Красота спасет мир стихи: Стихи о красоте

МИР СПАСЁТ КРАСОТА Фёдор Достоевский ~ Поэзия (Лирика религиозная)

МИР СПАСЁТ КРАСОТА*11.11.2014 - 193 года
Фёдору Достоевскому

Мне является Фёдор Михайлович
и велит всё красиво писать:
- А иначе, голубчик, иначе
не спасёт этот мир красота.

- Неужели писать мне красиво,
разве это возможно сейчас?
- Красота – это главная сила,
что творит на Земле чудеса.

- О каких чудесах говоришь ты,
если люди погрязли во зле?
- Но когда красоту сотворишь ты –
увлечёшь ею всех на Земле.

Красота доброты не слащава,
не солёна она, не горчит…
Красота далеко и не слава -
то красиво, где совесть кричит!

Если страждущий дух в сердце взвился,
и захватит Любви высота!
Значит, Бог Красотою явился –
и тогда Мир спасёт Красота!

А не будет достаточно чести -
пережить вам придётся садом...

Так сказал мне во сне Достоевский,
чтобы людям поведал о том.

20.09.2013.

Фёдор Достоевский, Владис Кулаков.
На тему Достоевского - стихотворение "Достоевский, как вакцина..."
https://www.chitalnya.ru/work/997547/

УкРаИнА на РаЗлОмЕ. Что делать? (Кулаков Владис) и "Пророчества Достоевского о славянах". https://www.chitalnya.ru/work/992274/

Мир спасёт красота.
(Из романа «Идиот»Ф. М. Достоевского)

В романе (ч. 3, гл. V) эти слова произносит юноша Ипполит Терентьев, ссылаясь на переданные ему Николаем Иволгиным слова князя Мышкина: «Правда, князь, что вы раз говорили, что мир спасет «красота»? Господа, — закричал он громко всем, — князь утверждает, что мир спасет красота! А я утверждаю, что у него оттого такие игривые мысли, что он теперь влюблен.
Господа, князь влюблен; давеча, только что он вошел, я в этом убедился. Не краснейте, князь, мне вас жалко станет. Какая красота спасет мир? Мне это Коля пересказал. .. Вы ревностный христианин? Коля говорит, что вы сами себя называете христианином.
Князь рассматривал его внимательно и не ответил ему».

Ф. М. Достоевский был далек от собственно эстетических суждений — он писал о духовной красоте, о красоте души. Это отвечает главному замыслу романа — создать образ

«положительно прекрасного человека». Поэтому в своих черновиках автор называет Мышкина «князь Христос», тем самым себе напоминая, что князь Мышкин должен быть максимально схож с Христом — добротой, человеколюбием, кротостью, полным отсутствием эгоизма, способностью сострадать людским бедам и несчастьям. Поэтому «красота», о которой говорит князь (и сам Ф. М. Достоевский), — это есть сумма нравственных качеств «положительно прекрасного человека».
Такое, сугубо личностное, толкование красоты характерно для писателя. Он считал, что «люди могут быть прекрасны и счастливы» не только в загробной жизни. Они могут быть такими и «не потеряв способности жить на земле». Для этого они должны согласиться с мыслью о том, что Зло «не может быть нормальным состоянием людей», что каждый в силах от него избавиться. И тогда, когда люди будут руководствоваться лучшим, что есть в их душе, памяти и намерениях (Добром), то они будут по-настоящему прекрасны. И мир будет спасен, и спасет его именно такая «красота» (то есть лучшее, что есть в людях).
Разумеется, в одночасье это не произойдет — нужен духовный труд, испытания и даже страдания, после которых человек отрекается от Зла и обращается к Добру, начинает ценить его. Об этом писатель говорит во многих своих произведениях, в том числе и в романе «Идиот».
Писатель в своем толковании красоты выступает единомышленником немецкого философа Иммануила Канта (1724—1804), говорившего о «нравственном законе внутри нас», о том, что «прекрасное — это символ морального добра». Эту же мысль Ф. М. Достоевский развивает и в других своих произведениях. Так, если в романе «Идиот» он пишет, что мир красота спасет, то в романе «Бесы» логически заключает, что «некрасивость (злоба, равнодушие, эгоизм.) убьет...»

Красота спасет мир / Энциклопедический словарь крылатых слов...

Красота спасет мир. Интерактивный плакат

Так было всегда,

Так есть и будет:

На Земле живет красота

И дарит счастье людям! 
Владимир Новиков

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Поклоняемся вечным святыням,
И любовь наша к миру чиста,
Сердце русское верит и ныне:
Мир жестокий спасёт красота.
Но наивными всё же не будем,
Исповедуя истину ту.
Мир спасёт КРАСОТА, если люди,
Если ЛЮДИ спасут КРАСОТУ.

А. Плотников
К этому плакату, над которым я трудилась довольно долго, хочется
мне добавить еще одну работу из моего "Заветного сундучка", где хранятся стихи,  сказки, рассказы моих выпускников.
Это эссе  Нины С. "Пусть мир спасет красота", написанное ею, тогда девятиклассницей, как раз на пороге 21 века. (Работа была напечатана в газете «Трудовой Новокузнецк» за 28. 01. 2000 г):

                                                                                 

                                                                       Чтобы вырвать век из плена,

                                                                       Чтобы новый мир начать,

                                                                      Узловатых дней колена

                                                                       Нужно флейтою связать.

                                                                                              О. Мандельштам

Мы стоим на пороге нового тысячелетия. Кто знает, что ждет нас Там, за горизонтом? Человечество похоже на канатоходца, один шаг которого определит наше будущее. Именно сейчас нам нужно оглянуться, окинуть взором двадцатый век.

 Он был одним из самых кровавых столетий в мировой истории. Смерть шла с ним рядом. Человечество познало ужасы войн, непрестанно боролось с беспощадными болезнями, наркоманией и множеством проблем, которые само себе создавало. Двадцатый век оказался в плену людских ошибок, он принес себя в жертву двадцать первому. И для нас очень важно оценить это и постараться не совершить того, о чем придется сожалеть нашим детям. Ведь именно нам, детям конца двадцатого, и им, родившимся в начале двадцать первого, предстоит «вырвать век из плена», утихомирить разъяренного зверя. От того, что мы вложим в них, как воспитаем, зависит то, что увидит человечество за горизонтом.

Да, все начинается с детства. И то, что заронено  в детстве в душу ребенка, прорастет потом сорняком или прекрасной розой. Все то доброе, что есть во мне, было посеяно в раннем детстве добрыми книгами: забавными сказками К. Чуковского, мудрыми, чарующими  самим своим   словом произведениями А.С. Пушкина, стихами детских поэтов С.Я. Маршака, С. Михалкова…

В двадцать первом веке я вступлю во взрослую жизнь. Кем я буду? Пока точно не знаю. Одно несомненно: свою жизнь я посвящу детям. Я очень люблю придумывать сказки – красивые и добрые.  Возможно, мне не суждено стать детской писательницей, но думаю, что сказки сочинять я буду всегда. Для своих детей, для малышей своих знакомых. И как знать, может быть, мои творения помогут  им увидеть красоту окружающего мира, ощутить его гармонию. А человек, искренне чувствующий прекрасное, по моему мнению, не сможет совершить дурных поступков.

Пусть же двадцать первый век будет светлым, добрым и принесет счастье всем людям Земли. Пусть «мир спасет красота»!

PS:  В  2007 году Нина С. окончила филологический факультет Кузбасской государственной  педагогической академии.
У нее растет замечательный сынишка.


И еще один сюрприз из "Заветного сундучка"  для моих ребят! Сказка о храбром цирюльнике! Думаю, у некоторых она вызовет приятные воспоминания!


Publish at Calameo or read more publications.

Живет повсюду красота,
Живет не где-нибудь, а рядом,
Всегда открыта нашим взглядам,
Всегда доступна и чиста.

Живет повсюду красота:
В любом цветке, в любой травинке
И даже в маленькой росинке,
Что дремлет в складочке листа.

Живет повсюду красота,
Живет в закатах и рассветах,
В лугах, туманами одетых,
В звезде, манящей, как мечта.

Живет повсюду красота,
Сердца нам радуя и грея,
И всех нас делает добрее
Она, наверно, неспроста.

М.Пляцковский

Стихотворения |

Главная >> Экспериментальная поэзия >> Красота спасет мир

Красота спасет мир

К – ак будто луч света случайно
Р – разрушил обыденность дней,
А – патия жизни печальной
С – менилась потоком идей.
О – ткрылись духовные грани,
Т – ечение радостных нот
А – рбитром в неведомом стане

С – покойствие миру несет.
П – риветливость жестов и взглядов,
А – ктивность, сердечность любви,
С – тихийность душевных парадов,
Е – динство с весельем в крови.
Т – епло, новизна отношений,

М – озаичная чуть мечта...
И – всё это в жизненном плене
Р – ождает одна красота!

26.06.2005 

Все мои произведения распространяются под лицензией Creative Commons (CC-BY-NC-ND)

выразить благодарность

Ваш комментарий

Please enable JavaScript to view the comments powered by Disqus.
Старые комментарии:
имя:

дата: Декабрь 08, 2016 - 18:42

имя: Валентина
Спасибо за красоту!2012
дата: Сентябрь 07, 2012 - 16:34
имя: Изабелла
Первое стихотворение "Красота спасет мир" потряс своей тонкой воспроимчивостью неуловимых нот каждого момента в нашей жизни. С удовольствием буду читать другие стихи. Думаю эти строки поместить на нашем сайте (МЫ-КУЗНЕЦЫ) в разделе галлереи интересных работ.
дата: Ноябрь 03, 2011 - 00:00
имя: Анастасиа
красивый стих.написан с душой
дата: Январь 20, 2011 - 17:01
имя: Ginner
Б.Ш., почему - уважаемАЯ? 🙂 а поэзия всегда будет жить.. В той или иной форме...
дата: Ноябрь 22, 2008 - 18:45
имя: Б. Ш.
Я, конечно, не любитель разбивать, вернее, наводить огненную критику... да и, пожалуй, делать этого не стану, также, как и не стану говорить о себе, ибо это чревато нервными срывами, но... вся эта наивность, все это чванство не к лицу ни одному современному автору. Тем более, самое интересное, ныне многие мои коллеги-писатели заявляют напрасно, что современная литература должна покончить жизнь самоубийством, что я часто отрицаю... возможно, они и правы. Мне жаль...
дата: Ноябрь 22, 2008 - 18:43
имя: Б. Ш.
Красота спасет Мир, уважаемая, но спасет ли Мир эту вашу красоту?
дата: Ноябрь 22, 2008 - 18:38
имя: Яна
Вы просто волшебник 🙂
дата: Октябрь 05, 2008 - 01:02
имя: Джума
Красиво очень
дата: Октябрь 02, 2008 - 17:24
имя: Алёна
Возможно красота и спасёт мир, но будем реалистами, что не всем помогает косметика) ну. ..это шутка, а если говорить серьёзно, то мне стих очень понравился. Буду ждать ещё новых, красочных и неподражаемых стихов от тебя. молодец...
дата: Сентябрь 22, 2008 - 18:52
имя: Ванька
Красафчег ))
дата: Январь 15, 2007 - 09:16
имя: Аквуа
Клёво! Молодец!!
дата: Ноябрь 21, 2006 - 21:37
имя: Евгений
все просто здорово, спасибо
дата: Март 12, 2006 - 13:17

Стихи о красоте классиков и современников


Александр Пушкин
"Зачем я ею очарован?"

 

Зачем я ею очарован?
Зачем расстаться должен с ней?
Когда б я не был избалован
Цыганской жизнию моей.

Она глядит на вас так нежно,
Она лепечет так небрежно,
Она так тонко весела,
Её глаза так полны чувством,
Вечор она с таким искусством
Из-под накрытого стола
Мне свою ножку подала.

 

Александр Блок

"Мне снилась снова ты..."

 

Мне снилась снова ты, в цветах,
на шумной сцене,
Безумная, как страсть, спокойная, как сон,
А я, повергнутый, склонял свои колени
И думал: "Счастье там, я снова покорен!"
Но ты, Офелия, смотрела на Гамлета
Без счастья, без любви, богиня красоты,
А розы сыпались на бедного поэта,
И с розами лились, лились его мечты...
Ты умерла, вся в розовом сияньи,
С цветами на груди, с цветами на кудрях,
А я стоял в твоем благоуханьи,
С цветами на груди, на голове, в руках. ..

 

Маргарита Алигер

"О красоте"

 

По всей земле, во все столетья,
великодушна и проста,
всем языкам на белом свете
всегда понятна красота.
Хранят изустные творенья
и рукотворные холсты
неугасимое горенье
желанной людям красоты.
Людьми творимая навеки,
она понятным языком
ведет рассказ о человеке,
с тревогой думает о нем
и неуклонно в жизни ищет
его прекрасные черты.

Чем человек сильней и чище,
тем больше в мире красоты.

И в сорок пятом, в сорок пятом
она светила нам в пути
и помогла моим солдатам
ее из пламени спасти.

Для всех людей, для всех столетий
они свершили подвиг свой,
и этот подвиг стал на свете
примером красоты земной.
И эта красота бездонна,
и безгранично ей расти.

Прощай, Сикстинская Мадонна!
Счастливого тебе пути!

 

Василий Капнист

"Бренность красоты"

 

Увы! что в мире красота?—
Воздушный огнь, в ночи светящий,
Приятна сердцу сна мечта,
Луч солнечный, в росе блестящий.
Мгновенье — нет Авроры слез,
Мгновенье — льстить мечта престала,
Мгновенье — метеор исчез,
Мгновенье — и краса увяла!
Эльвира! в легких сих чертах
Твою я повесть представляю:
Давно ли прелесть?— ныне прах,
И вид твой лишь в душе встречаю.
Но где ты днесь? О сердца друг!
Останок твой здесь персть покрыла,
Но персти не причастен дух
И не пожрет его могила.
Ты там, где вечен цвет красы,
Которая в тебе мелькнула,
Отрадой меря где часы,
От зол доброта отдохнула.
Небесную отверзла дверь
Тебе над смертию победа
И радость ангелов теперь
Твоя сладчайшая беседа.
Моя ж беседа — грусть, и нет,
Нет сил прогнать тоску унылу,
Она всяк день меня ведет
На хладную твою могилу.
Сойди ж и ты, о друг мой, к ней,
Зри скорбью грудь мою раздранну,
Пролив в нее отрад елей,
Ты облегчи сердечну рану.
Дай сил ждать смертного часа,
Что съединит меня с тобою,
А здесь пусть дряхлость и краса
Покроются одной доскою.

 

Алексей Кольцов

"Красавице"

 

Ах, кто ты, дева-красота?
Твои уста, твои ланиты
Такою прелестью покрыты!
И в ком чудесная мечта
Груди б младой не взволновала,
Когда б ты на скале крутой,
Одна, над бездною морской,
Как дева Пушкина, стояла
Под белой дымкой покрывала?..
И вкруг тебя одеждой снежной
Зефир приветливо б играл,
По сгибу плеч, по шее нежной
Свитые кудри развивал?..
Когда б, качаяся, дремало
Перо на шляпке голубой,
И грудь лебяжая вздыхала
Любовью девственной, святой?..
Тогда б, в сердечном упоеньи
Склонив колена пред тобой,
В немом и сладостном забвеньи,
Сгорел бы весь, как огнь степной!..

 

Белый Андрей

"Крылатая душа"

 

Твоих очей голубизна
Мне в душу ветерком пахнула:
Тобой душа озарена...
Вот вешним щебетом она
В голубизну перепорхнула.

 

Николай Гумилёв

"Я вырван был из жизни тесной"

 

Я вырван был из жизни тесной,
Из жизни скудной и простой
Твоей мучительной, чудесной,
Неотвратимой красотой.

И умер я... и видел пламя,
Не виданное никогда:
Пред ослепленными глазами
Светилась синяя звезда.

Преображая дух и тело,
Напев вставал и падал вновь.
То говорила и звенела
Твоя поющей лютней кровь.

И запах огненней и слаще
Всего, что в жизни я найду,
И даже лилии, стоящей
В высоком ангельском саду.

И вдруг из глуби осиянной
Возник обратно мир земной.
Ты птицей раненой нежданно
Затрепетала предо мной.

Ты повторяла: «Я страдаю»,
Но что же делать мне, когда
Я наконец так сладко знаю,
Что ты — лишь синяя звезда.

 

Вячеслав Иванов

"Красота"

 

Вижу вас, божественные дали,
Умбрских гор синеющий кристалл!
Ах! Там сон мой боги оправдали:
Въяве там он путнику предстал...
«Дочь ли ты земли
Иль небес,— внемли:
Твой я! Вечно мне твой лик блистал.»
«Тайна мне самой и тайна миру,
Я, в моей обители земной,
Се, гряду по светлому эфиру:
Путник, зреть отныне будешь мной!
Кто мой лик узрел,
Тот навек прозрел —
Дольний мир навек пред ним иной.
«Радостно по цветоносной Гее
Я иду, не ведая — куда.
Я служу с улыбкой Адрастее
Благосклонно-девственно-чужда.
Я ношу кольцо,
И мое лицо —
Короткий луч таинственного Да».

 

Игорь Северянин

"Норвежские фиорды"

 

Я — северянин, и фиорды
Норвежские — моя мечта,
Где мудро, просто, но и гордо
Живет Царица Красота.

Лилово-стальные заливы
В подковах озерносных гор;
В них зорь полярных переливы,
Меж сосен белой розы взор.

И синеглазые газели,
Чьи игры созерцает лось,
Устраивают карусели,
Где с серым синее слилось...

Там тишина невозмутима,
И только гордый орлий клич
Ласкает ухо пилигрима,
Способного его постичь. ..

 

Константин Бальмонт

"Одна есть в мире красота"

 

Одна есть в мире красота.
Не красота богов Эллады,
И не влюбленная мечта,
Не гор тяжелые громады,
И не моря, не водопады,
Не взоров женских чистота.
Одна есть в мире красота —
Любви, печали, отреченья,
И добровольного мученья
За нас распятого Христа.

 

Михаил Лермонтов

"Алябьевой"

Вам красота, чтобы блеснуть,
Дана;
В глазах душа, чтоб обмануть,
Видна!..
Но звал ли вас хоть кто-нибудь:
Она?

 

Давыдов Денис

"Поэтическая женщина"

 

Что́ она?– Порыв, смятенье,
И холодность, и восторг,
И отпор, и увлеченье,
Смех и слезы, черт и бог,
Пыл полуденного лета,
Урагана красота,
Исступленного поэта
Беспокойная мечта!
С нею дружба – упоенье...
Но спаси, создатель, с ней
От любовного сношенья
И таинственных связей!
Огненна, славолюбива;
Я ручаюсь, что она
Неотвязчива, ревнива,
Как законная жена!

 

Шарль Бодлер

"Гимн Красоте"

 

Скажи, откуда ты приходишь, Красота?
Твой взор - лазурь небес иль порожденье ада?
Ты, как вино, пьянишь прильнувшие уста,
Равно ты радости и козни сеять рада.

Заря и гаснущий закат в твоих глазах,
Ты аромат струишь, как будто вечер бурный;
Героем отрок стал, великий пал во прах,
Упившись губ твоих чарующею урной.

Прислал ли ад тебя иль звездные края?
Твой Демон, словно пес, с тобою неотступно;
Всегда таинственна, безмолвна власть твоя,
И все в тебе - восторг, и все в тебе преступно!

С усмешкой гордою идешь по трупам ты,
Алмазы ужаса струят свой блеск жестокий,
Ты носишь с гордостью преступные мечты
На животе своем, как звонкие брелоки.

Вот мотылек, тобой мгновенно ослеплен,
Летит к тебе - горит, тебя благословляя;
Любовник трепетный, с возлюбленной сплетен,
Как с гробом бледный труп сливается, сгнивая.

Будь ты дитя небес иль порожденье ада,
Будь ты чудовище иль чистая мечта,
В тебе безвестная, ужасная отрада!
Ты отверзаешь нам к безбрежности врата.

Ты Бог иль Сатана? Ты Ангел иль Сирена?
Не все ль равно: лишь ты, царица Красота,
Освобождаешь мир от тягостного плена,
Шлешь благовония и звуки и цвета!

 

Омар Хайям

Муки старят красавиц. Избавь от беды
Ту, чьи веки прозрачны, а губы тверды.
Будь с любимой нежней: красота ускользает,
На лице оставляя страданий следы.

 

Кедрин Дмитрий

"Красота"

 

Эти гордые лбы винчианских мадонн
Я встречал не однажды у русских крестьянок,
У рязанских молодок, согбенных трудом,
На току молотящих снопы спозаранок.

У вихрастых мальчишек, что ловят грачей
И несут в рукаве полушубка отцова,
Я видал эти синие звезды очей,
Что глядят с вдохновенных картин Васнецова.

С большака перешли на отрезок холста
Бурлаков этих репинских ноги босые...
Я теперь понимаю, что вся красота –
Только луч того солнца, чье имя – Россия!

 

Винокуров Евгений

"Красота"

 

На небо взглянешь –
Звезд весенних тыщи!
Что юности в блескучей высоте?!
Но яростнее, чем потребность в пище,
Была у нас потребность в красоте.
Нам красота давалась понемножку...
По вечерам, когда шумел привал,
Сапожник ротный, мучая гармошку,
Ее для нас упорно добывал.
Она была минутной и не броской.
Мелькнет – и нет: под утро вдалеке,
На горке – стеариновой березкой,
В ночи – луной, раздробленной в реке.
А то бывало: осень, вязнут танки,
И чад, и гарь – и вдруг она возьмет
И чистым взором познанской крестьянки
Из-под руки, лукавая, сверкнет.

 

Самойлов Давид

"Красота"

 

Она как скрипка на моем плече.
И я ее, подобно скрипачу,
К себе рукою прижимаю.
И волосы струятся по плечу,
Как музыка немая.

Она как скрипка на моем плече.
Что знает скрипка о высоком пенье?
Что я о ней? Что пламя о свече?
И сам господь – что знает о творенье?

Ведь высший дар себя не узнает.
А красота превыше дарований –
Она себя являет без стараний
И одарять собой не устает.

Она как скрипка на моем плече.
И очень сложен смысл ее гармоний.
Но внятен всем. И каждого томит.
И для нее никто не посторонний.

И, отрешась от распрей и забот,
Мы слушаем в минуту просветленья
То долгое и медленное пенье
И узнаем в нем высшее значенье,
Которое себя не узнает.

 

Евгений Баратынский

"Очарованье красоты"

 

Очарованье красоты
В тебе не страшно нам:
Не будишь нас, как солнце, ты
К мятежным суетам,
От дольней жизни, как луна,
Манишь за край земной,
И при тебе душа полна
Священной тишиной.

 

Юлия Старостина

"Ты когда-то была красивой..."

 

Ты когда-то была красивой,
Но так часто спускалась в пекло,
Что теперь только черти в синих,
А сиянье, увы, поблекло.

В зеркалах проявилась сущность,
Как над свечкой слова и знаки.
Столько душ ни за что измучив,
Вся, как смятый листок бумаги.

Всё гадаешь на снежных хлопьях,
Вспоминаешь другие жизни.
Раздаёшь имена подобьям,
Продевая в иголку мысли.

Белым дымом в хрустальном шаре
Тают дней колдовские чётки.
На извилинах полушарий
Распускаются мысли чёрным.

Всё вот это - не дар, а бремя,
Заблужденье былого века.
Гениальный художник - время
Пишет лица не хуже Эль Греко.

 

Асадов Эдуард

"Две красоты"

 

Хоть мать-природа не сидит без дела,
Но идеалы редко созидает.
И красота души с красивым телом
Довольно редко в людях совпадает.
Две красоты, и обе хороши.
Вручить бы им по равному венцу!
Однако часто красота души
Завидует красивому лицу.
Не слишком то приятное признанье,
А все же что нам истину скрывать?!
Ведь это чувство, надобно сказать,
Не лишено, пожалуй, основанья.
Ведь большинство едва ль не до конца
Престранной "близорукостью" страдает.
Прекрасно видя красоту лица,
Душевной красоты не замечает.
А и заметит, так опять не сразу,
А лишь тогда, смущаясь, разглядит,
Когда все то, что мило было глазу,
Порядочно и крепко насолит.
А, может быть, еще и потому,
Что постепенно, медленно, с годами,
Две красоты, как женщины в дому,
Вдруг словно бы меняются ролями.
Стареет внешность: яркие черты
Стирает время властно и жестоко,
Тогда как у духовной красоты
Нет ни морщин, ни возраста, ни срока.
И сквозь туман, как звездочка в тиши,
Она горит и вечно улыбается.
И кто откроет красоту души,
Тот, честное же слово, не закается!
Ведь озарен красивою душой,
И сам он вечным расплеснется маем!
Вот жаль, что эту истину порой
Мы все же слишком поздно понимаем.

 

Джордж Гордон Байрон

"К Мэри"

 

Твоей красы здесь отблеск смутный, -
Хотя художник мастер был, -
Из сердца гонит страх минутный,
Велит, чтоб верил я и жил.

Для золотых кудрей, волною
Над белым вьющихся челом,
Для щечек, созданных красою,
Для уст, - я стал красы рабом.

Твой взор, - о нет! Лазурно-влажный
Блеск этих ласковых очей
Попытке мастера отважной
Недостижим в красе своей.

Я вижу цвет их несравненный,
Но где тот луч, что, неги полн,
Мне в них сиял мечтой блаженной,
Как свет луны в лазури волн?

Портрет безжизненный, безгласный,
Ты больше всех живых мне мил
Красавиц, - кроме той, прекрасной,
Кем мне на грудь положен был.

Даря тебя, она скорбела,
Измены страх ее терзал, -
Напрасно: дар ее всецело
Моим всем чувствам стражем стал.

В потоке дней и лет, чаруя,
Пусть он бодрит мечты мои,
И в смертный час отдам ему я
Последний, нежный взор любви!

 

Вильям Шекспир

"Сонет 39"

 

О, как тебе хвалу я воспою,
Когда с тобой одно мы существо?
Нельзя же славить красоту свою,
Нельзя хвалить себя же самого.

Затем-то мы и существуем врозь,
Чтоб оценил я прелесть красоты
И чтоб тебе услышать довелось
Хвалу, которой стоишь только ты.

Разлука тяжела нам, как недуг,
Но временами одинокий путь
Счастливейшим мечтам дает досуг

И позволяет время обмануть.
Разлука сердце делит пополам,
Чтоб славить друга легче было нам.

 

Игорь Кобзев

"Чувство красоты"

 

В черном зеркале рояля
Пальцы тонкие дрожат
Звуки музыки роями
Наполняют сонный сад.

То – "Ночная серенада",
Сердца горестный вопрос…
Пенный запах водопада
От струящихся волос…

Милая, не будь ревнива:
Эта женщина – не ты,
Тут совсем иное диво:
Просто чувство красоты.

Это чувство не дарует
Не свиданий, ни разлук,
Ни полночных поцелуев,
Ни сплетенных нежных рук.

Но зато в нестройном мире
Дарит чувство красоты
Шепот звезд в небесной шири,
Солнце, море и цветы.

Если чувство это дремлет,
Если прячется вдали,
Наше сердце не приемлет
Никаких чудес земли.

А уж в области искусства –
Все ль вы помните, друзья? –
Без того шестого чувства
Просто шаг ступить нельзя!

 

Игорь Губерман

"Гарики"

В шарме внешнем нету нужности
одинокому ежу,
красоту моей наружности
я внутри себя держу.

 

Вероника Тушнова


Морозный лес.
В парадном одеянье
деревья-мумии, деревья-изваянья...
Я восхищаюсь этой красотой,
глаз не свожу,
а сердцем не приемлю.
Люблю землею пахнущую землю
и под ногой
листвы упругий слой.
Люблю кипенье, вздохи, шелест, шорох,
величественный гул над головой,
брусничники на рыжих косогорах,
кочкарники с каемчатой травой...
Труд муравьев, и птичьи новоселья,
и любопытных белок беготню...
Внезапной грусти,
шумного веселья
чередованье
по сто раз на дню.
Люблю я все, что плещется, струится,
рождается, меняется, растет,
и старится,
и смерти не боится...
Не выношу безжизненных красот!
Когда январским лесом прохожу я
и он молчит,
в стоцветных блестках сплошь,
одно я повторяю, торжествуя:

Красота спасет мир!.

История исторических изречений. Современная жизнь в цитатах знаменитых людей. Афоризмы. Жизнь замечательных слов.
Март 2016 г.

МАРТ 2016 года

Закрыть окно

История исторических изречений

Академик Пятитомов и профессор Синицын, друзья-соавторы, полдня мучительно думали. Так и не придя к единому мнению, они решили сделать перерыв на обед и за трапезой неназойливо привлечь к решению сложной задачи академического внука Сережу.

— Как, молодой человек, — спросил, хлебая щи, профессор, — вы с одноклассниками думаете поздравить соучениц с Восьмым марта?

— Мы, — не стал скрывать Сережа, — повесим в школе плакат, уже написали: «”Красота спасет мир!” Ф. М. Достоевский».

— Очень мило, — одобрил идею дедушка и вытер губы салфеткой, — но при чем тут Женский день?

— Девочки красивые, — ответил внук.

— Спора нет, — согласился Синицын. — Но помнишь, ты однажды рассказывал, как Лена Здравомыслова перессорила весь класс. Ведь она красивая?

— Еще какая!

— Вот видишь, — снова вступил в беседу академик. — А мир не спасла. Наоборот: устроила ссору.

— Выходит, Федор Михайлович неправильно сказал? — огорчился Сережа.

— Он сказал правильно, — приступил к котлете дедушка, — но не то. Он имел в виду, что мир спасет нравственная, душевная красота.

— У наших девочек нравственной тоже полно, — заверил ученых Сережа, — так что плакат верный. А я уж испугался, что придется переписывать.

Третье блюдо (компот) было поглощено в молчании. Наконец академик подытожил:

— Отлично, коллеги: проблема благополучно разрешилась.

В последний перед праздником учебный день класс Сережи Пятитомова украсился транспарантом с историческим изречением Ф. М. Достоевского. Такая же надпись появилась в институте, которым руководит академик Пятитомов.

Рубрику ведет Николай Голь


Красота спасет мир! Подборка цитат и высказываний о красоте

Красота – страшная сила, ведь перед ней невозможно устоять. Красота всегда приковывает взгляд, завораживает дыхание и впечатляет воображение. Что такое красота? Пожалуй, сложно ответить на этот вопрос, ведь настоящую красоту нельзя описать словами, её нужно почувствовать. Красота бывает разной. Внешняя красота человека, природы или вещи доступна всем, все её могут увидеть. Но есть ещё внутренняя красота, красота души. Она хоть и скрыта от всеобщего обозрения, но не менее важна, чем внешняя. Если человек внутри гнилой, имеет злую и завистливую натуру, то грош цена его внешности. Даже самая дорогая косметика и наряды не в силах заменить недостаток красоты внутри.

О красоте можно говорить много, ведь она бесконечна. Куда не оглянись, – все красиво. В этой подборке мы предлагаем вам познакомиться с высказываниями о красоте. Также у нас вы найдете цитаты представительниц прекрасного пола, которые во все века считались эталоном красоты. Кроме того, мы подготовили для вас подборку цитат о красоте на английском языке. Читайте цитаты, пусть они приумножают вашу внутреннюю красоту. Ведь, если ваш внутренний мир богат красотой, значит и внешность будет прекрасной.

Красота редко сочетается с мудростью. (Петроний)

Красота просто мешает мудрости…

Уж таков её обычай: красота всегда права. (Бабур З.)

Там, где есть красота, и доказывать нечего.

Красивые птицы поют хуже других. То же относится к людям. В вычурном стиле не стоит искать глубокую мысль. (Лихтенберг Г.)

За вычурностью, как правило, кроется неуверенность.

Красота — как драгоценный камень: чем она проще, тем драгоценнее. (Фрэнсис Бэкон)

Красота кроется в простоте.

Прекрасное — это нечто такое, что принадлежит исключительно вкусу. (Кант Иммануил)

Отсутствие вкуса влечёт за собой отсутствие красоты.

Красота — тоже добродетель, красивая женщина не может иметь недостатков. (Шиллер Ф.)

Красота — это одно сплошное достоинство, этим все сказано.

Красивые глаза только у того, кто смотрит на тебя с нежностью…

То, что дорого сердцу, всегда красиво.

Любовь есть желание наслаждаться красотой. Красота же есть некое сияние, влекущее человеческую душу. (Марсилио Фичино)

Красоту мало видеть, ее нужно чувствовать.

Много есть людей с красивой внешностью, которым, однако, нечем похвастаться внутри. (Купер Джеймс Фенимор)

Если нет внутренней красоты, то грош цена внешней.

Красивая женщина для глаз — рай, для души — ад, а для кармана — чистилище. (Бернар Фонтенель)

Красота требует вложений…)

Грех, если женщина выглядит менее красивой, чем могла бы быть. (Мигель Сервантес де Сааведра)

То, насколько женщина красива, зависит не от природы, а от нее самой…

Молодая красивая женщина — это чудо природы. Немолодая красивая женщина — это чудо искусства. (Янина Ипохорская)

Чем женщина старше, тем больше ей приходиться трудиться над своей красотой.

Красивая женщина не должна быть слишком умна — это отвлекает внимание. (Марк Жильбер Соважон)

Если женщина и красива, и умна, то мужчины её просто боятся.

Красивая женщина чувствует себя свободной. (Иосиф Гейц)

Красота даёт свободу и право выбора. 

Красивая женщина всегда чувствует себя счастливой. (Иосиф Гейц)

По крайней мере одним она точно довольна — своей внешностью. 

Нет красивых женщин — есть некрасивые и хорошо накрашенные. (Оскар Уайльд)

Красота — это дело рук и никакого мошенничества)

Французы говорят: «Если некрасива девочка, то в этом виновата природа, если некрасива женщина – в этом виновата она сама».

Природа даёт красоту, за которой потом нужно следить.

Красота — это самоощущение, и оно отражается в твоих глазах. (Софи Лорен)

Чтобы увидеть красоту, нужно посмотреть в глаза.

Заботясь о красоте, надо начинать с сердца и души, иначе никакая косметика не поможет! (Коко Шанель)

Красота должна исходить изнутри.

Возраст для женщины — не самое главное: можно быть восхитительной в 20 лет, очаровательной в 40 и оставаться неотразимой до конца дней своих. (Коко Шанель)

Женщина выглядит настолько, насколько она себя чувствует.

Не всякая женщина рождается красивой, но если она не стала такой к 30 годам — она просто напросто глупа. (Коко Шанель)

Сегодня сколько технологий, что грех быть не красивой.

Правда и красота всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле. (А.П. Чехов)

Правда и красота — самые большие драгоценности в мире.

Мало на свете женщин, достоинства которых пережили бы их красоту. (Франсуа Ларошфуко)

Красота настолько сильна, что затмевает другие достоинства человека. 

Чтобы красоту создать, надо самому быть чистым душой. (Михаил Глинка)

Всякая красота начинается с красоты души.

Красота — подарок на несколько лет. (Оскар Уайльд)

Чтобы красота задержалась дольше, нужно хорошо потрудиться)

При погашенной лампе все женщины красивы. (Плутарх)

Полумрак скрывает все недостатки.

Красивые женщины редко бывают одни, но часто бывают одиноки. (Хенрик Ягодзиньский)

Мужчины пользуются красотой, и при этом не желают видеть душу.

Красота действует даже на тех, кто её не замечает. (Жан Кокто)

Перед красотой становятся все бессильны.

Биология немало нас удивляет, доказывая статистически, что красивые женщины вовсе не самые глупые. (Жан Ростан)

Если женщина красива, значит она уже умна.

Красивые выражения украшают красивую мысль и сохраняют её. (Виктор Гюго)

Красивые слова делают мир лучше.

Красота без доброты умирает невостребованной. (Самюэль Джонсон)

Красота не может жить без доброты.

Красота не в лице, красота — это свет в сердце.

Красота — это сияние, которое исходит изнутри.

У элегантности негромкий голос. (Софи Лорен) 

Красота не терпит вычурности.

Одежда – самое простое средство раскрытия личности. (Софи Лорен) 

Одежда многое может рассказать о человеке.

Характер — важнейшее слагаемое красоты. (Софи Лорен)

Если характер нестерпим, то красота обесценивается.

Женская красота – не в форме лица, не в одежде, которую она носит и не в прическе. Настоящая женская красота отражается в ее душе, она проявляется в том, как страстно женщина дарит свою любовь. Женская красота растет с годами. (Нина Риччи)

Если женщина красива в душе, значит, она красива и внешне.

Косметика может сделать вас красивой снаружи, но она не поможет, если вы уродливы в душе. Разве только если вы её съедите. (Одри Хепберн)

Ничто не поможет навести красоту внутри.

Нет некрасивых женщин, есть только ленивые. (Хелена Рубинштейн)

Есть красивые женщины и те, которые не умеют за собой ухаживать.

Никто не приходит на свет с идеальными бровями. (Линда Эвангелиста)

Каждая женщина должна ухаживать за бровями.

Женщина не должна скрывать свою красоту до такой степени, чтобы потерять человеческий вид. (Пола Негри)

Скрывая красоту, женщина становиться мужланкой.

Если мужчина врезался в чужую машину, он прежде всего заглядывает в свой бумажник, а женщина – в свое зеркальце. (Маргарет Тернибулл)

Женщина думает, что за её красоту ей все простят)

Невзрачные женщины знают о мужчинах больше, чем красивые женщины. (Кетрин Хепберн)

Невзрачным женщинам мужчины доверяют, от красивых — они скрывают свои недостатки.

Grace is to the body, what good sense is to the mind.
Изящество для тела — то же самое, что и здравый смысл для разума. (Франсуа VI де Ларошфуко)

Красивое тело должно быть у каждого.

Grace is the outcome of inward harmony.
Изящество — результат внутренней гармонии. (Мария фон Эбнер-Эшенбах)

Внешняя привлекательность — это результат внутренней красоты.  

Charm is a way of getting the answer yes without asking a clear question. 
Обаяние — это способ получения положительного ответа без заданного вопроса. (Альбер Камю)

Красота помогает добиться успеха.

What delights us in visible beauty is the invisible.
В видимой красоте нас восхищает невидимое. (Мария фон Эбнер-Эшенбах)

Красота завораживает тогда, когда она не вся обличена.

A look of intelligence in men is what regularity of features is to women: it is a style of beauty to which the most vain may aspire.
Умное выражение лица у мужчин — то же, что правильность черт у женщин; это род красоты, которую и самые тщеславные люди желали бы иметь. (Жан де Лабрюйер).

Выражение лица способно подчеркнуть или испортить красоту.

Beauty is everywhere a welcome guest.
Красота везде желанный гость. (Гёте)

Желанный, даже если не прошенный. 

It is easier to be mistaken about the true than the beautiful.
Проще ошибиться в правде, чем в красоте (Жозеф Жубер)

Правда редко лежит на поверхности, в отличие от красоты. 

The best part of beauty is that which no picture can express.
Лучшая часть красоты — это то, что изображение не может передать. (Фрэнсис Бэкон)

Лучшая часть красоты находится внутри.

Personal beauty is a greater recommendation than any letter of reference.
Личная красота — рекомендация намного лучше любой характеристики (Аристотель)

Поэтому, прежде чем почитать или услышать о человеке. его сначала нужно увидеть.

There is nothing that makes its way more directly into the soul than beauty.
Нет ничего, что находило бы путь к душе так же быстро, как это делает красота. (Джозеф Аддисон)

Красота — это путь к доверию.

Вы всё время куда-то торопитесь, живёте в настоящем цейтноте. Постойте, оглянитесь вокруг: какое яркое солнце, воздушные тучки, яркие листья, певучие птицы, разные люди. Остановитесь вокруг, и вы увидите, мир наполнен красотой!

Красота спасет мир? | Камертон

Боязнь эстетики есть первый признак бессилия.
Федор Михайлович Достоевский
«Преступление и наказание»
(слова Родиона Раскольникова)

О литературе и эстетике

Художественная литература – важнейший вид искусства. А любое искусство характеризуется, прежде всего, эстетическим началом. В толковых словарях эстетика (нем. Ästhetik, от др.-греч. αἴσθησι – «чувство, чувственное восприятие») определяется как философское учение о сущности и формах прекрасного в художественном творчестве, в природе и в жизни. Многие авторы считают искусство и эстетику чуть ли не синонимами. Хотя некоторые философы (например, А. Ф. Лосев) полагают, что эстетика – понятие универсальное, применимое к любой области действительности, любой сфере общественной жизни. Основные парные категории эстетики: прекрасное – безобразное, красивое – уродливое, возвышенное – низменное, гармоничное – дисгармоничное, стройное – разрозненное, поэтическое – прозаическое, глубокое – поверхностное и т. п.
Уже первые философы античной эпохи интересовались вопросами эстетики. Например, Демокрит, который отметил подражательный характер искусства. Софисты (в частности, Горгий) подчеркивали относительность категории прекрасного. Значителен вклад в эстетику Платона, который посвятил этому философскому жанру специальные произведения, например «Гиппий больший», где впервые отчетливо ставится вопрос «что такое прекрасное?» В диалоге «Пир» прекрасное ассоциируется с вожделенным, объектом Эроса. В диалоге «Ион» подчеркивается мистический, иррациональный характер вдохновения как основы искусства, тогда как в «Государстве» основой искусства предстает мимесис (подражание искусства действительности). Другим значительным представителем античной эстетики был Аристотель, автор трактата «Поэтика». Суммируя изыскания предшественников в области эстетики, он отмечает существенность чувства в постижении прекрасного и катарсиса (нравственное очищение, возвышение души через искусство) как результата этого постижения.
Над природой такой фундаментальной эстетической категории, как красота, задумывались пифагорейцы. Она у них отождествлялась с гармонией и числовой пропорцией. Во все века были последователи пифагорейцев, которые пытались вывести математически выверенные формулы прекрасного. Особенно таких мыслителей привлекала музыка. Имеется большое количество трактатов, испещренных математическими формулами идеальных музыкальных произведений 1 . В изобразительном искусстве большое внимание уделяется так называемому «золотому сечению» (другие названия: «золотая пропорция», «золотой принцип», «Божественная пропорция»). Леонардо да Винчи является едва ли не самым известным поклонником «золотого принципа» в живописи. Композиция многих его картин построена именно на основе «Божественной пропорции». Многие исследователи подвергают анализу наиболее значимые произведения искусства и уверяют, что во всех них присутствует «Божественная пропорция». Вот, например, А. Гумерова приводит примеры из разных сфер творчества 2 : «В архитектуре самые известные здания и сооружения: египетские пирамиды, пирамиды майя в Мексике, Нотр-Дам де Пари, Парфенон греческий, Петровский дворец и др. В музыке: Аренский, Бетховен, Гайдн, Моцарт, Шопен, Шуберт и др. В живописи: почти все картины знаменитых художников написаны согласно сечению: разносторонний Леонардо да Винчи и неподражаемый Микеланджело, такие родные в писании Шишкин с Суриковым, идеал чистейшего художества испанец Рафаэль и подаривший идеал женской красоты итальянец Боттичелли и многие-многие другие. В поэзии: упорядоченная речь Александра Сергеевича Пушкина, в особенности “Евгений Онегин” и стихотворение “Сапожник”, поэзия замечательных Шоты Руставели и Лермонтова и многих других великих мастеров слова. В скульптуре: статуя Аполлона Бельведерского, Зевса Олимпийского, прекрасной Афины и грациозной Нефертити и другие скульптуры и статуи».

В более поздние времена эстетика нередко воспринималась как философия искусства, достаточно обособленная от основных философских изысканий. Впрочем, по мнению многих мыслителей, эстетика – неотъемлемая часть любой философской системы. Она касается внешней формы, противостоящей содержанию, сущности предмета и явления. Основной тезис философии эстетики состоит в том, что между внешней формой и содержанием существует органическая связь, внешняя форма помогает понять и раскрыть сущность предмета и явления.
Категории «содержание» и «форма» были разработаны в немецкой классической эстетике. Георг Гегель подчеркивал, что «содержанием искусства является идеал, а его формой – чувственное образное воплощение». Во взаимопроникновении «идеала» и «образа» Гегель видел творческую специфику искусства. Дух его эстетического учения – подчинение всех деталей изображения, и прежде всего предметных, высшей, метафизической идее. Важным понятием философии художественного творчества является целостность, или единство произведения: подчинение всех его частей, деталей общей идее.
Философия подчеркивает большую практическую значимость эстетики: совершенствуя формы жизни, человек может изменять к лучшему и содержание самой жизни, и самого себя. Именно для этого и существует искусство как творчество прекрасного. Живопись, музыка, литература воспитывают человека на прекрасном, тем самым делая его лучше. Если наука призвана, в первую очередь, изменять окружающий физический мир, то эстетика (вместе с этикой), по мнению философов, призвана в конечном счете преобразовывать человека.
Художественная литература, согласно многим научным трактатам, представляет собой органическое сочетание художественной формы и содержания. Содержание есть отражение реальной жизни, бытия. А художественная форма – плод воображения, фантазии, творчества писателя или поэта 3 . Потребность человека в красоте, красивом такая же неизбывная, как потребность в хлебе насущном.

Размышления Ф. М. Достоевского о красоте. Роман «Идиот»

Красота, как полагал Достоевский, «есть необходимая потребность организма человеческого» (т. е. человека как целого, а не только духовного существа), «без нее человек, может быть, не захотел бы и жить на свете» 4 . Поэтому «искусство есть такая же потребность для человека, как есть и пить». Падший человек живет в несовершенном физическом и социальном мире, который характеризуется отсутствием гармонии, а порой явным безобразием и уродством. Поиск человеком красоты усиливается «наиболее тогда, когда человек в разладе с действительностью, в негармонии, в борьбе, т. е. когда он наиболее живет, потому что человек наиболее живет именно в то время, когда чего-нибудь ищет и добивается; тогда в нем появляется наиболее естественное желание всего гармонического, спокойствия, а в красоте есть гармония и спокойствие (курсив Достоевского – В. К.)» 5 .
Достоевский выступает против утилитаристов, отрицающих красоту как бесполезное, и утверждает, что «красота всегда полезна», поэтому и «…искусство всегда современно и действительно, никогда не существовало иначе и, главное, не может иначе существовать». Красота имеет, по Достоевскому, не только эстетический, но и нравственный смысл: возражая всё тем же утилитаристам, Достоевский пишет: «Трудно измерить всю массу пользы, принесенную и до сих пор приносимую всему человечеству, напр., “Илиадой” или Аполлоном Бельведерским, вещами, по-видимому, совершенно в наше время не нужными». Достоевский рассуждает, что по прошествии многих лет человек, который в молодости любовался прекрасной статуей, совершит какой-то хороший поступок. А, «может быть, в массе причин, заставивших его поступить так, а не этак, заключалось, бессознательно для него, и впечатление Аполлона Бельведерского...» 6 
Литература (как, впрочем, и другие виды искусства) получила большое оправдание своего существования после того, как в конце позапрошлого века родилась крылатая фраза «красота спасет мир». Авторство фразы приписывается Федору Михайловичу Достоевскому. Помню, даже в советской школе на уроках литературы она упоминалась. А советские художники, писатели, поэты и артисты очень любили ее повторять, иногда упоминая Достоевского, иногда нет.
Достоевский действительно был поглощен размышлениями о природе красоты. В одном письме к Полонскому Достоевский пишет (в 1876 году): «Хотел бы писать о литературе и о том, о чем никто с тридцатых годов ничего не писал – о чистой красоте» 7 . Вместе с тем буквально фразы «красота спасет мир» ни Достоевский, ни герои его романов никогда не произносили. Как выясняется, фраза принадлежит одному из литературных героев Достоевского, причем слова фразы расположены в иной последовательности: «мир спасет красота». Это фраза из романа «Идиот» (1868). Впервые ее произносит 17-летний чахоточный юноша Ипполит Терентьев, обращаясь к главному герою романа князю Мышкину: «Правда, князь, что вы раз говорили, что мир спасет “красота”? Господа, – закричал он, громко всем, – князь утверждает, что мир спасет красота! А я утверждаю, что у него оттого такие игривые мысли, что он теперь влюблен». Ипполит намекает на влюбленность князя в Настасью Филипповну. Он спрашивает, действительно ли так говорил князь Мышкин и, не получив ответа, начинает развивать этот тезис. А вот главный герой романа в таких формулировках не рассуждает про красоту и только однажды уточняет про Настасью Филипповну, добра ли она: «Ах, кабы добра! Всё было бы спасено!»
Эти же слова в другом контексте произносит героиня романа Аглая Епанчина. Причем для нее фраза является крамольной, неприемлемой, относящейся к запретным темам. «Слушайте, раз навсегда, – не вытерпела наконец Аглая, – если вы заговорите о чем-нибудь вроде смертной казни, или об экономическом состоянии России, или о том, что “мир спасет красота”, то… я, конечно, порадуюсь и посмеюсь очень, но… предупреждаю вас заранее: не кажитесь мне потом на глаза!»
Но это слова героев романа. Верил ли сам автор, что «мир спасет красота»? В черновиках романа имеется следующий тезис: «Мир красотой спасется. Два образчика красоты». Одним образчиком красоты, по замыслу Достоевского, должен стать князь Мышкин, другим – Настасья Филипповна. Первая красота – внутренняя, духовная. Вторая – внешняя, плотская. Во время работы над романом Федор Михайлович писал поэту и цензору Аполлону Майкову, что поставил себе целью создать идеальный образ «вполне прекрасного человека» – князя Мышкина. Что касается Настасьи Филипповны, то она своей внешней красотой поражает даже другую героиню-красавицу – Аглаю Епанчину. Та смотрит на портрет Настасьи Филипповны и произносит слова: «Такая красота – сила… с этакою красотой можно мир перевернуть!» И что же, мир перевернулся? Богатый купец Рогожин, страстно влюбленный в Настасью Филипповну, гибнет – нравственно и физически. А сама Настасья Филипповна – мертва. Любопытнейшая деталь: ее охладевшее тело становится пристанищем для мухи. Кого спасла такая красота и кого сделала счастливым?
Впрочем, задача создать абсолютно прекрасный образ в лице князя Мышкина до конца не была выполнена Достоевским. Можно сказать, что и его внутренней красоты оказалось недостаточно. Это выразилось в том, что князь, тайно влюбленный в Настасью Филипповну, после ее гибели окончательно сошел с ума, стал полным идиотом.

«Бесы»

Достоевский продолжает размышлять над проблемой красоты и в других своих романах. Так, в романе «Бесы» (1871–1872) один из главных героев Петр Верховенский 8  произносит такую фразу: «Я люблю красоту. Я нигилист, но люблю красоту. Разве нигилисты красоту не любят?». Вероятно, это признание одного из главных «бесов» романа должно нас подвести к мысли о том, что воспитание в человеке чувства прекрасного еще не гарантия того, что человек получится хороший. Красота и нравственность не совпадают. Красивое любят и «бесы». Более того, красивое используют в качестве приманки для того, чтобы губить людей.
А вот выступление Степана Трофимовича Верховенского 9  перед собранием на праздничном вечере:
«Я, отживший старик, я объявляю торжественно, что дух жизни веет по-прежнему, и живая сила не иссякла в молодом поколении. Энтузиазм современной юности так же чист и светел, как и наших времен. Произошло лишь одно: перемещение целей, замещение одной красоты другою! Всё недоумение лишь в том, что прекраснее: Шекспир или сапоги, Рафаэль или петролей? […]
– А я объявляю, – в последней степени азарта провизжал Степан Трофимович, – а я объявляю, что Шекспир и Рафаэль – выше освобождения крестьян, выше народности, выше социализма, выше юного поколения, выше химии, выше почти всего человечества, ибо они уже плод, настоящий плод всего человечества и может быть высший плод, какой только может быть! Форма красоты уже достигнутая, без достижения которой я, может, и жить-то не соглашусь… О Боже! – всплеснул он руками, – десять лет назад я точно так же кричал в Петербурге, с эстрады, точно то же и теми словами, и точно так же они не понимали ничего, смеялись и шикали, как теперь; коротенькие люди, чего вам недостает, чтобы понять? Да знаете ли, знаете ли вы, что без англичанина еще можно прожить человечеству, без Германии можно, без русского человека слишком возможно, без науки можно, без хлеба можно, без одной только красоты невозможно, ибо совсем нечего будет делать на свете! Вся тайна тут, вся история тут! Сама наука не простоит минуты без красоты, – знаете ли вы про это, смеющиеся, – обратится в хамство, гвоздя не выдумаете!..»
У Верховенского-старшего мы видим тот же примат красоты (эстетики) над всем остальным. Не только над социальными отношениями или наукой, но и над нравственностью (этикой). Плюс к этому понимание красоты как чего-то непостоянного, меняющегося от поколения к поколению. Казалось бы, слова героя «Всё недоумение лишь в том, что прекраснее: Шекспир или сапоги, Рафаэль или петролей?» имели оттенок явного эпатажа, эффектный оборот речи, призванный привлечь внимание аудитории. Но разве сегодня мы не видим, что бренды Apple или Nokia интересуют молодежь больше, чем Шекспир или Рафаэль. Такова «эстетика» постхристианского мира.
Напомню, что выступление Верховенского-старшего было воспринято залом настороженно и даже негативно. Вероятно, уже Верховенские (старший и даже младший) были недостаточно последовательными борцами с традицией. Видимо, в зале были более радикальные, чем Степан Трофимович, нигилисты, которые воспринимали любую эстетику как «предрассудки».
А вот разговор Варвары Петровны Ставрогиной 10  со Степаном Трофимовичем Верховенским:
«Нынче никто, никто уж Мадонной не восхищается и не теряет на это времени, кроме закоренелых стариков. Это доказано.
– Уж и доказано?
– Она совершенно ни к чему не служит. Эта кружка полезна, потому что в нее можно влить воды; этот карандаш полезен, потому что им можно всё записать, а тут женское лицо хуже всех других лиц в натуре. Попробуйте нарисовать яблоко и положите тут же рядом настоящее яблоко – которое вы возьмете? Небось, не ошибетесь. Вот к чему сводятся теперь все ваши теории, только что озарил их первый луч свободного исследования».
Откуда такие оригинальные воззрения Варвары Петровны на красоту и эстетику? Судя по роману, дама она начитанная. Могла подпитываться нигилистическими идеями Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, Д. И. Писарева.
Последний из них написал большую статью «Реалисты» (1864), в которой доказывал, что эстетика – «пережиток прошлого», тормозящий «прогресс» 11 . «Эстетика и реализм, – говорит Писарев, – находятся в непримиримой вражде между собой... реализм должен радикально истребить эстетику, которая в настоящее время отравляет и обессмысливает все отрасли нашей научной деятельности... эстетика есть самый прочный элемент умственного застоя». А вот еще цитаты из работы: «Эстетика, безотчетность, рутина, привычка – это всё совершенно равносильные понятия. Реализм, сознательность, анализ, критика и умственный прогресс – это также равносильные понятия, диаметрально противоположные первым». Всю русскую художественную литературу, включая Пушкина и Гоголя, Писарев предлагал отправить на помойку как совершенно бессмысленную и ненужную «эстетику» 12 .
Как мы уже не раз говорили выше, многие по недоразумению воспринимают эстетические идеи Достоевского в виде формулы «Красота спасет мир». У нигилистов формула противоположная: «Красота мир губит». Очевидно, что не верна ни та, ни другая формула. Д. И. Писарев себя и своих единомышленников называл «мыслящими реалистами». На самом деле они самые банальные нигилисты в духе Петра Верховенского.

«Братья Карамазовы»

В своем последнем романе «Братья Карамазовы» (1880) Достоевский уделяет теме красоты и эстетики большое внимание. Один из главных героев романа Дмитрий Карамазов (один из трех братьев) выражает настороженно-негативное отношение к красоте: «Красота – это страшная и ужасная вещь! Страшная, потому что неопределимая, и определить нельзя потому, что Бог задал одни загадки. Тут берега сходятся, тут все противоречия вместе живут… Иной высший даже сердцем человек и с умом высоким, начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом содомским. Еще страшнее, кто уже с идеалом содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны, и горит от него сердце его и воистину, воистину горит, как и в юные беспорочные годы… Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой. В содоме ли красота?.. Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь. Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей».
Чаще всего современные литературоведы вспоминают лишь последние слова – о битве дьявола с Богом за человека. А мысли Мити Карамазова о красоте содомской и красоте вышней не менее важны и интересны. Красота – важнейшая и сложнейшая проблема человеческого бытия, такая же, как например, свобода. Обратим внимание на то, что Дмитрий называет красоту вещью “неопределимой”. Она неопределима лишь для духовно слепых людей. А поскольку сегодня такая слепота стала массовым явлением, то о красоте начинают спорить. То, что одним кажется красивым, другим кажется уродливым и безобразным. И наоборот. Разве мы не сталкиваемся сегодня с такими спорами? – Особенно часты они среди интеллектуальной элиты общества. Границы представлений о красоте и безобразии явно размываются в эпоху постмодернизма в искусстве и литературе.
Красота как таковая не спасает мир, но она может содействовать нашему спасению или, наоборот, подталкивать человека к гибели. Всё зависит от того, на какую красоту человек отзывается. В «Дневниках писателя» и записных книжках Достоевского мы находим ряд мыслей самого Федора Михайловича о двух видах красоты. Земная красота может быть в лучшем случае отблеском горней красоты, а в худшем – искусной подделкой дьявола. А горняя красота есть красота Христова. Об этом у него есть запись в подготовительных материалах к роману «Бесы».
В то же время Достоевский дает ясное указание на то, чтó для него истинная красота: «Мир спасет красота Христова» 13 . В замысле «Идиота», как видим из одного письма Достоевского, было «изобразить положительно прекрасного человека. Труднее этого нет ничего на свете... Прекрасное есть лишь идеал... на свете есть одно только положительно прекрасное лицо – Христос» 14 .
Горняя красота есть красота Христа. Сын Божий отождествляется с красотой, подобно тому, как отождествляется со светом и истиной. Эта мысль часто встречается в учениях православных святых отцов 15 . Скорее всего, от них Достоевский воспринял эту идею (хотя нигде в «Дневниках писателя» и записных книжках ссылок на них нет). В «Записной тетради 1876–1877 годов» он писал: «Христос – 1) красота, 2) нет лучше, 3) если так, то чудо, вот и вся вера…» (ЗТ-2, апрель 1876 года). Истинная красота в его понимании тождественна Богу. Другими словами, сказать «мир спасет красота» – всё равно что сказать: «Христос есть Спаситель мира» 16 .

О стихотворении Н. А. Заболоцкого. Связь с Достоевским

Надо отдать должное и некоторым другим писателям и поэтам, которые задумывались над вопросами красоты. Многие, например, знают стихотворение советского поэта Николая Заболоцкого «Некрасивая девочка» (1955). Приведу его полностью:

Среди других играющих детей
Она напоминает лягушонка.
Заправлена в трусы худая рубашонка,
Колечки рыжеватые кудрей
Рассыпаны, рот длинен, зубки кривы,
Черты лица остры и некрасивы.
Двум мальчуганам, сверстникам ее,
Отцы купили по велосипеду.
Сегодня мальчики, не торопясь к обеду,
Гоняют по двору, забывши про нее,
Она ж за ними бегает по следу.
Чужая радость так же, как своя,
Томит ее и вон из сердца рвется,
И девочка ликует и смеется,
Охваченная счастьем бытия.

Ни тени зависти, ни умысла худого
Еще не знает это существо.
Ей всё на свете так безмерно ново,
Так живо всё, что для иных мертво!
И не хочу я думать, наблюдая,
Что будет день, когда она, рыдая,
Увидит с ужасом, что посреди подруг
Она всего лишь бедная дурнушка!
Мне верить хочется, что сердце не игрушка,
Сломать его едва ли можно вдруг!
Мне верить хочется, что чистый этот пламень,
Который в глубине ее горит,
Всю боль свою один переболит
И перетопит самый тяжкий камень!
И пусть черты ее нехороши,
И нечем ей прельстить воображенье –
Младенческая грация души
Уже сквозит в любом ее движенье.
А если это так, то что есть красота
И почему ее обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?

Иеромонах Макарий (Маркиш) комментирует приведенные выше строки: «Завершается стихотворение вопросом далеко не риторическим, настоятельно требующим ответа. В образном контексте стихотворения он, естественно, повисает в воздухе, но мы на него легко ответим: разумеется, у красоты есть и формальная сторона, и содержательная. Однако обратим внимание на предыдущую строчку: обожествляя красоту в том или ином ее проявлении, мы гарантируем себе нравственную катастрофу. Непростительным заблуждением (буквально непростительным: наши дети нам его не простят) было бы отождествить формальную красоту, сосуд, который сам по себе пуст, с греховным, “мирским” ее восприятием, а содержательную, глубинную – с благодатным, одухотворенным, “церковным”. Страшная и таинственная вещь – содомский идеал красоты, буря сладострастья, которую Митя (Карамазов – В. К.) видит у себя в сердце и переносит на “огромное большинство людей” и которая, в конце концов, сгубила самого Митю, – она-то и есть тот самый огонь, не столько мерцающий, сколько пылающий, “и горит от него сердце”, и если мы, забыв Христа, обожествляем огонь, то, словно мотыльки, в нем и сгораем» 17 .

Раскрытие этики через эстетику

До конца жизни Достоевского мучили вопросы красоты, она так и осталась для него не до конца разгаданной загадкой. Наиболее глубокий анализ исканий писателя в этой области дан протоиереем Василием Зеньковским в его статье «Проблема красоты в миросозерцании Достоевского» 18 . Приведу заключительную часть статьи: «…у Достоевского стала всё тревожнее и мучительнее выступать “загадка” красоты – пока он не дошел до сознания того, что сама красота в мире в плену. Что не она может нас спасти, но что ее нужно спасать. Это разрушало не только эстетическую утопию, но, по существу, разрушало весь наивный натурализм, освобождало его понимание христианства от той натурализации, которая не давала Достоевскому до конца понять всю тайну церковности и ее прохождения через историю, через мир. Достоевский умер, не досказав того, что ему открылось. А нам можно доказать его мысли до конца лишь в том случае, если мы поймем диалектику исканий Достоевского, поймем, почему красота стала для него “загадкой”».
А вот что думает об эстетических размышлениях Достоевского диакон Георгий Малков. Слова русского писателя о красоте, по мнению отца Георгия, «относятся отнюдь не к эстетике, а – прежде всего! – к христианской этике. Гениальный писатель и верный сын родной Православной Церкви подразумевал здесь лишь то, что извечно понималось под словом “красота” самою Церковью. Вспомним в связи с этим хотя бы известный рассказ о выборе веры киевским князем Владимиром и слова, сказанные его послами по их возвращении из Царьграда-Константинополя – о той поистине неземной красоте, что поразила их при посещении храма Святой Софии. Эта красота была воспринята ими не как нечто лишь внешним образом воздействующее на человеческие чувства и связанное только с художественной стороной богатого храмового убранства (чему в древнерусском языке соответствовали определения типа “искусное”, “ухищренное”, “художное”), но именно как “красота несказанная”, то есть духовно-возвышенное и нравственно-положительное явление, определявшееся тогда замечательно емким словом “доброта”.
Такое понимание красоты и красивого, прекрасного оставалось традиционным для Руси во все времена, и, например, гораздо уже позже, в XVI веке, известный инок-богослов, старец Троице-Сергиева монастыря Артемий призывал “помышлять” окружающие нас “видимые доброты” (то есть зримую нами красоту) как “невидимаго благолепиа изображениа”. При таком подходе к эстетическому душа русского народа – на протяжении столетий после Крещения Руси – неизменно воспринимала прекрасное прежде всего как “хорошее”, “доброе”, “благое”, подобное христианской благой вести святого Евангелия. Именно поэтому стремление к духовно прекрасному всегда оставалось характернейшей чертой и русской церковной жизни, и русского церковного искусства. И недаром именно такую Красоту – как отражение божественного доброго начала во вселенском бытии, Красоту как по-христиански понимаемое Добро – и провозглашал еще в XIX веке “спасительницей” мира точнейший выразитель национального самосознания России Ф. М. Достоевский.
Однако еще важнее здесь то, что для него за этой Красотой-Добром всегда стоял образ еще более прекрасный: Сам источник ее, Христос Спаситель – как единственная подлинно нравственная и святая основа всего нашего бытия. Об этом тот же Достоевский с полной определенностью говорит в одном из своих писем, призывая и нас к подобному же осмыслению всё определяющего христианского начала – как в жизни отдельного человека, так и человеческого общества в целом: “Нет ничего прекраснее, глубже, симпатичнее, разумнее, мужественнее и совершеннее Христа, и не только нет, но, с ревнивой любовью говорю себе, что и не может быть… Гуманность, отрицающая Бога, логически приводит к бесчеловечности; цивилизация без просвещения Христова – к одичанию; прогресс без Христа – к регрессу, где нет Духа Божия – к деспотизму и тирании”» (курсив мой – В. К.) 19 .
Закончу свои размышления по поводу красоты в искусстве и литературе фрагментами из книги современного автора, школьного учителя литературы Н. А. Лобастова «Записки сельского учителя» 20 . Он обращает внимание на то, что уже Н. В. Гоголь (в последние годы своей жизни) пересмотрел взгляд на искусство и литературу и пришел к выводу, что они могут отвлекать человека от главного – встречи с Богом:
«В “Выбранных местах из переписки с друзьями” (последнее крупное произведение писателя, увидевшее свет в 1847 году. – В. К.) Гоголь указывает уже на служебное, вторичное положение искусства в жизни – служить незримой ступенькой к христианству, так как современный человек не в силах встретиться прямо со Христом. Искусство для Гоголя – лишь отблеск небесной красоты. В беседе с русскими художниками в Риме он говорил: “Чистая, истинная красота – хвала Богу на земле”. Этим и определяется для Гоголя ценность писательского дела […].
Гоголь так хотел написать свою книгу, чтобы из нее путь ко Христу был ясен для каждого. Напомним его слова, сказанные по поводу сожжения второго тома в 1845 году: “…бывает время, что даже вовсе не следует говорить о высоком и прекрасном, не показавши тут же ясно, как день, путей и дорог к нему для всякого”. Пути эти, понял Гоголь, даны не в литературе, а в Церкви. И он вошел в Нее» 21 .
Далее Н. А. Лобастов переходит к Ф. М. Достоевскому: «Да, содержание любого искусства – эстетика, красота. Но эстетическое начало полно трагических противоречий. Истинная красота – от Бога; это выражение Самого Духа Святого; это Сам Иисус Христос. И именно эта Красота в конце концов “спасет мир”. А красота в жизни людей и в искусстве – “страшная и ужасная вещь”, где “все противоречия вместе живут”, где “диавол с Богом борется, а поле битвы – сердце человека”. Эстетическое начало не приводит автоматически к нравственному, и в этом опасность подмены религии культурой. Всё свое творчество Достоевский направил на то, чтобы в художественной форме озвучить простую истину: без Христа нет ни искусства, ни экономики, ни свободы» 22 .
Писатель, который перестает чувствовать Бога, утрачивает способность воспринимать красоту, мир начинает воспринимать в черных красках как некий хаос, совокупность разных безобразных форм. В этой связи можно вспомнить удивительные слова блаженного Августина: «Господь Сам знает, где, когда и что надлежало сотворить, ведая, сходством или несходством каких частей Он образует красоту целого; тот же, кто окинуть взором целого не может, поражается кажущимся безобразием части». 

 

Примечания:

1.См.: Волошинов А. В. Математика и искусство. – М.: Просвещение, 1992.
2.Гумерова А. Золотое сечение в природе, человеке, искусстве (http://bapachi.by/zolotoe-sechenie-v-prirode-cheloveke-iskusstve/).
3.См.: Фесенко Э. Я. Теория литературы: Учебное пособие для вузов. – Изд. 3-е, доп. и испр. – М.: Академический проект; Фонд «Мир», 2008.
4.Достоевский Ф. М. Записки о русской литературе // Собр. соч., т. 18, с. 94.
5.Там же, с. 94.
6.Там же, сс. 77–78.
7.Цит. по: Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество // Глава 21. «Дневник писателя» (1876–1877) (http://dostoevskiy-lit.ru/dostoevskiy/bio/mochulskij-dostoevskij-zhizn-i-tvorchestvo/glava-21-dnevnik-pisatelya-1876-1877.htm).
8.Главный «бес», руководитель тайной организации. Прототипом Петра Верховенского послужил С. Г. Нечаев (в черновиках он так поначалу и именовался), отразились в этом образе и отдельные черты М. В. Петрашевского (в тех же черновиках: «Нечаев – отчасти Петрашевский»), еще очевиднее – петрашевца Р. А. Черносвитова, а также Д. И. Писарева».
9.Одно из важных действующих лиц романа. Помещик, «профессор», «либерал»; отец Петра Степановича Верховенского, «друг» Варвары Петровны Ставрогиной, воспитатель Николая Всеволодовича Ставрогина. Прототипом этого персонажа послужил, главным образом, Т. Н. Грановский, но проявились в этом образе черты и других либералов-западников, которых Достоевский знал-наблюдал лично, к примеру, В. Ф. Корша.
10.Помещица, вдова генерал-лейтенанта Всеволода Николаевича Ставрогина; мать Николая Всеволодовича Ставрогина, «друг» и покровительница Степана Трофимовича Верховенского.
11.Борьбе с эстетикой посвящены также статьи Писарева «Пушкин и Белинский», «Разрушение эстетики», «Посмотрим!» (1865).
12.См.: Кузнецов Ф. Ф. Публицисты 1860-х годов // Глава «Разрушение эстетики» (https://biography.wikireading.ru/231096).
13.Достоевский Ф. М. Бесы. Подготовительные материалы. Заметки. Характеристики. Планы сюжета. Диалоги. Июнь 1870 г. Продолжение фантастических страниц // цит. по: А. Митрофанова. Красота спасет мир? // Журнал «Фома». № 2 (14), 2002.
14.Письмо Ф. М. Достоевского С. А. Ивановой от 1 (13) января 1868 г. из Женевы.
15.См.: Шарапов С. А. Красота, согласно православному вероучению (http://www.biblioteka3.ru/biblioteka/krasota/index.html#v1).
16.А. Митрофанова. Красота спасет мир? // Журнал «Фома». № 2 (14), 2002.
17.Иеромонах Макарий (Маркиш). Красота – на спасение или на погибель? (https://pravoslavie.ru/43084.html).
18.Протоиерей Василий Зеньковский. Проблема красоты в миросозерцании Достоевского (https://azbyka.ru/otechnik/Vasilij_Zenkovskij/problema-krasoty-v-mirosozertsanii-dostoevskogo/).
19.Диакон Георгий Малков. Несколько слов о красоте (https://pravoslavie.ru/49442.html). Содержащаяся в приведенном фрагменте статьи выдержка из письма Ф. М. Достоевского приведена по следующему источнику: Достоевский Ф. М. Письма. Т. 1. М., Л., 1928, с. 142.
20.Лобастов Н. А. Записки сельского учителя. Часть I. – М.: Региональный общественный фонд изучения наследия П. А. Столыпина, 2018.
21.Там же, с. 466.
22.Там же, с. 282.

От уст идиота до пера Папы

Популярная цитата, которую мы часто слышим, но не понимаем, - «красота спасет мир». Как красота спасет мир? Строчка взята из романа Достоевского Идиот , приписываемого главному герою, князю Мыскину. Князь, русский дворянин-эпилептик, играет роль Христа, отличающегося своей невиновностью и даже наивностью. Из уст этого идиота исходит более ясное видение красоты и реальности, чем у тех, кто его окружает, его ясность возросла даже в разгар болезни.

Спасительная сила красоты в жизни принца не смогла преодолеть его болезнь, но тем не менее озарила его видение: «Что за дело, хотя это всего лишь болезнь, ненормальное напряжение мозга, если, когда я вспоминаю и анализирую момент, он кажется были гармонией и красотой в высшей степени - моментом глубочайшего ощущения, переполненным безграничной радостью и восторгом, экстатической преданностью и полной жизнью? » В разгар своих страданий он заглянул, хотя и парадоксальным образом, в самую суть реальности.

Слова князя о красоте слова безумного идиота или пророка?

В своей лекции «Благородство» Солженицын отмечает, что после долгих лет игнорирования этой цитаты он понял, что «замечание Достоевского« Красота спасет мир »было не небрежной фразой, а пророчеством. После всех он был удостоен видеть многое, человек фантастической освещенности. И в таком случае искусство, литература действительно могут помочь сегодняшнему миру? »

Если этого недостаточно, Папа Иоанн Павел II процитировал эту строку в своем письме к художникам под заголовком «Спасительная сила красоты»:

Людям сегодняшнего и завтрашнего дня нужен этот энтузиазм [чудо], если они хотят справиться с серьезными проблемами, которые стоят перед нами.Благодаря этому энтузиазму человечество каждый раз, сбиваясь с пути, сможет подняться и снова встать на правильный путь. В этом смысле с глубоким пониманием было сказано, что «красота спасет мир» (§16).

Могут ли слова идиота задать тон нашей реакции на современный мир? В безумном мире может быть только идиот в здравом уме. Кажется, мы можем и даже должны доверять ему теперь, когда слова идиота превратились в слова Папы!

Прочитав первую энциклику Папы Франциска, Lumen Fidei , меня больше всего поразило ее литературное качество.Энциклика не предлагает много богословских нововведений, но примечательна своим участием в культуре: классической, средневековой и, прежде всего, современной. Кажется, это соответствует видению Достоевского о силе красоты. В нашем мире, который в значительной степени отверг способность разума знать правду и моральный порядок в отношении добра, является ли это благоприятным моментом для красоты? Энциклика, кажется, указывает на эту реальность, используя литературу и искусство, чтобы подчеркнуть свои мысли.

Папа Бенедикт XVI, главный составитель проекта Lumen Fidei , подчеркнул абсолютно важную роль красоты в жизни человека в своей «Встрече с художниками. Угадай, к кому он обратился за поддержкой?

Слова Достоевского, которые я сейчас процитирую, смелые и парадоксальные, но они заставляют задуматься. Он говорит следующее: «Человек может жить без науки, он может жить без хлеба, но без красоты он больше не может жить, потому что ему больше нечего будет делать с миром. Здесь весь секрет, здесь вся история »(цитата из романа Демоны ).

Разве не ясно, что нам не хватает этого ключевого элемента человеческой жизни? А если да, то что это значит для жизни веры?

Lumen Fidei явно не подчеркивает значение красоты для света веры.Скорее, это демонстрируется стилем самой энциклики. И снова Достоевский играет решающую роль:

В картине Достоевского «Идиот » князь Мыскин видит картину Ганса Гольбейна Младшего, изображающую Христа, умершего в гробнице, и говорит: «Глядя на эту картину, можно потерять веру». Картина представляет собой ужасающее изображение разрушительного воздействия смерти на тело Христа. Однако именно в созерцании смерти Иисуса вера укрепляется и получает ослепительный свет; тогда это проявляется как вера в непоколебимую любовь Христа к нам, любовь, способную принять смерть и принести нам спасение.Эта любовь, которая не отступала перед смертью, чтобы показать свою глубину, - это то, во что я могу верить; Тотальный самоподарок Христа преодолевает все подозрения и позволяет мне полностью довериться Ему (§16).

Эта цитата важна для взгляда Достоевского на красоту по ряду причин. Подобно «красота спасет мир», оно происходит от Идиот и относится к князю Мыскину. Во-вторых, он указывает на центральную тему романа - борьбу с красотой, физическую и духовную, посреди страданий.В-третьих, эта борьба и напряжение между физической и духовной красотой становится центральным мотивом в современной культуре. Как можно ясно воспринимать красоту посреди болезни? Красота должна быть путем к истине, а значит, и к вере, но сам современный мир обезображен и заточен во тьму. Это своего рода духовная эпилепсия, внутренняя, сводящая с ума болезнь, которая, в отличие от Мыскина, ухудшает восприятие истинной красоты.

Оглядываясь назад на видение Бенедикта, мы можем увидеть, насколько сияет сама красота.Свет красоты предназначен для освещения пути к свету веры. В «Встрече с художниками» Бенедикта мы видим одновременно мрак современного затмения красоты и способность истинной красоты вести к зрению:

Однако слишком часто навязываемая нам красота иллюзорна и обманчива, поверхностна и ослепляет, оставляя зрителя ошеломленным; вместо того, чтобы вывести его из себя и открыть перед горизонтом истинной свободы, когда он поднимает его вверх, он заключает его в тюрьму и далее порабощает его, лишая его надежды и радости….Однако подлинная красота открывает тоску человеческого сердца, глубокое желание знать, любить, идти к Другому, стремиться к Запредельному. Если мы признаем, что красота трогает нас глубоко, что она ранит нас, что она открывает нам глаза, тогда мы заново открываем для себя радость видения, способности постичь глубокий смысл нашего существования.

Литературные и художественные ссылки в Lumen Fidei демонстрируют как раз это двойное взаимодействие с красотой. Энциклика цитирует Ницше, Руссо и Витгенштейна, чтобы продемонстрировать, как иллюзорная красота фокусируется на себе (находит свой собственный путь), ловушки внутри субъективного опыта.В этой фальшивой красоте нет движения за пределы «я» к истине и добру, а есть усечение и затемняющая изоляция. Истинная красота также используется в энциклике, чтобы показать, что свет красоты проливает свои лучи на истину и добро. Поэзия Данте и Т.С. Элиот используются для изображения света веры и роли веры в обществе соответственно.

Борьба за красоту - это настоящее поле битвы души, тесно связанное с кризисом веры.Сам Достоевский указывает на это в своем шедевре Братья Карамазовы : «Ужасно то, что красота таинственна и ужасна. Бог и дьявол сражаются там, а поле битвы - сердце человека ». То, что кажется красивым, может не быть, а то, что кажется ужасным, например труп Христа, может указывать на истинную красоту. Достоевский проявляет это напряжение, помещая своего пророка красоты среди страданий и даже безумия.

Хорошо это или плохо, но красота имеет силу.Эту силу можно использовать, чтобы осветить путь к истине и добру или свергнуть человека в тщетном стремлении к себе. Если красота не указывает на истину и добро, она становится тьмой, обращающейся внутрь. Еще одна строчка из «Идиот » раскрывает эту неоднозначную силу красоты: «Такая красота - настоящая сила…». С такой красотой, как эта, можно было бы ниспровергнуть мир ». Эта красота - красота женщины, которая может обладать такой силой (подумайте о Трое), но когда красота проливает свет в правильном направлении, она должна спасти мир, а не свергнуть его!

Франциск и Бенедикт не зря выбрали строчку из Идиот на картине Гольбейна.Именно в его реалистическом изображении страдания он останавливает и бросает вызов героям романа. Этот реализм может быть скандалом, но также и возможностью. Когда мы размышляем о собственном уродстве в современном мире, мы сталкиваемся с той же дилеммой. Мы должны преодолеть тьму, навязанную иллюзорной красотой, вместе с созданным ею духовным уродством. Может быть, наше восприятие красоты должно начинаться с более искреннего переживания страдания. В частности, созерцая страдания Христа, мы видим красоту, которая взяла на себя наши немощи и преодолела их тьму.Это вызывающая красота, но мощная, способная изменить наши собственные страдания и недостаток красоты. Это красота, которая потрясает нас до глубины души, которая освещает нас, и в конечном итоге - это красота , которая спасет мир.

Примечание редактора: Выше фрагмент картины Ганса Гольбейна Младшего «Тело мертвого Христа в гробнице», написанной между 1520 и 1522 годами. Щелкните здесь, чтобы просмотреть всю картину.

Спасет ли мир красота?

Майкл Д.О’Брайен

В начале романа Федора Достоевского « Идиот » главному герою, князю Мышкину, показан портрет молодой женщины по имени Настасья Филипповна, сделанный мадам Епанчиной, его хозяйкой. Она презирает Настасью, потому что ее моральная репутация запятнана.

«Так ты ценишь такую ​​красоту?» - спрашивает она принца.

«Да. Такой… - с усилием отвечает принц.

«Почему?» она спрашивает.

«В этом лице - много страдания», - говорит он как бы невольно, как будто разговаривает сам с собой.

«Такая красота - сила», - сердито заявляет одна из других женщин в комнате. «С такой красотой можно перевернуть мир».

Настасья действительно красива физически. Она также страдает от своей виктимизации: в молодом возрасте ее соблазнил богатый опекун. Теперь независимая, она постоянно метается между отчаянием и манипулятивными романами. Она стремится контролировать мужчин, чтобы превзойти ее унижение мужчинами.

«Красота спасет мир.Это часто цитируемое изречение Достоевского, заимствованное из Идиот , в наше время широко неправильно понимается и неправильно используется. Как автор демонстрирует на протяжении всего романа, одна красота не может спасти мир. Однако одна из его основных идей, хорошо проиллюстрированных на протяжении всей истории, заключается в том, что красота и страдание могут захватить человеческое сердце наблюдателя по причинам, отличным от похоти или даже романтизированного идеализированного влечения, хотя они могут присутствовать на ранних этапах отношений. .По мере того, как любящий растет в любви к любимому, он должен постоянно стремиться к высшему благу любимого. Чтобы его любовь не переросла в эгоизм, она должна становиться все более и более подобной Христу. Не хочу выдавать сюжет романа тем, кто его не читал, но позвольте мне хотя бы сказать, что к концу рассказа любовь Мышкина к Настасье подвергается высшей проверке. Его просят проявить милосердие, быть присутствием Христа к тому самому человеку, который разрушает его возлюбленную.

Достоевский однажды написал в своей книге Notebooks : «Страдание - источник сознания.Такой роман, как « Идиот », мог быть создан только в результате личных страданий автора. Вот почему Церковь часто призывает художников полностью открыть свои сердца Христу, чтобы, живя в полноте распятия и воскресения, через них могли течь живые слова. В эпоху комфорта и материализма многие художники с отвращением отступают от этого приглашения и, как богатый юноша в Евангелии, грустно отворачиваются. Они не понимают, что в тайне страданий и Христа скрывается великая радость и неиссякаемое богатство.

Красота, которая спасет мир, - это любовь Бога. Эта любовь носит одновременно человеческий и сверхъестественный характер, но она прорастает, цветет и приносит плоды только в распятом сердце. Только сердце, соединенное с Христом на Кресте, может любить другого, как самого себя, и как Бог любит его. Только такое сердце может пройти через узкие врата Креста и жить в свете Воскресения. Хорошая новость в том, что это воскресение начинается здесь и сейчас.

Христианский писатель должен понимать свою незаменимую роль: независимо от того, являются ли его творения явно или косвенно религиозными, если они объединяют истину, красоту и добродетель, они являются указателями на пути спасения.

Майкл Д. О’Брайен - писатель и художник из Комбермира, Онтарио. Он является автором многих книг, в том числе шеститомной серии романов «Дети последних дней», и показал свои картины на более чем сорока галерейных выставках по всей Северной Америке. Его седьмой роман «Остров мира» выходит в издательстве «Игнатиус Пресс».

Красота спасет мир

«Красота спасет мир!» мои второклассники вместе кричат. Затем некоторые добавляют: «По Dos-toy-ev-sky ». Я сделал эту цитату нашим девизом художественного класса, и это вызвало массу прекрасных вопросов.

Девушка поднимает руку. «Как красота может спасти мир?»

Отличный вопрос. Большинство из нас даже не удосужились бы спросить, потому что считаем, что это пустой звук для кружки или поста в Instagram. Мы думаем о красоте как о нежной, декоративной вещи. В обществе, где я вырос, красота считалась в лучшем случае излишней, а в худшем - греховной.Искусство не имело ценности, если оно не включало ясное послание, выражающее смысл словами. Просто быть красивым было недостаточно.

Итак, как красота спасает мир? Я не могу ответить, поэтому проконсультируюсь с Александром Солженицыным, который задавал себе тот же вопрос. Загадочное замечание Достоевского обретет смысл, сказал он, если «старая троица Истины, Добра и Красоты» действительно объединится, «как раньше утверждали мыслители». Если мы верим отцам церкви и богословам, которые понимали, что красота, истина и добро неразделимы и содержатся в природе Бога, тогда красота действительно могущественна.Произведение искусства несет в себе истину и добро в той мере, в какой оно красиво.

Уникальная сила красоты в том, что против нее никто не возражает. Это не спорная идея или действие. Красота по-прежнему может тронуть людей, даже если они заменяют истину ложью, а добро - коррупцией. Солженицын знал это не понаслышке. Он приехал из страны, где христианам не разрешалось кормить бедных, а тем более делиться своей верой. Советский Союз делал все возможное, чтобы замолчать правду и объявить добро преступлением.Но изгнать красоту было труднее. Солженицын говорит,

«Если все слишком очевидные и слишком прямые ростки Истины и Добра были раздавлены, срезаны или не позволены расти, то, возможно, причудливые, непредсказуемые и всегда удивительные ростки Красоты прорвутся и взлетят вверх. до , то есть , тем самым выполнив задачу всех трех ».

В Советском Союзе художники продолжали создавать произведения, вдохновленные правдой: Ирина Ратушинская писала свои стихи, Солженицын писал свои романы, а Андрей Тарковский снимал свои фильмы.Тарковский, российский православный режиссер, в частности, заявил, что цель его искусства - напомнить людям об их духовной природе, «повернуть и расслабить человеческую душу, сделав ее восприимчивой к добру». Его фильмы редко имели откровенно религиозные темы, но нельзя смотреть его фильмы, не чувствуя духовности его персонажей, их тоски по трансцендентному. «Моя задача, - пишет Тарковский, - заставить каждого, кто смотрит мои фильмы, осознавать свою потребность любить и дарить свою любовь, и осознавать, что красота призывает его.”

Итак, да, мы обсуждаем трансцендентальные черты Платона во втором классе искусства. Дети очень увлечены, когда мы говорим о том, что значит для красоты спасти мир. Они очарованы и задают много вопросов. Они очень заботятся и напоминают мне о заботе. Даже если они не станут художниками, я надеюсь, что по мере взросления они поверят, что красота сильнее страха и зла.

Кажется, многие христиане, с которыми я встречаюсь, боятся. Они верят, что наша культура безнадежно испорчена, что нетерпимость по отношению к христианам превратится в прямое преследование, что молодые люди отбрасывают истину, и ее уже никогда не восстановить.Я читаю их агрессивные твиты и безутешные эссе. Некоторые пытаются спасти мир от ошибок с помощью фактов и логики. Факты и логика, безусловно, имеют значение. Но человеческая душа иначе реагирует на факты и логику, чем на красоту. Рембрандт и Микеланджело не были удалены из истории искусства не потому, что они рисовали политически некорректные сцены из Священного Писания. В Европе люди стараются сохранить свои древние соборы, потому что они, несомненно, являются великими произведениями искусства и архитектуры.

христиан оставили влияние во всем мире в виде картин, скульптур, симфоний и стихов. Их еще больше распространили музеи, оркестры и литературные издательства. Их художественная ценность неоспорима, несмотря на их религиозные корни.

Нет ничего нового под солнцем. Красота еще может спасти мир. Христиане, вероятно, не выиграют эту культурную битву с гневной риторикой, насмешками и Священным Писанием, используемыми как оружие. Боязливые люди дерутся, а мирные творят.Макото Фудзимура создает картины, которые помогают людям увидеть красоту через страдания. Терренс Малик снимает признанные критиками фильмы, которые постоянно указывают на трансцендентное. Солженицын говорит: «Настоящее произведение искусства несет в себе подтверждение. Искусственные и вынужденные концепции не выдерживают испытания образами; рушатся и образ, и концепция », но« произведения, основанные на истине. . . привлекают нас к себе сильно, и никто никогда - даже столетия спустя - не выступит против них.”

Конечно, не у всех христиан есть призвание художника. Но все мы можем помочь культивировать культуру, которая любит красоту, будь то творение Бога или произведение искусства человека. Душа, откликающаяся на красоту, может вести человека через множество соблазнов лжи и коррупции. В каком бы сердце ни прорастали семена красоты, вместе с ними прорастут истина и добро.

Красота спасет мир

Тысячу лет назад князь Владимир Великий, языческий монарх Киева, искал новую религию для объединения русского народа.С этой целью князь Владимир послал послов исследовать великие вероисповедания из соседних владений. Когда делегации вернулись, они передали князю свои отчеты. Некоторые открыли для себя суровые и суровые религии. Другие сталкивались с верой, которая была абстрактной и теоретической. Но посланники, исследовавшие христианство в византийской столице Константинополе, сообщили, что нашли веру, отличающуюся такой запредельной красотой, что они не знали, на небе они или на земле.

Затем мы пошли в Константинополь, и они привели нас туда, где они поклоняются своему Богу, и мы не знали, находимся мы на небе или на земле, потому что на земле нет ни такого видения, ни красоты, и мы не знаем, как это сделать. Опишите это; мы знаем только то, что Бог обитает среди людей. Мы не можем забыть эту красоту. - Первичная летопись послания князя Киевского-Руси Владимира в Константинополь

Получив от константинопольской делегации отчет о неземной красоте, свидетелями которой они стали в христианском богослужении, князь Владимир принял христианство как новую веру для русского народа.Посланников и князь Владимир принял христианство не апологетикой или этикой, а эстетикой, красотой. Таким образом, можно сказать, что именно красота принесла спасение русскому народу. Спустя девятьсот лет великий русский писатель Федор Достоевский придумал загадочное выражение: «красота спасет мир». То, что Достоевский имел в виду под этой загадочной шуткой, было предметом многих предположений, но определенно должно было быть каким-то образом связано с глубокой христианской верой Достоевского.

Сегодня в западном мире много людей, которые ищут какую-то форму духовности, чтобы дать им то, что обещает материализм, но не может выполнить. Подобно князю Владимиру, они ищут новую духовность. Западная церковь как наследница Просвещения по-прежнему испытывает искушение ответить на возобновившийся духовный интерес логическими аргументами в пользу истинности христианства (апологетика), а также, возможно, обоснованием моральной добродетели, которую христианство может произвести (этика). Все в порядке.А как насчет красоты? Возможно ли, что то, что князь Владимир считал наиболее убедительным в христианстве в X веке, и то, что князь Мышкин защищал в книге Федора Достоевского « Идиот », - это именно то, что могло привлечь новое поколение духовных искателей к вере в Иисуса Христа? Возможно ли, что христианская весть может быть передана с точки зрения красоты? Есть ли наряду с апологетикой и этикой эстетика, которая принадлежит Евангелию Иисуса Христа? Да! Красота является неотъемлемой частью Евангелия.

Обычно мы более привыкли защищать христианство с точки зрения его истины и добродетели. Но красота также принадлежит христианской вере. А у красоты есть способ проскользнуть мимо нашей защиты и поговорить с нами уникальными способами. Для поколения, подозрительно относящегося к утверждениям истины и не убежденного в моральных утверждениях, красота имеет удивительное очарование. И все в Иисусе Христе прекрасно! Его жизнь, его чудеса, его благодать, его учение - даже его смерть и, конечно, его воскресение - все это неповторимо красиво.Христианство, очарованное этой красотой, сформированное этой красотой и отражающее эту красоту, имеет возможность представить скептически настроенному и пресыщенному миру аспект Евангелия, который слишком долго был слишком редким. Там, где истина и добро не привлекают публику, красота может снова увлечь и увлечь тех, кого она очаровывает, в царство спасительной благодати. Христианскую историю можно рассказать красиво, потому что история Иисуса Христа потрясающе красива!

13 ноября 2010 года хор из восьмидесяти голосов Ниагары неожиданно выступил с хором «Аллилуйя» из « Messiah » Генделя в ресторанном дворике торгового центра Seaway Mall в Ниагара-Фолс, Онтарио.Ничего не подозревающие покупатели едят обеды из фаст-фуда в месте, которое кажется бесконечно удаленным от священного и прекрасного. Затем молодая женщина с мобильным телефоном, прижатым к уху, встает и начинает петь первые мелодичные отрывки из хора «Аллилуйя». К ней присоединяется мужчина, который несколько минут назад ел обед своего Арби. Затем к растущему хору присоединяется то, что кажется смотрителем торгового центра. В конце концов все восемьдесят голосов хора исполняют изысканное исполнение шедевра Генделя.Покупатели в фуд-корте ошеломлены. Некоторые запечатлевают момент на своих сотовых телефонах. Другие присоединяются к освященной веками традиции выступать в хоре Аллилуйя. Некоторые просто сидят с удивленными лицами, а другие вытирают слезы. Все являются свидетелями чуда - современная банальность фуд-корта в торговом центре превратилась в собор удивительной красоты.

Местная фотографическая компания записала неожиданное выступление в торговом центре Seaway Mall и разместила его в Интернете.Они надеялись, что его увидят до пятидесяти тысяч человек. Но за несколько недель его посмотрели десятки миллионов раз! Возможно, то, что делает видео несколько забавным, также делает его очень трогательным - его несоответствие. Сочетание высокого искусства и торгового центра, неожиданность духовной музыки в ресторанном дворике, кажется, оказывает на нас странное влияние. Почему? Как современные люди питаем ли мы глубоко укоренившийся страх, что мы теряем всю красоту? У нас есть технологии, удобство, безопасность и некоторая доля благополучия, но где же красота? Где красота, без которой, как мы знаем, мы не можем жить? Учитывая это как наш скрытый страх, хор, появляющийся из ниоткуда и исполняющий священную музыку в стиле барокко в торговом центре, мало чем отличается от того, что Евангелие от Луки описывает при рождении Христа -

И внезапно с ангелом явилось множество небесного воинства, восхваляющего Бога и говорящего: слава Богу в высших и мир на земле, добрая воля к людям.

Этот «случайный культурный акт» в Онтарио - прекрасная метафора того, как церковь должна позиционировать себя в мире. Вместо разгневанных протестующих, грозящих нам кулаком светской культуре, мы должны быть радостными певцами, трансформирующими светское в священное. Вместо отчужденных сепаратистов, изолированных в христианских анклавах, мы должны своей песней превратить фуд-корты в соборы. Церковь должна петь мелодию Христа в торговых центрах бессмысленности и еще раз удивлять современный мир красотой Евангелия.Богослов Ив Конгар защищает идею церкви не в знак протеста или изоляции от мира, а как спасительное присутствие Христа в мире.

Церковь - это не особая маленькая группа, изолированная, обособленная, остающаяся нетронутой среди изменений мира. Церковь - это мир, верующий во Христа, или, что то же самое, Христос, живущий в мире и спасающий мир нашей верой. - Ив М.-Дж. Конгар, Причины неверия нашего времени

Красиво! Наша задача не в том, чтобы побудить мир к определенному нравственному соответствию, а в том, чтобы привлечь мир к спасительной красоте Христа.Лучше всего мы делаем это не путем протеста или политических действий, а путем демонстрации прекрасного присутствия в мире. Западная церковь четыре века рассматривала спасение механистически, представляя его как план, систему или формулу. Было бы намного лучше, если бы мы вернулись к рассмотрению спасения как песни, которую мы поем. В книге «Откровение» (из которой Джордж Фридрих Гендель нашел тексты для своего припева «Аллилуйя») нет никаких планов или формул, но в ней много песен. Задача церкви - творчески и верно петь песни Агнца посреди мира, основанного на зверских принципах жадности, упадка и насилия.Нужен не уродливый протест, а красивая песня; не прагматическая система, а трансцендентная симфония. Почему? Потому что Бог больше похож на музыканта, чем на менеджера, больше на композитора, чем на клерка, ведущего бухгалтерские книги.

Бог больше похож на кантора, который воспевает Свое Творение и вечно радуется его прекрасной гармонии. Его песня продолжается, и ее мелодия движется и вдохновляет человечество на восстановление красоты и гармонии падшего и деформированного Творения.”- Виген Гуроян,« Мелодия веры: богословие в православном ключе »

Грех и сатана украли у человечества песню, которую мы должны были петь вместе с нашим Создателем. Мы лишены красоты и мелодии. В торговых центрах бессмысленности у нас осталось немного больше, чем бессмысленный музак. Именно в этот мир приходит Сын Божий и поет свою песню. Певец приглашает нас присоединиться к нему в его песне. Петь с Сыном Божьим прекрасную песню, которую он приносит, - значит присоединиться к компании искупленных.Красота спасает мир.

После того, как все моря пересеклись (как будто они уже пересеклись)
После того, как великие капитаны и инженеры завершили свою работу,
После того, как благородные изобретатели, после ученых, химиков, геологов , этнолог,
Наконец придет поэт, достойный этого имени,
Истинный сын Божий придет, петь свои песни.
–Уолт Уитмен

С Новым годом!

БЗ

(Картина, конечно же, Звездная ночь t Винсента Ван Гога)

Когда красота спасет мир

20 июня 2013 г.

Я происхожу из традиции, которая высоко ценит истину - даже верю в нее как в абсолют.В церкви, где я вырос, нас учили говорить не чистое или прекрасное, а то, что было правдой. Мерилом честности в моем детском доме было не говорить о красоте, а говорить правду.

Истории не отвергались, но и не особо ценились. Если у нас не было чего-то хорошего, то есть назидательного, то нам велели вообще ничего не говорить. В школе было некое уважение к красоте, потому что я ходила на уроки литературы, но большинство подростков слишком стесняются публично испытывать красоту.Так что уроки остались в лучшем случае информативными.

Я всегда ценил красоту, поскольку она олицетворяет порядок. Композиция, баланс и математическая концепция элегантности - это пути, на которых я могу понимать и ценить изобразительное искусство. Мне нравятся эти проклятые кувшинки, а эстетика помогает мне сказать, почему, не бормоча о том, что «просто обожаю лаванду прямо сейчас» или о необходимости использовать слово «красивая».

Прошлой весной я начал требовать от своих учеников писать прекрасные стихи и говорить им, что эти стихи могут быть о чем угодно. Мы читаем стихотворение о волке и оторванной конечности, которое закончилось тем, что профессор Шмидт задохнулся и задохнулся.

Признаюсь, это была авантюра, но без опыта не может быть красоты ; любой пример будет авантюрой. Поздно весной я получил наклейку от Image с надписью: «Красота спасет мир». Настроение - из христианского литературного журнала - было достаточно подозрительным, чтобы его можно было разместить на двери моего - баптистского колледжа - офиса. Я чувствовал себя скандальным профессором философии.

Честно говоря, мне так же неудобно говорить «Красота спасет мир», как и «Любви достаточно». Обычно я не верю, что то, что связано с такими эмоциями, может быть заслуживающим доверия - или достаточным.

Но, как ни тревожно, способность красоты включать эмоции делает ее более полной, чем истина. В правде мало места для эмоций. Но вещь не может быть красивой, если это не правда.

Моя тектоника меняется. И в процессе меня все больше разочаровывают фундаменталистская вера, политика и архитектура 1970-х годов.Рабочее место без благоустройства внезапно кажется брутальным, а церкви без искусства - пустыми. Я осознаю глубину его духа, когда друг говорит мне , что он потерял веру, но не из-за какого-то рационального противоречия, а потому, что он больше не считает это прекрасным.

И, по иронии судьбы, в культуре, насыщенной имиджем, я нахожу в этой вере в красоту освобождение от рабства . У меня больше нет причин стремиться к своим изображениям якобы организованной, органичной, гламурной или важной жизни моих соседей или соревноваться с изображениями в Cosmo: они некрасивы.Этого не может быть, потому что это неправда.



Оставить комментарий

Комментарии будут одобрены до появления. Мы не допускаем неуважительных комментариев или личных нападок на авторов нашего блога.

Красота спасет мир ???

by Dina Sleiman

Я прошу Господа только об одном,
я ищу только этого:
чтобы я мог жить в доме Господа
все дни моей жизни,
смотреть на красоту ГОСПОДЬ
и искать его в храме Его.~ Псалом 27: 4

Цитата «Красота спасет мир» приписывается Федору Достоевскому. Это правда? И если да, то что это значит для нас, христиан? В последнее время я действительно углубляюсь в понятия искусства и красоты. Это основные способы, которыми я соединяюсь с Богом, можно сказать, с божественным. Я верю, что это поколение ищет не просто логическую, рациональную веру со здравой систематической теологией, но скорее красоту, чудеса и отношения с создателем вселенной.

Вы только посмотрите на популярность флешмобов в последнее время. Кто-нибудь смотрит эти видео с возвышающими духовными песнями и танцами и говорит: «Почему вы пытаетесь засунуть свою религию нам в глотку»? Не то, чтобы я слышал. Обвиняют ли исполнителей в предвзятости или предвзятости. Думаю, нет. У искусства есть способ преодолеть наши предубеждения и проникнуть прямо в сердце. Это идеальный способ познакомить мир с красотой Бога.

В субботу я порекомендовал роман, который как раз и выполняет эту задачу, под названием Противоположность искусству. И еще я упомянул две вышедшие в прошлом году книги с тем же названием, что и цитата Достоевского , Красота спасет мир. Версия профессора Грегори Вулфа - это своего рода трактат о христианстве и гуманитарных науках. Я еще не имел удовольствия читать это. Но так как он недавно вышел на Kindle, я очень надеюсь скоро его проверить.

Я прочитал Красота спасет мир написано пастором Брайаном Чандом. Он придерживается более теологического подхода, утверждая, что христианам каким-то образом удалось все сделать неправильно.Это христианство никогда не было связано с властью и политикой, но с красотой и любовью. Он начинает книгу с рассказа о русском князе, жившем тысячу лет назад, который искал новую религию для своего народа. Князь отправил послов для изучения других религий мира. Вот полученный им отчет о христианстве в Константинополе.

Затем мы пошли в Константинополь, и они привели нас к месту, где поклоняются своему Богу, и мы не знали, находимся ли мы на небе или на земле, потому что на земле нет ни такого видения, ни красоты, и мы не знаем, как описать это; мы знаем только то, что Бог обитает среди людей.Мы не можем забыть эту красоту.

Так князь Владимир принял христианство как новую религию России. Это христианство, которое притягивает к себе людей, как магнит. Где это христианство сегодня? Слишком часто я думаю, что этого не хватает. Но, слава богу, кажется, что он на подъеме.

Жанд призывает читателя быть пророческим народом, возвещающим Царство Божье здесь, на земле, даже сейчас. И чтобы делать это в основном, живя в соответствии с Блаженством, той очень неудобной и непрактичной проповедью Иисуса, которую мы, вероятно, предпочли бы смахнуть под стол.

Итак, я провел последние несколько недель, погрузившись в роман об искусстве и богословскую книгу о красоте, но это еще не все. Я также прочитал Сердце художника лидера прославления Рори Ноланда. Эта книга помогла мне лучше понять себя как художника. И мои слабые, и сильные стороны. В христианстве слишком часто на художников смотрят свысока. Как и Блаженства, нас считают непрактичными и неудобными. Летучие люди. Но Бог создал художников с особой чуткостью, чтобы нести особые послания Своему народу.Чтобы сделать чудеса духовной вселенной немного ближе к нашему пониманию с помощью песен, танцев, картин, поэзии и т. Д. Чтобы принести сюда на землю маленький кусочек рая.

Спасет ли мир красота? Не красота ради красоты. Но красота, которая нежно склоняет людей к спасителю мира. Такая красота наверняка подойдет. Считаете ли вы себя «художником» или нет, давайте бросим вызов себе стать проводниками красоты. Быть пророческим народом, приносящим на землю прекрасные проблески небес.Делать справедливо, любить милосердие и смиренно ходить с нашим Богом. Не засовывать людям нашу мораль и теологию в глотки. Скорее знакомя их с беспрецедентным чудом нашего спасителя. Давайте делать это в наших письмах, в искусстве и в нашей жизни.

Какие красивые вещи трогали вас в последнее время? Что приближает вас к Богу? Как ты можешь быть проводником красоты?

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~


Дина Слейман пишет лирические истории, которые танцуют со светом.Большую часть времени жительница Вирджиния-Бич будет читать, кататься на велосипеде, танцевать или гулять с мужем и тремя детьми, желательно на берегу океана. После получения степени магистра профессионального письма в 1994 году у нее было много возможностей преподавать литературу, письмо и искусство. Она была абсолютным победителем конкурса «Тронутые любовью» для неопубликованных авторов в 2009 году.Только что вышел ее первый роман, Dance of the Dandelion с Whitefire Publishing. Недавно она также стала редактором отдела закупок для WhiteFire. Присоединяйтесь к ней, когда она обнаруживает невынужденные ритмы грации. Для получения дополнительной информации посетите ее http://dinasleiman.com/

Может ли красота спасти мир ?. «Человек может жить без науки, он может… | Трой Камплин | Сознательный парадоксализм

«Человек может жить без науки, он может жить без хлеба, но без красоты он больше не может жить, потому что ему больше нечего делать с миром.Здесь весь секрет, здесь вся история »
(Достоевский, Демоны, ).

«Красота спасет мир».
(Достоевский, Идиот )

«Красота есть истина, истина красота» - это все
, которые вы знаете на земле, и все, что вам нужно знать.
(Китс, Ода на греческой урне )

«Красота - это величие истины».
(Платон)

«Все люди хотят знать истину, знать реальность.Многие хотят обмануть других, но мало кто хочет быть обманутым (и, следовательно, порабощенным) »(Стратфорд Калдекотт, Beauty in the Word , 8–9).

«В греческой мифологии богиня« Память »(Мнемозина) является потомком изначальных Матери и Отца; то есть Земля (Гайя) ​​и Небо (Уран). Она отвечает за наименование вещей и является матерью Зевса девяти муз, которые вдохновляют литературу и все искусства, от поэзии до астрономии. Память, таким образом, является матерью как языка, так и цивилизации.Это то, что дает нам связь между Воспоминанием и языком »(36).

«Вы не можете сообщить правду, которая не изменила вас» (86).

«Мы желаем истины, потому что она прекрасна, она ведет нас к ней. На самом деле, стремление к чему-то, желание этого - это часть того, что мы подразумеваем, называя это «прекрасным». (133)

«Наше переживание красоты освобождает или расширяет нас за пределы нашего« я ». Встреча с ним вызывает желание объединиться с ним, чтобы стать «больше», чем мы есть.В то же время нам может показаться, что это «больше, чем мы заслуживаем» или больше, чем мы вправе ожидать »(156).

«Именно красота побуждает нас любить единого, истинного и доброго не ради нее, а ради них» (159–160).

Согласно шотландскому философу Фрэнсису Хатчесону, чтобы что-то было красивым, оно должно иметь единство в разнообразии и разнообразие в единстве. Мир будет спасен, если мы поймем это и поймем, что это значит.

Истина - это одно или много? да.

Добродетель - это одно или много? да.

Справедливость - это одно или много? Да

Красота вдохновляет на желание воспроизвести ее. Ваша жена красива. Ваш муж красивый. Красота - источник мимесиса в искусстве. Вот почему Платон отождествлял эрос с красотой.

Согласно Аристотелю, добродетель направлена ​​на прекрасное ( Никомахова этика ).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2019 © Все права защищены. Карта сайта