъективную биографию Биффорда Дебса, доктора медицины, в которой записано искупление и искупление доктора Дебса, он написал в основном в жанре фьюжн-фантастики, который он инициировал, включая шесть других книг в этом жанре. Тем не менее, глаукома продолжает оставаться его главной заботой, с которой он провел последние пятьдесят лет.

Окончил Центральную среднюю школу Флинта во Флинте, штат Мичиган, где много лет пил городскую воду!

Прослужил 3 года в ВВС США в качестве солдата госпиталя

Учился в университетах Мичигана, Санта-Моники и Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе

Член братства Тау Каппа Эпсилон

Окончил Медицинскую школу Мичиганского университета в Анн-Арборе

Стажировки по семейной практике в McLaren Memorialhospitals

Частная практика в области семейной медицины в Роанок-Рапидс, Северная Каролина

Резидентура по офтальмологии в Университете Северной Каролины в Швейцарии

Частная практика в области медицины и хирургии глаза в Дареме, Северная Каролина

Адъюнкт-профессор Мемориальной больницы UNC в Чапел-Хилл ( в то время как Майкл Джордан играл за UNC-CH…но не учил его прыгать!!!!!)

Преподавал глазную патологию и клиническую помощь офтальмологам

Сертифицирован Американским советом офтальмологов

Вице-президент Южной железной дороги Исполком хирургов

Написал книгу по зрительным правилам для железнодорожников

Эд автор и соавтор Essentials of Ophthalmology

Служил в Ордене рыцарей-тамплиеров Святого Иоанна

Служил в медицинском отделе резерва армии США в званиях майора

и лейтенанта. Полковник в Форт-Брэгге, Вест-Пойнте и Корее

Добровольная глазная работа в Африке, Индии, Китае и на Карибских островах

Разработка программ скрининга на глаукому для больниц

Участие в скрининге на глаукому в Lions Clubs

Продолжает преподавать в Китае

В прошлом Президент клуба Lions в Дареме (Северная Каролина) и бывший губернатор округа Lions International

Был директором-основателем Общества аутизма Северной Каролины.

Многочисленные поездки в качестве врача-миссионера в развивающиеся регионы

Обучение по всему миру с помощью представленного здесь программного обеспечения

Преподавание общего, делового, технического и медицинского английского как английского языка в указанных выше местах

Продолжает работать в сфере преподавания, консультирования и обучения глаукоме….

Вышел на пенсию в фонд Gene-Linda Foundation, который предоставляет продукты питания и другие предметы первой необходимости нуждающимся семьям в Китае.

Стихи Юджина О’Нила — Стихи Юджина О’Нила

1. К зиме

★ ★

★ ★

★ ★

★ ★

★ ★

«Дуй, дуй, зимний ветер.»
Прочь отсюда,
И я буду приветствовать твое проходящее дыхание
Без слез.

Чтобы воспеть прелести Розабель,
Излить душу к ее ногам,
Я пытаюсь написать эту вилланель.

Он сражается там, где борьба самая густая
И держит в чистоте свою высокую честь;
От финиша до старта он крепок сердцем,
Избегание мелкого и подлого;

Даже в детстве
мое лицо было «мрачным». я нашел
мало поводов для улыбки, ни одного для смеха:
Отец потрошит свои великие дары

Они сказали мне, что вода была прекрасна,
Что я должен пойти поплавать,
Воздух был, может быть, немного прохладен,
«Вы не будете возражать, когда войдете»

6. Ноктюрн

★ ★

★ ★

★ ★

★ ★

★ ★

Закатная пушка вырывается в глухой рев
Ночь дышит над водами залива
Лежит река, симфония в сером,
Тает в тени на дальнем берегу.

7. Бесплатно

★ ★

★ ★

★ ★

★ ★

★ ★

Я устал от суматохи, устал от глазеющей толпы,
Тоска по диким морским местам, где душа может мыслить вслух.
Бегство — это очарование городов, мертвое, как призрак сна,
Пока я снова томлюсь по оттенку синевы на груди старого Гольфстрима.

Стихи Юджина Филда > Моя поэтическая сторона

Родившийся в 1850 году в Сент-Луисе, американский писатель Юджин Филд был наиболее известен своими детскими стихами и остроумным эссеистом. Ему едва исполнилось 6 лет, когда умерла его мать, и его воспитывал двоюродный брат в Массачусетсе.Его отец был юристом и, в первую очередь, представлял интересы Дреда Скотта, раба, который требовал свободы, дела, которое, как говорили, стало отправной точкой для Гражданской войны, которая бушевала в Америке между 1861 и 1865 годами.

В более поздние годы своей юности Филд поступил в Уильямс-колледж в Массачусетсе, но когда его отец умер, он уехал и попал в Университет Миссури, где попробовал несколько исследований, включая право, но все без особого успеха. Он был более известен своим остроумием и разговорными способностями, чем способностью учиться, и так и не получил высшее образование.

После короткой поездки в Европу Филд вернулся в Миссури и стал журналистом газеты St Joseph Gazette. Казалось, он нашел свое призвание и быстро получил повышение до редактора. Примерно в это же время он женился на Джулии Комсток, которая впоследствии стала матерью его 8 детей. В течение следующих нескольких лет он писал для нескольких газет, в конце концов переехав в Денвер, где он писал там для Tribune.

В 1883 году, имея множество поклонников в таких колонках, как The Tribune Primer, он был соблазнен в Чикаго, где написал свою собственную ежедневную статью для Chicago Morning News.Сатирические очерки, высмеивающие среднестатистического жителя Чикаго за их материализм, не пользовались успехом, но его стихотворение Little Boy Blue получило широкое признание и было более сентиментальным предложением, чем его еженедельные колонки.

Успех стихотворения, казалось, вызвал большое излияние Филда, и Маленькая книга западных стихов последовала вскоре после этого в 1889 году. Большая часть его стихов была адресована детям, и его выбор темы, возможно, отражал его непреходящую любовь к розыгрыши и легкомысленный юмор.Для посторонних все его стихи кажутся больше о детстве, чем непосредственно для детей, но им удается пересечь эти две границы и обратиться к широкой аудитории.

Вторая книга стихов вышла вскоре после этого, в 1892 году, и еще два тома, посвященных детству, под названием «С трубой и барабаном» и «Песни о любви детства». Большая часть юмора в его стихах заключена в стихотворении Дуэль , также озаглавленном Мелкая собачка и ситцевый кот , которое было одним из самых популярных детских стихотворений в начале двадцатого века.

На пике своего писательского таланта Юджин Филд умер от сердечного приступа в 1895 году в возрасте всего 45 лет. За прошедшие годы по ряду его книг были сняты фильмы, а его стихи до сих пор широко читаются, что свидетельствует о его неизменной привлекательностью для людей всех возрастов на протяжении многих лет.

стихов Лорен Мари Шмидт, рецензия Юджина А. Мелино • Пустое зеркало

Грязные труды Лорен Мари Шмидт / Curbstone Books / ISBN: 978-0810134690 / 104 страницы / 2017

Я нянчилась с очередной простудой Перони за шатающимся столом в Поэтическом клубе Бауэри, когда впервые услышала, как Лорен Мари Шмидт читала «В защиту поэзии», первое стихотворение в ее третьем сборнике Грязные труды . Включение этого сонета в вольных стихах выбило меня из пьяного оцепенения. Опубликованный этой весной издательством Northwestern University Press, номер Filthy Labors приносит новости с фронта классовой войны, где Шмидт осмелился преподавать поэзию в Haven House для бездомных женщин и детей.

«В обороне…» переносит нас на поле боя. Во-первых, у нас есть грозящие пальцем надзиратели, которые увещевают ее, что «поэзия — пустая трата времени десяти бездомных матерей…». Что им нужно, так это практические вещи, такие как грамматика и правописание, а также уроки того, как хорошо говорить по-английски (т.д., говорить по-белому). Любой, кто пытался преподавать литературу городским детям (как и я), слышал тот же рефрен. Но немногие, если вообще, имели возвращение этого поэта:

я говорю

вы никогда не видели, чтобы эти женщины опускали
носы над стихами, как будто молясь четками, как будто надеясь
на то, что любовник скользнет языком между их губами,
или глотнет струйку воды из фонтана.

Я не знаю, сохранила ли она свою работу, но подобные строки стоят нескольких зарплат.Ясно, что Шмидт не перестраховывается ни в жизни, ни в литературе. Посвященный женщинам в Haven House, Filthy Labors состоит из девяти разделов, названных в честь католических таинств, хотя это не книга полезных христианских стихов. В разделе под названием «Причастие» стихотворение под названием «Уединенный» начинается словами «В Хейвен-Хаусе нет мужчин». Далее рассказывается, что произошло, когда рассказчик попросил женщин « написать стихотворение о теле, которое вы знаете ». Шона пишет:

ночи она прошла в спальню
дальше по коридору, и читает вслух свое стихотворение

о темном уксусе
менструации другой женщины во рту, привкус этого

первый запретный вкус….

В иудео-христианской традиции менструальная кровь и гомосексуальность, мягко говоря, проблематичны. Шмидт строит всю свою книгу вокруг таинств и не предлагает никаких извинений или объяснений за это. Это рискованное дело на рынке поэзии двадцать первого века, где доминирует светский гуманизм. Через явные католические отсылки и кощунственные сексуальные образы Шмидт бессмысленно совершает как светскую, так и религиозную ересь. Бессмысленно, но не бескорыстно. С помощью этой смеси образа и речи Шмидт усиливает напряжение между верой своих отцов и лицемерием и расизмом, свидетелем которых она была каждый день.

Шмидт также использует этот сплав сакрального и профанного, чтобы развенчать миф об американской семье в стихах о своей собственной семье. Но хотя вы не найдете в этих произведениях ностальгии с мягким фокусом, вы не найдете и горечи. Вместо этого они прославляют земную, телесную близость, которой является личная жизнь семьи. В разделе под названием «Крещение» стихотворение под названием «Коробка с пометкой «F»» начинается с того, что ее брат небрежно переодевает ее маленького племянника, первые строфы упиваются всей скатологической славой сцены.Затем рассказчик комментирует:

Меня не удивляет твоё равнодушие к дерьму,
      Брат, ибо ты всегда был грубым
            и напыщенным, безжалостным ни к тому, ни к другому,

но, выбрасывая свежую салфетку, вы говорите
      мой обязанностью будет убирать
            беспорядок наших родителей, когда они состарятся.

Хотя пройдут годы, прежде чем нашим родителям понадобится подтирание,
      вы слишком поспешили возложить грязный труд на меня,
            единственную дочь, единственную коробку с пометкой «F»,

Близость сцены, присутствие младенца и обращение от второго лица делают ее любовной поэмой к ее брату, но без сока.Вы знаете, что в детстве эти двое ссорились, как кошки с собаками, и поэтому их присутствие вместе в этот небольшой семейный момент свидетельствует о прочности связи, которую они оба, несомненно, испытали. Только настоящий поэт может феминистски критиковать свою семью, раскрывая при этом любовь, которая связывает ее с ней.

Лорен Мари Шмидт Но как брат относился к тому, чтобы стирать грязное белье семьи — особенно его белье — на публике? Поэтически и лично Шмидт практикует откровенную прямоту.Я слышал, как она читала это стихотворение на чтении, на котором присутствовал этот самый брат. После этого она обвила его руками, явно ласковая, явно близкая, явно бесстыдная. Подозреваю, что не в первый раз он это слышит. На самом деле, готов поспорить, что она прочитала , потому что он там был. Я не удивлюсь, если узнаю, что это любимое стихотворение его сестры. Возможно, самое интересное в непочтительности. Крещение не святой водой, а святой… ну, вы знаете.

Раздел «Подтверждение» содержит некоторые из менее удовлетворительных стихотворений, некоторые из которых основаны на догматическом атеизме.Хотя название подходит. Таинство Миропомазания знаменует собой переход во взрослую жизнь с ее познанием жизни и смерти и независимостью от родителей, божественных и земных.

В этом разделе «Перед горем» размышляет о жизни поэтессы «Гуглгангер», Лорен Шмидт из Дубьюка, штат Айова, которая погибла в автокатастрофе незадолго до окончания средней школы. Рассказчик представляет себе сцену, когда семья Лорен впервые получает известие о ее смерти:

Они спрашивают всех Почему
      Бога не существует, что возможность этой земли,
            их жизнь, моя, перестала быть божественной

намерение, чем момент, когда глаза водителя опустились
      от дороги, как солнце от неба
            в это время года на два часа раньше срока.

Строки пронзительны, но отмечены стандартным нигилизмом, который уже не шокирует. Шмидт — бунтарь, может быть, даже анархист, но не нигилист. Она верит в любовь, поистине разрушительную веру в наш нигилистический век. Свой поэтический дух она черпает от великого любовника и пантеиста Уолта Уитмена, влияние которого, как она утверждает, оказало на нее фундаментальное влияние. И это показывает. На самом деле, я бы сказал, что Грязные труды — это книга стихов о любви. Стихи о любви к семье, которая научила ее любить.И, прежде всего, любовные стихи женщинам Хейвен-Хауса, чье мужество вдохновило ее написать несколько захватывающих дух строк. «Татуировка Бриттани», мое любимое стихотворение в сборнике, говорит нам:

.

Ее татуировка не ледяная Леди Правосудие –
изодранная повязка на глазах, меч, весы в равновесии –

   только чернильно-черное курсивное слово
Справедливость разрезание вверх

   выталкивание ее яремной вены–
от горла к поясу кувшина

   ее сердца к аплодисментам
ее мозга натягивает эту тонкую голубую привязь.

            Только Справедливость
   потому что, когда Бриттани нужно поверить
в винно-красную правду слова, она нажимает

   эта червивая вена, чтобы почувствовать кровь
грохот под ее пальцами.

Кровь и гром. Простой жест Бриттани раскрывает великую, великодушную надежду женщины, для которой надежда опасна. Это та же самая надежда, которую Мартин Лютер Кинг выразил в своей речи «У меня есть мечта». Приводя слова ветхозаветного пророка Амоса, Кинг заявил: «Мы… не успокоимся, пока правосудие не потечет, как вода, и правда, как могучий поток» (курсив мой).

Независимо от того, выражена ли она в прекрасной риторике или на черной коже, надежда против, казалось бы, непреодолимой несправедливости, с которой столкнулись и Бриттани, и Кинг, требует уязвимого сердца, а уязвимость требует мужества. Любить этих женщин и петь их песни — то же самое. В наши яростно партийные времена любовь и надежда могут быть самыми опасными вещами, о которых может писать американский поэт двадцать первого века.

В новостях и в социальных сетях вы слышите много презрения к верхнему проценту, но где любовь к бедному? Вы найдете его здесь, в Грязные труды .Верная Уитмену, поэзия Шмидта выражает всеохватывающую, щедрую, смело правдивую чувствительность. Любовь никогда не делает Times или Twitter, но она расцветает везде так же незаметно, как одуванчики на межштатной автомагистрали. Грязные труды поют от любви. Хотя бы на короткое время, его песня заглушает ядовитую какофонию, раздающуюся вокруг нас.

Юджин А. Мелино

Юджин живет и пишет в Нью-Йорке. Его стихи появились в журналах Contemporary Ghazals , Blue Lake Review , Burningword и Grape Press .Он получил две степени в Нью-Йоркском университете, а позже посещал Писательскую студию, основанную лауреатом Пулитцеровской премии поэтом Филипом Шульцем, где он был участником мастер-класса Фила. В течение многих лет Юджин работал корпоративным писателем, но теперь полностью посвящает свои писательские усилия поэзии, художественной литературе и эссе.

Набор «Поэзия и любовь» на 14 февраля

Набор «Поэзия и любовь» на 14 февраля

Поэт Коулман Баркс познакомит зрителей с поэзией мистика XIII века Джалаладдина. Руми в 18:30.м. 14 февраля в Bell Hall Технологического института Теннесси.

Руми был поэтом, юристом, исламским ученым, богословом и суфийским мистиком, чье влияние преодолевает национальные границы и этнические различия.

Баркс сотрудничал с различными исследователями персидского языка, чтобы перевести Руми в американский свободный стих, что привело к публикации 21 тома, в том числе «Essential Rumi», два появления в специальных передачах Билла Мойерса PBS и включение в престижной Антологии мировых шедевров Нортона.

Также в рамках мероприятия выступит четырехкратный обладатель премии «Грэмми» Юджин Фризен, всемирно известный виолончелист, композитор, дирижер и педагог. Его стиль имеет выступал на международных концертах с Paul Winter Consort и с Trio Глобо.

Он также фигурирует в записанном Гаррисоном Кейлором альбоме «A Prairie Home Companion». множество разных артистов и является пионером в обучении импровизации классически обученных музыканты.

Это мероприятие спонсируется серией Center Stage, которая стала возможной благодаря Tech’s общеобразовательный фонд. Это бесплатно и открыто для публики.

Вернуться в раздел новостей

«Полевые цветы», букет стихов от Юджина Филда — Иллюминации

Давно известный как «Поэт детства», Юджин Филд известен своими сатирическими и причудливыми стихами, пробуждающими мечты, озорство и романтику.Одно из его самых известных стихотворений «Винкен, Блинкен и Нод» вызывает в воображении образы трех одноименных моряков, забрасывающих сети для звезд в кристально сверкающем море в детском сне.

Всю ночь забрасывали сети свои
   К звездам в мерцающей пене- 
Потом с неба спустился деревянный башмак, 
    Рыбаков домой привел;
 Это был такой красивый парус, что казалось 
   Как будто этого не может быть, 
И некоторые люди думали, что это был сон, который им приснился 
   Плыть по этому прекрасному морю- 
   Но я назову вас тремя рыбаками:
                    Винкен, 
                     Блинкен, 
                     И Нод. 1

Филд продолжил свои беззаботные и фантастические стихи, которые продолжали публиковаться и после его ранней смерти в 1895 году, в возрасте 45 лет. Опубликованные посмертно «Полевые цветы» (1896) продолжают эту полосу волшебства в пасторальной «Корнуоллской колыбельной».

На горе над городом,
Всю ночь, всю ночь,
Тролли идут вверх и тролли спускаются, 
Неся свои рюкзаки и напевая песню;
И это песня, которую горцы напевают, 
Когда они бредут в свете туманной луны,– 
Это всегда их печальный напев: 
«Золото, золото! еще больше золота, —
Ярко-красное золото для дорогой!»
 
Глубоко в холме копается йомен 
Всю ночь напролет, всю ночь напролет;
Никто, кроме подглядывающих, скрытных эльфов
Увидь его труд и услышь его песню;
Весело звенит пещера
Весело киркой взмахивает он,
И весело песню поет:
«Золото, золото! еще больше золота, —
Ярко-красное золото для дорогой!»
 
Мать качает твою низкую постель
Всю ночь, всю ночь,
Рада гладить твою кудрявую голову
И держать твою руку и петь ей песню;
Не от горцев, карликов и старых, 
Ни песня йомена, стойкая и смелая, 
И бремя, которое она несет, не из золота;
Но это «Любовь, любовь! — только любовь, —
Материнская любовь к милочке!»

Как популярный поэт своего времени, работа Филда комментировалась в других публикациях, таких как статья Ван Дер Датера «Некоторая современная литература» в журнале Брэдли, Его книга (1897).

Если вас заинтриговали поэтические произведения Филда, вы можете дополнительно изучить оцифрованную копию «Полевых цветов» в Исследовательском центре специальных коллекций в библиотеке Строцье или здесь, в Электронной библиотеке бывшего Советского Союза.

  1. «Филд, Юджин. Винкен, Блинкен и Нод» из «Золотой книги поэзии» (1947), Poetry Foundation , Poetry Foundation www.poetryfoundation.org/poems/42920/wynken-blynken-and-nod; первоначально опубликовано в «Трубе и барабане» (1892 г.).

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

PW Беседы с Э. Этельбертом Миллером

Юджин Холли мл. |

За четыре десятилетия на литературной сцене 70-летний уроженец Нью-Йорка, проживающий в Вашингтоне, округ Колумбия, поэт, писатель и литературный активист Э. Этелберт Миллер написал красноречивые и увлекательные стихи и прозу о расах, культура, политика и любовь. Его новая книга «, когда вашей жене сделали операцию Томми Джону» и другие бейсбольные истории (City Point Press, сентябрь 2009 г. ).), представляет собой пятидесятипятистраничный опус из сорока девяти стихов, вдохновленных бейсболом, которые также раскрывают мысли автора об игре и многих аспектах американской цивилизации.

Название книги относится к Томми Джону, бывшему питчеру Матча звезд за «Нью-Йорк Янкиз», «Лос-Анджелес Доджерс», «Чикаго Уайт Сокс» и других команд, который в 1974 году перенес новаторскую хирургическую операцию по замене поврежденной связки локтя при метании. рука. В поэтической алхимии Миллера хирургия метафорически применяется для исцеления супружеских отношений.

«Мы говорим о людях, преодолевающих травмы», — говорит Миллер по телефону из своего дома в Вашингтоне, округ Колумбия. «В данном случае люди состоят в браке. Операция Томми Джона — это способ исправить то, что пошло не так. Много раз, когда спортсмену делали операцию Томми Джона, он становился сильнее. Так что в этом случае человек уходит от одних отношений, а следующие будут намного лучше и намного позитивнее. [Книга] — это метафора того, как можно исправить свою жизнь».

Пишет в экономных формах сонета и хайку, Миллер использует бейсбол, искусство и гуманитарные науки, чтобы расширить игру до дополнительных возможностей и исследовать большие проблемы нашего времени.В «Негритянской лиге» Миллер пишет о своей команде мечты литературных «тяжелых нападающих», в которую входят знаменитые чернокожие писатели Стерлинг Браун, Альберт Мюррей, Ричард Райт, Ральф Эллисон, Лерой Джонс [Амири Барака], а также легендарный отбивающий из Негритянской лиги. Джош Гибсон. Миллер добавляет в список книг еще одно чисто американское творение — джаз. В «Ornette» Миллер отдает дань уважения иконоборческому саксофонисту и композитору фри-джаза Орнетту Коулману, где читатель/отбивающий «почувствовал что-то другое, когда бита ударила по мячу.«Kind of Blue» отсылает к историческому альбому Майлза Дэвиса 1959 года, в котором отец автора «всегда был где-то в задней части дома с джазом по радио и игрой в мяч по телевидению». в то время как стихотворение под названием «В сентиментальном настроении» является саундтреком Дюка Эллингтона к «товарищам по команде в клубе, которые сходят с ума от шампанского…»

Миллер также смотрит на бейсбол через призму изобразительного искусства. В «Менеджере, спускающемся вниз по порядку ватина» Марсель Дюшан характеризуется как «менеджер, которому все сойдет с рук»; В «Разведчике» Эдвард Хоппер просматривает статистику, а Пабло Пикассо видит бейсбольный ромб в виде куба в «Пикассо.Но именно в вопросах расы Миллер выбивается из колеи, о чем свидетельствуют такие стихи, как «Потерянные на солнце», где «Черные отцы больше не стоят в поле грез. Солнечные очки их черных мальчиков не в состоянии скрыть их горе».

Новая книга Миллера является достойным продолжением его работы 2018 года «, если бы Бог изобрел бейсбол » (City Point Press). «В этой книге много стихов о детстве, — говорит Миллер. «И поэтому я хотел, чтобы книга прошла от детства через процесс старения: когда я иду на бейсбольный стадион, я вижу пожилых людей, пожилые пары, которые все еще будут вести оценочные листы.Любовь к игре сближает некоторых из этих пожилых пар».

Миллер опубликовал и был соредактором более дюжины книг, в том числе Первый свет: новые и избранные стихи (Black Classic Press), сборник эссе 1994 года, Отцовские слова: создание афроамериканского писателя ( Thomas Dunne Books), мемуары 2009 г. , The Fifth Inning (PM Press), а в 2016 г. The Collected Poems of E. Ethelbert Miller (Aquarius Press). Литературная деятельность Миллера принесла ему в 1995 году премию О.Премия Б. Хардисона-младшего в области поэзии за выдающиеся достижения в области поэзии и преподавания.

Любовь Миллера к бейсболу возникла из-за того, что он вырос в Южном Бронксе, в семье иммигрантов из Вест-Индии, в районе, где проживали чернокожие и латиноамериканцы. Он ходил в среднюю школу Христофора Колумба с преимущественно еврейским и итальянским населением в своем родном районе. «Я выпустился в начале января 1968 года, — говорит Миллер. «Я устроился на работу в Bookazine, дистрибьютора оптовой книжной компании в Гринвич-Виллидж. Они также распространяли книги в нескольких местах за пределами Нью-Йорка, и одним из таких мест был книжный магазин Drum & Spear в округе Колумбия.И это первая связь, которая у меня была с университетом Говарда, потому что два человека, которые были связаны с этим книжным магазином, Чарли Кобб и Кортленд Кокс, оба ходили в Ховард и были членами [известной организации за гражданские права] Студенческого координационного комитета ненасильственных действий (SNCC). ). Я пришел в Ховард сразу после крупных студенческих протестов с моей книгой Маршалла Маклюэна и моей книгой Black Power Стокли Кармайкла (также известного как Кваме Туре) и Чарльза Гамильтона. Я был готов к революции!», — смеется он.

Миллер пришел к Ховарду как Юджин Э. Миллер; майор истории. Но когда он решил баллотироваться в студенческое самоуправление, то не смог найти предвыборный лозунг. Затем его спросили, есть ли у него второе имя. Когда он признался, что его второе имя было Этельберт, лозунг его кампании стал «Этельберт идет». Его интерес к поэзии пробудили на втором курсе несколько друзей, чтение стихов, в котором он участвовал на школьной радиостанции, и Антология Юджина Б. Редмонда, Барабанные голоса: Миссия афроамериканской поэзии: критическая история .Он окончил Ховард со степенью бакалавра гуманитарных наук. получил степень бакалавра афроамериканских исследований в 1972 году.

С 1974 по 2015 год Миллер работал директором Афроамериканского ресурсного центра в Библиотеке основателей Университета Говарда, где он воспитал несколько поколений литературных и художественных выпускников Ховарда, включая культурных критиков и поэт Грег Тейт, видеохудожник Артур Джафа, житель Нью-Йорка , писатель Джелани Кобб и эссеист Та-Нехеси Коутс. «Я их не учил, они тусовались со мной в Ресурсном центре», — говорит Миллер.«У меня есть первые стихи, которые Грег прочитал публично, и вы можете просто пройтись по списку. Оглядываясь назад, я просто поражаюсь всем очередям людей, которые пересекались со мной».

Служение Миллера литературному сообществу не ограничивалось Говардом. Он создал серию «Чтение поэзии Вознесения» в округе Колумбия в 1974 году, в которой были представлены чтения более 700 поэтов, в том числе Амири Барака, Нтозаки Шанге и Элис Уокер, до того, как серия закончилась в 2000 году. единственный черный голос за столом.В настоящее время он является председателем правления Института политических исследований (IPS), прогрессивного аналитического центра в Вашингтоне и округе Колумбия, и он был редактором Poet Lore , старейшего поэтического журнала, издаваемого в Соединенных Штатах, в течение 10 лет.

Он также является почетным членом правления Фонда ПЕН-клуба Фолкнера и был введен в Зал славы в Вашингтоне в 2015 году. «Одно время в своей карьере я входил в правление каждой крупной литературной организации, — говорит Миллер. «Я не могу вспомнить другого писателя или афроамериканского писателя, который участвовал бы во всех этих советах одновременно.

Миллер преподавал во многих университетах, в том числе в Американском университете, Университете Джорджа Мейсона и Колледже Эмори и Генри, где в 1996 году ему была присуждена почетная степень доктора литературы. Миллера также можно услышать на Национальном общественном радио. Он является ведущим и продюсером программы The Scholars на канале UDC-TV Университета округа Колумбия, а в настоящее время ведет подкаст/радиошоу On the Margins на WPFW-FM. И он создал Вашингтонский писательский архив Университета Джорджа Вашингтона, где хранятся его бумаги.

Миллер работает над очередной книгой стихов о бейсболе. «Это будет часть трилогии, — говорит Миллер. «Я хочу убедиться, что следующая книга действительно опирается на историю бейсбола и некоторые ключевые фигуры».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2019 © Все права защищены. Карта сайта