Стихи о советском районе хмао: Стихи о Югре. Медиатека. №78 «Ивушка»

Стихи о Югре. Медиатека. №78 "Ивушка"

http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=457555

Югра

Моя Югра — забота и подруга.
Нет, не вчера узнали мы друг друга.
Ты — песнь моя. От самой колыбели
Я шел с тобой к своей высокой цели.

Твоя судьба — и нефть, и газ России.
Твои просторы — снежно-голубые.
И труд, и чувство счастья — вся награда!
Я помню все. Мне это было надо. 

Но впереди не вижу я покоя.
Мой край одарен щедрою рукою:
В России — треть богатств земного шара.
Как нам не ждать внезапного удара?

Не тот твой сын, кто гордости не ведал,
Кто соль Земли врагу безвольно предал,
Кого печаль твоя не беспокоит.
Крепись, Югра. Таких и знать не стоит!

Моя Югра — забота и подруга. 
Нет, не вчера узнали мы друг друга.
Я твой герой, хранитель и глашатай.
Живи Югра! Живи и сердце радуй!

Весенняя минута

Что за нрав у северянок —
Этих вьюжиц и ветриц!
Удивляют спозаранок,
Машут крыльями ресниц.

Снег — на шубке, снег — на шапке,
Снег — на чьих-то волосах.
На девчонке и на бабке,
У торговца на усах. 

На щеке снежинка тает,
За машиною пылит.

Жизнь ничуть не утихает —
Воздымает и бурлит.

В этой сутеми и смуте,
И в раздрае скоростей
Не хочу терять я сути
Самой солнечной своей. 

*  *  *

Зря я завел себе моду —
Весь выходной — взаперти.
Выйду скорей на природу,
Чтобы душой отойти.

Возле застывшей протоки
Высится белый обрыв.
Долгие зимние сроки
Будущий держит разлив.

Скоро оттает полянка,
Желтого плеса тесьма.
Как надоевшая пьянка,
Тянется наша зима.

Всюду сугробы, сугробы...
До горизонта, взгляни!
Но уже веет без злобы
Ветер последние дни.

Воздух и чист, и прозрачен,
Солнце глядит веселей...
Вот и предел обозначен
Царству речных хрусталей.

* * *

По краю мартовского наста
Румяный закатился день,
И дышит сумрак безучастно
Меж придорожных деревень.

Темнеют ели, сосны редки;
Стряхнули иней — вышел срок,
Лишь кое-где на крепкой ветке
Последний держится снежок.

http://ruspoetry.narod.ru/

Водительское

Утро чело деловито нахмурило.
Рвутся КамАЗы по трассе вперед.
Сколько нас, братцы, вчера балагурило?
Сколько нас нынче недостает?

Где-то удача растаяла гладкая…
Знать, как и прежде она впереди — 
Жизнь наша долгая, жизнь наша краткая —
Несовершенная, как ни крути.

Белые ночи

К мостовой прижалась летняя жара,
На газоны льется нежная прохлада.
Незакатные в Сургуте вечера,
Хоть читай, и электричества не надо.

Стань в рябиновые, влажные кусты,
От небес не отводя в восторге взора.
Сколько вечной и щемящей красоты
В белом облачке над синей кромкой бора!

Облака Севера

За облачной грядой идет еще гряда.
За дальнею грядой — далёкая, другая…
Ты в небо погляди, мечтою воздвигая
Из белоснежной тьмы дома и города.

Без счета, без числа толпится череда
Высоких, кучевых, крутых, многоэтажных…
Они сотворены для сильных и отважных,
Для тех, кто смотрит ввысь… хотя бы иногда.

Солохинские мосты

Я жизнь прожил счастливую в Сургуте,
Все двадцать восемь полновесных лет,
Не изменив её всегдашней сути
И просто воспевая как поэт.
Посильно помогая где руками, 
Где головой в строительстве его — 
Приехал я сюда не за деньгами,
А разделить эпохи торжество.
Хотя бывают разными эпохи,
У каждой свой герой и свой резон.

Герой сегодня — Валентин Солохин,
Которым по-мужски я восхищен.
Романтику Сибирь — святое место,
Поруганное, может быть, порой.
Но кто же он такой — начальник треста
Под именем обычным «Мостострой»?
Солохин говорит скромнее многих,
Когда с ним речь газетчики начнут: 
— По этой жизни нас ведут дороги,
А без мостов дороги не живут. 
Он сам себя не мыслит без работы,
Доступен — выходной-не выходной, 
Готов не только «разбирать полеты»,
А пестовать идеи, как родной.
В Сургуте ли — пролета нету шире, 
В Ханты-Мансийске — четкий на просвет — 
Мосты, каких не так уж много в мире,
А может быть, каких и вовсе нет.
И через обский мост переезжая,
Возможно, дорогая, как и ты,
Я всякий раз невольно замечаю: 
Переживаю бездну красоты. 
Когда жду встреч на берегу с тобою 
И время через Обь гоню: «Спеши!», 
Я восхищен солохинской душою,
Ведь мост, определенно, — часть души!

Элегия

Стою на верху заводской эстакады.
Вдали предо мною — Солохинский мост.
И столько тайги, что другого не надо!
И столько же в небе рассыпано звезд!

Смотрю с высоты, и душа замирает.

И мыслю о том, как живу и умру,
О том, как вселенная тихо вздыхает,
О том, как снежинки летят на ветру.

http://ruspoetry.narod.ru/

Сургут

На берегах Оби широкой,
Затерянный среди болот,
Осколком рани синеокой
Возник мой город и живет.

Его строителям за сорок,
Он знал героев и рвачей,
Но не шальным богатством дорог,
А тем, что сердцу горячей.

Да разве в памятной тетради
Своей рукою зачеркну
Его тяжелый дебаркадер,
Реки степенную волну?

Я вижу вольные стремнины! 
Далеко ропот им нести
С его причалов — середины
Великолепного пути.

Он жил, творил, мечтал и строил,
Ходил то в робе, то в мехах,
И память славную покоил
О павших рано земляках.

Добытчик нефти знаменитой,
Соперник вечности самой,
Всегда к себе душой открытой
Меня зовет он, город мой!

1997

* * *

Когда на улице метель заводит карусель,
И по ночам как человек в окно стучится снег,
В печи, сердясь на тесноту, гудит огонь, как шмель.
Стремится в черную в трубу, чтоб вырваться навек.

Пока в печи гудит огонь, готовь себе еду,
Суши одежду, и дрова, и воду кипяти.

Пока в словах играет жар, зови свою звезду,
И говори ей о любви, и... Господи, прости!..

Песня рыбака-ханты

Ночи звездный поясок
Высоко сияет.
Месяц — легкий обласок
В облаках ныряет.

Отражение в реке
Делится на части —
Это я на обласке
Догоняю счастье.

На Вахе

В хантыйской притихшей деревне
Столетние кедры не спят.
На празднике обласа древнем
Встречаем июльский закат.

И музыка ширится трубно,
Как будто на славу и суд
Под звуки шаманского бубна
Здесь духов из бездны зовут.

Беседуем, волю вдыхая —
Пытаемся что-то понять
Из песни брусничного края,
Что льется опять и опять.

А песня пророчит уныло,
Что правда бредет наугад,
И все на земле уже было,
Не тысячелетья ль назад?

У речки журчащей, где блики
Летят на веселия зов,
Не те же ли вечности лики
Сквозят из прибрежных кустов?

И ночью над заводью черной
Все та же гудит мошкара.
Ах, как она вьется проворно!
Как рвется на пламя костра!

На празднике обласа древнем
Истаял июльский закат.
И долго в притихшей деревне
Столетние кедры не спят.

Сургуту

Я отдал молодость Сургуту,
Его проспектам и балк`ам*,
Его простору и уюту,
Его мостам и берегам.

Где под крылом реки могучей
Вдруг зародилась красота.
Вокруг — рукой подать до тучи,
Вдали — кедровые места.

А здесь грохочут громы басом —
Бьют сваебои в унисон.
Стоит он, Саймой подпоясан
И в Обь немую погружён.

Сургут, дитя всесильных планов
Великой родины моей.
О, журавли подъёмных кранов
Сюда слетели стаей всей!

Зари цветастый полушалок
Взвивался полостью не раз
На табунки нефтекачалок
Вокруг бетонных автотрасс.

И вырос город величавый
Здесь за каких-то тридцать лет.
Здесь я крещён был первой славой
Как литератор и поэт

Здесь, здесь работал и учился, 
Растил и пестовал детей,
Богатством памяти разжился
И чувством родины моей.

Могу открыть в одну минуту
Вчерашний день своим ключом.
Я отдал молодость Сургуту
И не жалею ни о чём.

* Балок — самостроеное жилище.

* * *

Последняя роскошь ушедшей зимы —
Снежок, осыпающий землю в апреле.
Кому-то на юге цветы надоели —
Какое нам дело до их кутерьмы!

Смотри-ка, на грани меж света и тьмы

Примолк наш Сургут, как дитя в колыбели.
Так тихо, что слышится — сны полетели
Наивные души искать и умы...

* * *

По мраморной крошке на скомканном снеге, 
Роняя тугие лучи,
Проехало за город солнце в телеге
Из золота печь калачи.

Как пьяный мудрец из ночного загула, 
Беспечно и ясно смеясь,
И в гости с собою березку тянуло,
За ветку легко зацепясь.

Хантыйка

То не солнце выплывало
Из-за яра кораблем,
Не луна, как то бывало,
Восходила над бугром,

Не созвездьями сверкнуло
Небо синее в ночи,
То не пламя полыхнуло
Из охотничьей печи.

То красой своей сияя,
Вышла девица во двор.
Будто курочка лесная,
Что ни перышко — узор.

И стройна и светлолика,
Не бывает веселей. 
Губы — спелая брусника,
Зубы инея белей

Косы черные, тугие,
Шелковисты и длинны,
Брови — струйки смоляные,
Как рукой наведены.

Удивительного нрава
Будто летняя река,
Не ревнива, не лукава
Дочь лесного остяка.

http://ruspoetry.narod.ru/

* * *

На Сайме, среди кедров темноликих, 
Дрожат клочки небесной синевы. 

Малиновки взволнованные клики
Пронзили бор чуть выше головы.

Трепещет воробьишка за сараем.
Как ни круты сугробы вдалеке — 
Проталины привольно дышат маем, 
Веснушками на девичьей щеке.

Мне вспомнилось на миг родное детство. 
Приход весны я празднично встречал. 
Степных небес приветствовал соседство, 
И солнца ход на парте отмечал.

Я не забыл ни сверстников галденье 
Перед игрою в прятки, да лапту,
Ни девочку, чье имя… Загляденье…
Я не забыл простую красоту.

Я не забыл ни садика с цветами,
Ни писем, что тобою сожжены.
Лишь два часа полета между нами
Две жизни, два признанья, две вины.

Не возвратить… А, знаешь, и не надо. 
Былого нет… Поблекнут краски дня.
Но будет вечно в прятки возле сада 
Играть весной другая ребятня.

Я рад тому, что мир материален,
И, уходя, с собой не заберу,
Ни темноликих кедров, ни проталин,
Ни птицу, прозвеневшую в бору.

* * *

Выпал снег с утра на третье,
На мое тысячелетье.
Знать, устал, пока парил,
Словно ангел шестикрыл.

Нежный-нежный, пьяный-пьяный 
Раб судьбы непостоянной 
Догадался тихо лечь
На площадку чьих-то плеч.

Он, бродяга, рад стараться 
Никогда не просыпаться.
Но растает, погляди,
Только в комнату войди.

Зимняя прогулка

Солнце пышет ярче сварки.
В ледяные зеркала
Важно смотрятся подарки
Новогоднего стола.

Вон сугроб, как пряник ладный,
Вон осинка вся в снегу,
Как фольгою шоколадной,
Шелестит на берегу.

А в нетронутой низине
Столько нежной белизны!
Ты постой посередине,
Ведь такому нет цены.

Проходя под хрупкой аркой
Индевеющих кустов,
Не стряхни щекою жаркой
Фантастический покров.

Шофер

Памяти 
Бориса Васильевича Гусева

В автомобиле, как влитой, 
Одетый строго по погоде.
Шофер "от бога" — робок, вроде,
Перед дорожной суетой.

Переплетенья магистрали,
Да светофорный окоем...
О, сколько раз одолевали 
Вы человека за рулем! 

А сколько раз во днях труда
Он рисковал, и ставил на кон
Судьбу свою под Зодиаком.
Но грела добрая звезда,

И снова байки про мороз
Напарник впаривал жестокий,
И вьюга, преданно, как пес,
Ему облизывала щеки.

* * *

Треск мороза отчаянно гулкий.
И река в белоснежье оков:

Хорошо мне на лыжной прогулке
Среди сосен, берёз и снегов.

Хорошо в заметеленной дали
С поэтическим жаром в крови
Пропадать от тоски и печали,
И непрошеной, гордой любви. 

Мир красив, аж душа замирает,
На рекламный возносится щит!
Достоевского дятел читает
И по азбуке Морзе трещит.

Достоевского дятел читает,
Он совсем не глупее, чем ты.
Только мир красота не спасает —
Не хватает ему красоты.

http://ruspoetry.narod.ru/

Мороз

По Сургуту, Сургуту, Сургуту — тревожные сумерки.
Ах, когда же грядущие белые ночи грядут?
Полушубки не греют, и шутки до времени умерли
Будто градусы холода рта разомкнуть не дадут.
Даже та же луна, наша старая рыжая спутница —
Словно маятник в небе дрожит от внимательных глаз:
По Сургуту, Сургуту, Сургуту идет межуютица,
И застывшей солярки не жжет на обочине КрАЗ.
Словно жесть по щеке — не скупятся ветра на пощечины,
Выжимая короткие слезы и долгую злость,
Но для наших сердец никогда не найдется обочины,
На которой бы им отдохнуть от работы пришлось.
И краснеют в балках подключенные в сеть нагреватели,
И сквозь двери двойные парит индевелый подъезд,

И любому морозу мы все же друзья и приятели —
Не об этом ли он и трещит, одичалый, окрест.

* * *

У полярного круга заповеданный город.
Нефтяные просторы — за ближайшим ручьем.
Но губительный холод проползает за ворот.
И в горячем июле — боль на сердце моем.

— Отчего ты не весел? — спросит ласковый ветер,
Я солгу, я отвечу: "По любви заскучал!"
Обратится ли солнце: "Что, брат, ликом не светел?" 
Я найду, что ответить. Как всегда отвечал.

Но суровая совесть о былом меня спросит,
Что тогда мне ответить? Сам себе не солжешь. 
Десять лет, как Россия смерть за пазухой носит,
И рукой ненавистной снова точится нож.

А на сердце России, под небесною, синей,
Вечной шалью надежды, принакрывшей поля,
Как на сердце поэта заколдованный иней,
Оттого я не весел, мать, Родная земля!

* * *

А я люблю людей обыкновенных:
Бесхитростных, открытых и простых,
Без грубоватых доблестей военных,
Без пятен на душе «пороховых».

Не оттого ли сам я счастлив ныне,
Что дьявол не добрался до меня:
Жена моя — обычная богиня,
И ангельская ближняя родня…

Люблю людей с хорошим настроеньем,
Не только ради принятых ста грамм.
Долой тоску по крепким ощущеньям
И тягу к оскорбительным словам!

Я предпочтенье отдаю героям, 
Чья доброта привычна, как рассвет, — 
Мы с ними непременно мир построим,
Пусть через двести, через триста лет.

Мечтательных, открытых, откровенных, 
Достойных жизни полной и большой,
Люблю, люблю людей обыкновенных,
За счастье их болею всей душой.

* * *

От Сургута к Нижневартовску
Поезд катится легко.
От Сургута к Нижневартовску
В окна видно далеко.

Предо мною расстилается
Край немеряных болот.
Сердце кровью обливается:
Сколько дерева гниет!

Сколько видится единственных!
Сколько павших в полный рост
С корнем вывернутых лиственниц,
Кедров, сосен и берёз!

Всё пространство грозно светится
Всё похоже на погост.
И так редко-редко встретится
Крестик сосенки - подрост.

И горюем бесполезно мы
В романтической глуби
По всему пути железному
Вдоль красавицы Оби.

Улицей Маяковского

Утро в Сургуте. 
Среди берез —
Золото 
в синь 
выяркивается.
Ветер, 
тяжёлый как паровоз,
Грузно 
в саду расшаркивается.

Передвигается, 
бешен, 
дик,
По тротуарам каменным.
Вижу я — 
дрогнул его кадык,
Жарким 
облитый 
пламенем:

На стойке 
солнечной кутерьмы
Скоро 
коктейль 
закончится.
И — покатили 
в туннель зимы
Серые 
дни-вагончики!

С фотоаппаратом 
за ним иду
Тихо как 
папарацци я
Эх, повторилась бы 
в этом году
Октябрьская 
демонстрация!

http://ruspoetry.narod.ru/

* * *

Осень.
А на улице — теплынь.
Был с утра туман,
уже растаял.
Желтый ветер, листья рассыпая,
Шепчет приземленную латынь.

В бирюзе береза 
высока,
Приняла на пальцы бесконечность.
И пред жизнью павшего листка
Жизнь моя —
не менее, чем вечность.

Снегопад

С утра мело широкими кругами,
А на рассвете падал наугад,
Пространство размечая между нами, 
Душа зимы российской — снегопад.

И город перед нашими глазами
Раскинул феерический наряд 
С верандами, качелями, шатрами...
И сказке вслед прохожие глядят.

Прошел с лопатой грузный Дед Мороз. 
Корявый лист от клена прокатился,
Продрогший и волнующий до слез.

Густеет снег. Плотнее повалился
На рыхлые громады тополей
С каркасами старинных кораблей.

Невозмутимый, вечный снегопад.
Валит, валит растущими кругами!
Под нашими неспешными шагами
Тропою комья белые скрипят. 

Сенокос

Этот край бесконечен и прост.
И под куполом выси нетленной
На готовом стогу в сенокос
Я как будто один во вселенной.

Свежий запах медовой травы,
Деловитых жучков стрекотанье,
А вокруг — океан синевы
Неделимый, как все мирозданье.

В этой бездне теряется взгляд.
Мир настроен на вечные ноты.
Только мышцы тревожно гудят
От азартной, тяжелой работы.

* * *

Бабьим летом, в Сургуте, в субботу,
Над домами, рекой и тайгой,
Мне такого не помнится что-то, 
Удивительный льется покой.

Всюду окна раскрыты и двери,
Ранний вечер тягуч, словно мед,
Из каких-то зеркальных материй
Музыкальная фраза плывет.

И блестит подрастающий месяц
Из-за туч белизной молока,
И с балкона, до пояса свесясь,
Мальчик с девочкой кличут щенка.

Бабье лето в Сургуте

В Сургуте бабье лето — 
Прошел короткий дождь.
И, в легкий плащ одета,
Навстречу ты идешь.
На локоне заколка
Светло блеснула вдруг.
— Ах, если бы надолго!
Надолго, милый друг…

Пора любви и счастья —
Прекрасная пора.
Ты шепчешь: "Заждалась я!" 
Целуешь, как вчера.
Летишь ко мне, как пчелка
На свой цветущий луг.
— Ах, если бы надолго!
Надолго, милый друг…

Час-два теплу и свету,
И день прошел, а жаль!
Как будто сигарету 
Швырнули на асфальт.
Зрачком горящим волка
Прочерчен полукруг.
— Я ухожу надолго.
Надолго, милый друг…

* * *

В октябре на улице Островского
Возле дома — желтая трава.
Под лучами солнышка покровского
На широком небе — синева.

Там летит под облачные полосы
Городской рабочий говорок,
А вдали дождя густые волосы
Раздувает свежий ветерок.

Там береза ярко-золотистая, 
Цвинькает синица на стволе.
И в груди моей настала чистая,
Лучшая погода на земле.

* * *

Иду по ночному Сургуту,
С морозца немного хмельной,
И думаю в эту минуту,
Поверь, о тебе лишь одной.

Смотрю, как летит неизменно
Над Обью, кружа все быстрей
Метельная белая пена
В огне городских фонарей.

Колышутся вьюжные струи —
Небес кружевные цветы...
Горят на лице поцелуи,
Дарила которые ты.

Любовь к Югре

Жизни вдохновенные приметы
Ты душой впитала на века.
Даже на другом краю планеты
Мне Югра ничуть не далека.

А моя печаль несокрушима:
Я забыть до гроба не смогу
Золотой багульник Когалыма,
Мегиона гордую тайгу.

Шум автомобильного Сургута,
Новый нижневартовский вокзал, 
То, о чём доселе почему-то
Всей земной любви не рассказал.

Вдоль Оби мечта моя кружится,
За летящей уткою вослед.
Где она привольно приютится?
Дай ты мне, Югория, ответ!

Может, у холмов Ханты-Мансийска,
У нефтеюганской буровой?
Жаль мне, жаль, что я сейчас не близко
Заболел тоскою мировой...

* * *

Даже радости нас догоняли с трудом,
Удивляли и путали карты.
Мы ледышки со щек обрывали с живьем
И ругались со злостью, азартно.
И не то, чтоб иначе совсем не могли
"Представители высшего права",
Просто нефть этой взбуренной нами земли
Нас пьянила сильнее, чем слава.

Просто ветер, шипя ледяным кипятком,
Не без нежности шпарил по коже,
И, работая с глупым еще пареньком,
Сам себе я казался моложе...

* * *

Всю жизнь меня по свету носит
То осень, то снег, то весна.
Душа постоянного просит,
И гладит виски седина.

А я в суете листопада:
То вниз по спирали, то вбок —
Как будто того мне и надо, 
Лечу меж домов и дорог.

И, вроде, милей и известней,
Становится каждый приют,
Но жизнь — как цыганская песня:
Везде ее грустно поют.

Рванешься ли в ставни резные,
Заденешь ли створки фрамуг —
Россия. Россия. Россия.
Знакомый и ласковый звук.

Очнешься — дорогу ли спросят,
Вздохнешь ли — погода все злей...
И вновь меня носит и носит
По Родине милой моей.

* * *

Дождя стеклянный гарус,
Да снега габардин —
Большой, тяжелый парус
Я шью себе один.
Не ждут меня ни слава,
Ни добрая рука,
Последняя забава —
Осенняя тоска.
В хмелю ее настойки
И сосны, и туман,
И ближней новостройки
Печальный котлован.
Зима внутри гуляет,
И строить не резон,
Но крепко вбиты сваи
В подземный горизонт.
И, бросив к черту жалость,
Чего уже скрывать,
Таким я и под старость
Останусь пустовать:
Ни друга, ни приюта —
Одна, как смерть, одна,
По всем углам Сургута
Тоска разведена.

* * *

День уходит медленно и вяло.
К западу желтеют облака:
Долгий караван бредет устало
В поисках живого родника.

Так и я, куда бы ни стремился —
Не уйму закатного огня.
Мне вчера хороший сон приснился,
Будто счастье вспомнило меня.
г. Когалым

В Сургуте-городе

Прекрасен вид бескрайней северной равнины
У неба синего на верхнем этаже
Такие белые, пуховые перины!
Такая даль, что не вмещается в душе!
В Сургуте-городе зимой — одна погода:
С утра мороз, к обеду — минус сорок два.
Зато не тесно и в любое время года
Не заболит о перспективе голова.
Сильнее зрелище, мой друг, увидишь где ты?
Найди сравнение, припомни детский сон!
Забудь про горы. Чтоб увидеть полпланеты,
Тебе достаточно лишь выйти на балкон.

http://ruspoetry.narod.ru/

Июль в Сургуте

Толпа бетонно-серых туч прогромыхала где-то,
Раскаты дальние грозы уехали за ней.
Синицей тоненько звенит распахнутое лето,
Роняя капли бирюзы с рябиновых ветвей.

И возрожденные мечты рукою торопливой
Рисуют радугу — цветной надежды каравай.
А я по Майской прохожу, продрогший и счастливый,
Как двадцать лет тому назад, влюбленный в этот край.

Сенной двери жилого вагончика

О, как ты стонешь в большую стужу,
Дверь, открываемая наружу!
Привет толкающимся в тебя,
И ручку тянущим на себя.

Они желаннее всех желанных
В твоих объятиях деревянных.
Прими, и поровну всем отмерь:
Стони сильнее, родная дверь.

Пускай почаще в тебя заходят,
Недолго ждут и вдвойне находят,
О том же, съежившись от потерь,
И сам пою я, родная дверь.

Я тем себя безраздельно тешу, 
Что дверь когда-нибудь перевешу.
Да будет ход твой и тих, и мудр,
Дверь, открываемая вовнутрь. 

Да будет ясно в тебя входящим
Друзьям и добрым и настоящим,
Что ждут их искренне и давно,
И места в доме — полным-полно.

Лебеди над Сургутом

Жизнь бедовая берет подъемы круто,
На пределе — напряженье и надлом.
Нынче лебеди повеяли Сургуту
Белоснежным, цвета Севера крылом.

Знак надежды беспременно помогает,
А иначе, кто бы выдумал тогда,
Будто птицы к людям сами прилетают
Только в добрые, родные города.

Презираю справедливые приметы,
Но зимою, верно, вспомнятся светлей
Ночи белые, навеянные лету 
Белоснежными крылами лебедей.

* * *

Я всегда был далек от «природы»,
Вот она, вроде, рядышком, но
Между нами с потеками соды
Недомытое в праздник окно.
Там — сургутские сосны-пигмеи,
Здесь — работы моей западня...
Вот и все, что мы нынче имеем
На повестке текущего дня.
Вот и все, что имелось, и было:
Прошлый день, или год, или час...
Будто время стеклянно застыло,
Разделяя природу и нас.
Будто время, зажатое в рамы
(Ах, какая блестящая гладь!),
Равнодушно, легко и упрямо
Не дает нам друг друга понять.

* * *

Хорошо на Урале по осени — 
Настоящий березовый рай.
Столько золота с неба разбросано, 
Хоть корзиной его собирай!

А в долине — рябинка заветная
С алой гладью по краю листа.
Обняла ее дымка рассветная,
Словно белого шелка фата.

И смущенно лесная красавица 
Прижимается кедру к плечу.
Ей бы только со счастьем управиться, 
А другого — желать не хочу.

В сургутском цеху

Сибирские морозы не пустяк,
И с ними тяжело определиться, 
Но, шутят, настоящий сибиряк —
Тот, кто зимою шубы не боится.

А мы в мороз жалели мелких птах,
И цеховую дверь приоткрывали:
Погреться к нам на электрощитах,
Бывалоче, синички залетали.

Мы их, шутя, манили в свой уют,
Насыпав горстью семечек в тарелку,
И любовались, как они клюют,
Глазенками устроив перестрелку.

И нас потом, когда мороз утих 
(Я в синей куртке шел из раздевалки),
Синички принимали за своих
И весело играли в догонялки. 

Сибирь

Кому — тюрьма, кому — награда.
Ничьей судьбы не оскорблю.
А мне Сибирь такую надо,
Что с детства знаю и люблю.

Чтоб небо — не окинуть оком!
Чтоб сердце — не сдержать в груди!
Чтобы девчонка ненароком
Мне улыбнулась на пути.

Кленовые листья

Здесь солнце восходит мишенью под выстрел, 
И вновь исчезает, почти не взойдя,
А я вспоминаю кленовые листья,
Кленовые листья во время дождя.

Я знаю, не выиграть им поединок —
Давно сокровенные мысли мои
В объятиях колких сибирских снежинок
И в зелени терпкой, сосновой хвои.

Так, что же? Какой они ищут корысти,
Слезинки дождя в мою душу струя?
Кленовые листья. Кленовые листья.
Тугие прожилки. Резные края.

У памятника основателям Сургута

С болотной грядки дунуло весною.
Вчера — мороз, а нынче — ветерок.
Я площадью шагаю городскою,
Пронизанной, как старый свитерок.

Стеклярусная каша под ногами,
Бесцветная на жиденькой заре.
А дождик меж рекламными щитами 
Торопится на встречу в сентябре.

Вот — роща вдохновенная раздета.
Вот — памятник моим Учителям.
Березки спьяну в ожиданье лета
Распахнуты навстречу небесам.

Девической их тягою захвачен,
Оглядываюсь, чей-то слыша зов,
И словно жду восторга и удачи
От уличных, нестройных голосов.

Я верю в жизнь, как дети верят в чудо.
Она меня пока не подвела. 
Не вся ль моя разбитая посуда
Когда-то полной чашею была?

Не вся ль моя душа — первопроходец?
Я дом построил. Вот, иду домой.
Над головою — туча-иноходец 
Плывёт себе куда-то по прямой…

Дыши, Сургут мой, в радости и силе.
Живи достойно, добрый человек.
Когда б вокруг не сплошь — автомобили!
Когда б вокруг не двадцать первый век!

http://ruspoetry.narod.ru/

Монолог, подслушанный на Сургутском рынке

— У нас на Севере морозы —
Аж на ресницах мерзнут слезы.

— Да, что ты лжешь, как Залгуницын!
У нас и лыжников полно.
Мороз на трассе — минус тридцать, 
Но светит солнышко в окно,
И запустить зимой машину,
Я с подогревом просто рад.
Сменил на зимнюю — резину,
Сменить мечтаю аппарат.
У нас обветренные лица,
Перчатки полны соболей.
Да, каждый может простудиться,
Не одеваясь потеплей,
Зато дороги стали шире,
А чудаки чудней в сто раз,
И мы на первом месте в мире
Для тех, кто ценит нефть и газ.

Сургутская диалектика

Я приехал в Сургут как романтик,
Звонкий, словно посуда в серванте,
Крепкий, словно пенёк на поляне,
Молодой и, естественно, ранний.

Поморозило, поколотило
И безделья и дела хватило,
И, как водится (с кем не бывало?),
По загривку не раз перепало.

Стал за эти я годы богаче:
Время — деньги, а как же иначе?
Там, где раньше рубля не хватало
Дай червонец и то будет мало.

Были нервы мои слабоваты, 
Стали нервы мои как канаты:
Был я мягок, а стал я — напильник,
Хладнокровнее, чем холодильник.

И уже не романтик, не циник,
В золотым-золотой середине
Наблюдаю за горизонтом,
Ну, а он, как вы знаете, вон там!

Песенка о Сургуте

Есть города, как трудные подростки —
Они так неожиданно растут,
И на столичном, шумном перекрестке
Порой их жителей в лицо не узнают.
У них назло ветрам распахнут ворот. 
Они в рукопожатии крепки.
Таков и мой родной сибирский город
У лукоморья северной реки.

Пр.:
Далеко-издалека
Люди едут в отпуска —
Что хорошего за теми рубежами!
Приезжайте к нам в Сургут
Наш комфорт и наш уют
Не сравнятся ни с какими "парижами"!
Вы приедете в Сургут,
Ноги сами побегут, 
Руки сами устремятся за делами:
Место действию не тут,
Где лежачего не бьют,
Пусть господь и наказал Сургут "бичами". 

Пусть город-сад (по выражению поэта)
Предпочитает широту, где чернозем.
У нас в Сургуте в дефиците только лето —
Все остальное создадим и привезем.
Здесь "тихий омут" автокранами пропорот 
Без сожалений, так уж повелось.
И если ты еще не любишь этот город,
То, значит, зря тебе на Севере жилось.

Пр.:

О нефти, газе и сургутских поэтах

Не раз говорили сургутским поэтам:
"Какие там чувства! Довольно об этом.
Писать о нефтяниках надо, друзья."
И вот наготове поэт с трафаретом,
И "в тему" вползает его колея.

Растерзаны в клочья учебные книжки,
Дотошно расспрошены "дяди", "братишки"
Расхожие басенки пущены в ход
Рифмуются вмиг манифольды и вышки,
И "волны тайги" над "морями болот".

Один мой приятель всё пел "магистрали"
"В конторе" за это его привечали!
Куда ни поедет, куда ни пойдёт,
(А чаще за водкой его посылали)
Домой не тропинкою — "трассой"! — придёт.

Потом наступила в мозгах перестройка
Поэт перестроился чётко и бойко,
Но водка печёнку совсем сожрала,
Он пел демократию менее стойко
И "трасса" в могилу его завела.

Так что же, что нефти в Сибири, как грязи?
Да, сам я работал в "Сургутнефегазе":
Теперь воспевать самого лишь себя?
Шофер, непременно пиши о КамАЗе!
Печник, выступай, лишь о печке трубя!

Начальники тугонько соображают.
Пельмени сибирские все уважают,
А песни? Вне леса известны ли мы?
Чиновники творчеству чем помогают
Во славу всесильной сугутской зимы?

Да, брэнд — это модно, да, лэйбл — это круто,
Но что означает поэт из Сургута?
Кто сделать помог из него короля?
Ешимов, Антохин, Никулин, как будто
Поэтов таких и не знала земля!

В Сибири пригрелись они неудачно.
Приходится мыслить, увы, однозначно:
Для мира Сургут — это нефть или газ.
Достойно творим или лжём неудачно —
Поэт-сургутянин, обидно за Вас.

Ни с Бродским, ни с Пушкиным Вас не равняют.
Обидно! Завидовать Вам не желают
Поэт из Тамбова, поэт из Москвы.
Писать о нефтяниках? Кто ж запрещает!
Но пишется, братцы, печально, увы!

Сентябрь

В Сургуте осенью такая благодать  
Не передать!

Лазурь небес, янтарь и золото берез
Слепят до слез.

И дождь нечаянный со снегом пополам
Приветен нам.

Югре

Не знаю, сколько проживу,
Но предпочту Югре во славу
Жить не во сне, а наяву,
Вкушая сладость и отраву

Тех истин, что страшится враг
И безуспешно избегает.
Зане он, вроде, не дурак
И постепенно понимает:

— Увы, закончена игра
И, как бы ни хотелось биться, —
Ему приходится смириться
С понятным нам ещё вчера.

Я славлю край, где я любим
За всё присущее мужчине,
А коммунизм непобедим
По генетической причине.

Без грешной прозы

Я по Сургуту не скучаю,
Я без Сургута не живу:
Оттуда письма получаю,
И вижу будто наяву.
Во мне живут его кварталы,
Проспекты, улицы, балки’*
Автомобили и вокзалы,
Поэты, дети, старики.
Я вдоль по Ленина гуляю,
И по Островского брожу,
Зимой дрожу и замерзаю,
А летом гоголем гляжу!
Мне по душе метель-морозы,
Туманы, дождик и жара,
Я в нём не вижу грешной прозы,
Хотя давно уже пора.
Мой дух по-прежнему крамолен,
Любовь сильнее, чем расчёт.
Я нефтяной горячкой болен
Доперестроечной ещё.
И никому не обещаю
Склонить покорную главу.
Я по Сургуту не скучаю,
Я без Сургута — не живу!

Писатели Советского района - Межпоселенческая библиотека Советского района

Писатели Советского района

Logotip PSRМежпоселенческая библиотека Советского района приветствует Вас на странице электронной библиотеки «Писатели Советского района». Создавая электронную библиотеку «Писатели Советского района», мы преследовали несколько благородных целей. Во-первых, предоставить всем заинтересованным информацию о писателях (поэтах и прозаиках), проживающих (либо проживавших ранее) на территории Советского района Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, их творчестве, обеспечить доступ к их произведениям. Во-вторых, содействовать сохранению литературного наследия Советского района путем формирования репертуара электронных документов и предоставления их в общественное пользование. В-третьих, обеспечить доступ к документам, предоставление которых в оригинальной форме ограничено (редкие книги, книги из личных коллекций и др.). Документы, включенные в фонд электронной библиотеки, соответствуют утвержденным критериям отбора, а именно: отдельное издание автора, являющегося членом Союза писателей России, Союза российских писателей, Союза журналистов России, либо не входящего в состав творческих союзов, но имеющего авторские сборники или публикации в литературных альманахах окружного, областного, общероссийского уровня. Пожалуйста, имейте в виду, что полнотекстовые электронные аналоги книг, представленные в электронной библиотеке «Писатели Советского района», являются объектами авторского права и смежных прав и охраняются законодательством Российской Федерации. Авторы (правообладатели) сохраняют исключительное право разрешать использование данных объектов в любой форме и любым способом. Уровень доступа к электронным документам определен в соответствии с Лицензионным договором на право использования произведения с передачей неисключительных прав между автором (правообладателем) и муниципальным бюджетном учреждением культуры «Межпоселенческая библиотека Советского района». Материалы, размещенные в электронной библиотеке, допускается использовать, копировать, цитировать исключительно в некоммерческих целях с соблюдением соответствующих положений действующего законодательства Российской Федерации с обязательным указанием имени автора произведения и источника заимствования. В настоящее время в электронной библиотеке представлено 25 писателей. Их список находится ниже. Для того чтобы попасть на персональную страничку каждого, достаточно кликнуть мышкой по имени. На персональной страничке Вы найдете краткую биографическую справку и список всех отдельных изданий автора. Книги, к электронным копиям которых у нас есть возможность предоставить открытый доступ, подчеркнуты. Эти книги можно читать, выводить на печать и скачивать. Книги, свободный доступ к которым по разным причинам пока исключен, Вы сможете найти в библиотеках Советского района (как традиционные бумажные издания, так и их электронные копии).

Подробнее ...
Бакалов Николай Яковлевич

Прочитано 1294 раз

Вдовенко Евгений Федорович

Прочитано 1006 раз

Ветрова Людмила Анатольевна

Прочитано 1283 раз

Волковец Владимир Михайлович

Прочитано 1357 раз

Гарновский Кронид Всеволодович

Прочитано 821 раз

Григорьев Юрий Степанович

Прочитано 407 раз

Губанов Александр Ильич

Прочитано 1126 раз

Загоровский Александр Петрович

Прочитано 413 раз

Игумнов Александр Петрович

Прочитано 997 раз

Казанцев Анатолий Михайлович

Прочитано 461 раз

Югра в прозе и в стихах

В этом выпуске рубрики «Читальный зал» мы предлагаем нашим читателям познакомиться с творчеством двух югорских писателей – лауреатов международной литературной премии «Югра» за 2016 год. 
Валерий Михайловский – врач-психотерапевт, писатель, краевед, занимается исследованием миграционных, социально-демографических процессов финно-угорских народов, старожильческого населения в северных регионах России. Автор краеведческих и художественных книг. Живет в Нижневартовске.
Премия «Югра» Валерию Леонидовичу присвоена за книги о путешествиях по Ханты-Мансийскому округу. 
– Каждая моя краеведческая книга – это экспедиция, которая посвящена какой-то научной теме. Первая экспедиция– исследование ландшафтов востока нашего округа, вторая – исследование происхождения ваховских ханты. А третья – история Обь-Енисейского канала. Эта экспедиция была самой сложной в плане экстрима, опасности. Мы шли втроем в одной лодке по Ангаре. Вышли в начале весны, чтобы успеть пройти канал, в верховьях там вода рано уходит, и летом уже не пройти. Ледяная вода, навигация еще не открылась, на берегах лед. Шли осторожно, понимая, что если кувыркнемся на пороге, то нас никто не спасет. Можно было надеяться только на себя, – рассказал о последней экспедиции Валерий Михайловский. 

Проза

Мясорубка

Валерий МИХАЙЛОВСКИЙ, Нижневартовск

Жил-был в дальнем сибирском селении охотник. В урмане, богатом дичью, поставил он себе зимовье. Крепкую избу срубил, чтоб даже самая лютая стужа не страшна была ее обитателям да самый могучий зверь не сломал бы. А зверей в том лесу водилось множество, и царь зверей – медведь – тоже. Недалече и тропа его натоптана. Пока живет в избе охотник, медведушко близко к избе не подходит. Бредет, бывало, не спеша тропинкой по своим звериным делам, потянет носом, чихнет от дыму-то и ковыляет дальше. Нет ему никакого резону встречаться с охотником. Охотник тоже не больно-то желает свиданьице иметь с этим зверем: лапа-то – со сковородку. Так и живут себе рядом, каждый своим делом мается.
Но стоит охотнику отправиться в деревню за провизией или по другим делам, как любопытство хозяина тайги неволит его тяжким бременем. Шибко охота в избу заглянуть: не только дымом, но и сладкими запахами обносит иногда ближний лес. И медведушко частенько, лежа на опушке, облизывался от таких ароматов. Вот и стал он наведываться в избу, пока охотника нет. Как говорится, кот из дому – мыши в пляс. В избу через окно войдет, через дверь выйдет. Почешет косматую башку о косяк, войдет в избу через дверь, через окно выйдет. Стол опрокинет, посуду перемнет, окно – вдребезги. Найдет банку консервов, выдавит содержимое, как из тюбика.
Вернется охотник из деревни, а в избе будто Мамай прошелся: все в перевертышки. Дверь чинить нужно, окно вставлять, стол поправить. Раз, другой терпел охотник, потом решил проучить медведя. Подвесил он в дверях тяжелую чугунную мясорубку, дверь оставил отворенной, а сам подался в свою деревню. Медведь – тут как тут. С радости, что дверь отворена, разогнался, 
нырнул в избу, а мясорубка тресь ему по башке. Он в окно вылез башку проветрить, снова в дверь, а мясорубка снова – бум! Он с развороту на улицу, а мясорубка снова – бум! Аж в глазах звездочки бесенятами запрыгали у бедняги. И такая нервность в ем сыграла, что сорвал мясорубку-обидчицу медведь и хотел уже забросить в кусты. Но тут до его носа запах мяса дошел. Давнул он чугунину раз, другой, еще приложился. Ни давке не поддается мясорубка, ни на скрут не идет. Привык он таким образом консервные банки открывать. Давит, давит, а ничего выдавить из мясорубки не может. Психанул медведь, утащил мясорубку далеко в лес, сунул ее под корень, да еще и косолапиной своей придавил.
Пришел охотник в избу и видит ту же картину: окно вдребезги, стол на боку, косяк двери выворочен. Поправил дверь, вставил окно, стол починил. Хватился мясорубки, а ее и след простыл. Закручинился охотник. На всю зиму приехал, как мясо заготовлять будет, если мясорубки нет. Ни пельменей, ни котлет не сделаешь.
Идет он лесом, нос повесил. Навстречу медведь, тоже, видимо, в думку ударился. Встретились внезапно на тропинке. Охотник ружье вскинул, прицелился.
– Не убивай меня, – взмолился медведушко. – Вот ты меня стрелишь, лося стрелишь, а что с мясом будешь делать? Мясорубки-то у тебя нет, – говорит медведь.
«А и то правда», – подумал охотник.
– Показывай, где мясорубка.
Давай они прочесывать лес. Запамятовал медведушко, где спрятал ее, горемычную. Видно, здорово чугунина его по башке шибала. Ходят по лесу кругами: медведь выворотень подымет, а охотник зоркими глазами поглядит. Медведь куст отворотит, а охотник пошарит рукой. Так они от одного куста к другому идут, от одного выворотня к другому. Вместе ищут – вместе одну работу делают, а работа, говорят, сближает.
Отыскали с горем пополам они мясорубку, а пока ползали да под каждый выворотень заглядывали, договорились, что медведь не станет больше зорить избу, а охотник не будет преследовать медведя.
Так мясорубка помирила охотника и медведя – хозяина тайги.

Павел Черкашин – писатель многогранный. Его перу подвластны и проза, и стихи. Премией «Югра» отмечены его поэтические сборники последних лет. У Павла Черкашина издано уже около 50 книг, в том числе в соавторстве с другими писателями Югры. 
– Писать всегда нужно так, как будто это последнее произведение в твоей жизни. Тогда будет толк. Я себя ни в чем не сдерживаю, куда повело, о том и пишу. Меня коллеги обвиняют, что я растекаюсь: захотел – сказку написал, стихи, прозу. Для меня главная задача – удивить читателя, если удивишь, это шанс, что тебя прочитают, – убежден писатель. 

Стихи

Павел ЧЕРКАШИН, Ханты-Мансийск

Декабрь
Избушка, печь, безмолвье стен,
Приятель плед и друг подушка,
О лете сны, мечтаний плен,
А за окном луна-подружка.
И тяжесть век, движений лень,
Желаний пыль и мыслей вата,
Княгиня ночь и карлик день,
И приближенье коловрата.

На Севере
Живем мы не у черта на куличках,
За пазухой живем мы у Христа.
Пусть в валенках, тулупах, рукавичках,
И до соседа добрая верста,
И за водой на речку с коромыслом,
И за дровами на лошадке в лес,
Но только здесь простым и здравым смыслом
Возможно жить под куполом небес.

***
Жизнь моя – одеяло лоскутное,
Шить его – дело долгое, трудное,
Каждый день дарит свой лоскуток,
Без конца, за стежочком стежок,
Я корплю над цветным рукоделием,
Всё там есть: и печали с веселием,
Есть недуги, мечты и любовь,
Об одном помолюсь, чтобы вновь
Выпал мне лоскуток поузористей,
Без напрасных тревог и без горестей.

***
Гостил старик-отец в семье у сына,
Хвалил сноху и внуков баловал,
Но по жене проклюнулась кручина,
И понял дед, что перегостевал.

Ну, полно. Навидался я. Поеду.
Бог даст, нагряну года через два.
Билет? Уже купил. На эту среду.
В купейном, но и то едва-едва.

«Второй этаж» и – да, у туалета,
Но это хорошо в мои года,
Чтоб оказаться первым у клозета,
Когда того потребует нужда.

У вас полно забот – не провожайте,
Как детушек растить – известно мне.
Вы лучше сами в гости приезжайте,
Пока мы с мамкой дышим на земле.

***
В густолесье глухарином
Деревенька в семь дворов.
Ночью – в хохоте совином,
Днем – в мычании коров
И других привычных звуках,
Что хранят родной уклад.
Радость – в песне, воле, внуках,
Жить подальше от палат
Белокаменных, столичных.
Ближе к Богу – глубже в лес,
Где в распадках голубичных
Хоронится край чудес.

Стихи про город для детей

Сайт «Мама может все!» собрал красивые стихи про город для детей. Их можно использовать во время экскурсий, а так же в качестве поздравлений на день рождения родного края.

В нашей стране множество городов, все они разные, некоторые большие, другие маленькие, старинные и современные, северные и южные. В каждом из них свой дух. Но только один из них самый родной для нас — это город в котором прошло детство.

***

Город – это не только улицы
И небо, что сильно хмурится.

Город – это еще и прогулки,
Домики, скверы и переулки.

В городе украшение двора —
Громкая шумная детвора!

Занятие детям найдется всегда,
Ведь много таят в себе города!

Кто на самокате прокатится чуток,
А кто-то – рассматривать будет песок.

Город – для всех развлечение,
Одна прогулка – уже приключение!

***

Прекрасней города на свете не сыскать,
Люблю по его улицам гулять.
С Днем города, друзья, вас поздравляю!
Чудесней города поверьте я не знаю.

Пусть с каждым годом станет он лишь краше,
Жизнь будет в нем волшебной полной чашей,
Живем мы его славною душой
И связаны с ним общею судьбой.

Желаю городу и людям процветания,
Чтоб в нем сбывались все заветные желанья,
Чтоб раздавался всюду детский смех
И ждали нас богатство и успех.

***

Чем больше город, тем он краше!
В нем много памятников, башен,
Красивых улочек старинных
Домов высоких, домов длинных,

Церквей с золотыми куполами…
Не верите? Смотрите сами!

***

Вот ведь радостная весть:
В мире город чудный есть,
Нынче праздник отмечает,
Воздадим ему мы честь.

Пусть цветет он и растет
День за днем, из года в год,
И пускай счастливым будет
В этом городе народ.

***

Пусть наш город вырастает
С каждым годом, с каждым днем.
Пусть всегда в нём процветают
Каждый житель, каждый дом.

Пусть всё больше зеленеет,
Птицы пусть поют с утра.
И пусть каждого тут греют
Любовь, счастье, доброта.
детские стихи про город

Мой город

Расскажу я вам, друзья,
Про зеленый славный город!
Здесь живет моя семья,
Этот город всем нам дорог!

Любим мы по парку
Весело гулять,
Разноцветною листвой
Друг друга осыпать!

Как прекрасен город наш,
Чистый, светлый и уютный!
Летом радует он глаз,
И зимой морозной, вьюжной!

Городок наш сказочный –
Знаменск наш родной!
С самого рождения
Дружим мы с тобой!

Я от всех спешу поздравить:
С Днём рожденья, город мой!
От себя хочу добавить:
Я люблю тебя, родной!
(Шахбазов Роман)

Стих о родном городе
Есть у каждого на свете
Свой родимый уголок
Для меня таким, поверьте,
Стал наш тихий городок.
Раньше я не понимала
И печалилась порой,
Если мама после сада
Нас вела пешком домой.
Мы экскурсий не хотели,
Мы хотели на качели!
Но теперь я стала старше
И проснулся интерес:
Про родной и славный город
Разузнать всё, наконец.
Каждый день я с нетерпеньем
Жду, когда пойдём гулять,
Потому что мама может
Обо всём мне рассказать:
Про скульптуры, монументы
И про памятник Победы,
Про спортсменов, мастеров,
Знаменитых земляков…
Я всё-всё про город знаю,
И теперь я понимаю:
Мы должны гордиться им,
Нашим городом родным!

***

Люблю я город свой…

Люблю я город свой,
Люблю я край родной,
И рада, что живу я тут,
Где новых все открытий ждут.
Наш город расцветает,
Как будто он живой.
И каждый гость пусть знает,
Про город наш родной.
Нигде я не видала
Скульптуры из травы,
У нас в Биробиджане
Ожили все мечты:
Стоит дракоша с мишкой
И лебеди плывут,
О них читали в книжках,
Они же тут как тут.
Я город поздравляю,
Желаю процветать,
Пусть будет больше счастья,
А бед совсем не знать.

(Анойкина Валерия)

***

Нет на свете места краше…

Нет на свете места краше,
Чем родная область наша.
Здесь есть реки и леса,
И прекрасные места.
ЕАО мы очень любим,
Ее всегда беречь мы будем,
Ведь в ней с рожденья мы живем
И любим больше с каждым днем!

(Терентьев Илья)

***
Город – Невеста

Мой город – облаченная невеста,
А снегопад – венчальная вуаль;
О, как преобразилось все чудесно,
Как засверкала, засияла даль;
О, взоров благолепие и нежность,
Сугробов роскошь – серебро зимы;
Как мила сердцу эта белоснежность;
В такие дни светлее даже мы.
Мороза легкое дыханье
Приятной свежестью бодрит;
И солнца яркое сиянье
Нам радость чудную дарит.

***

Снова знакомые с детства пейзажи:
Тропы размыты, дороги разбиты,
Чёрное, белое… Чем будоражат
Бедные краски февральской палитры?

Что в этом чувстве, ещё предвесеннем?
Что ты, внезапно лицо запрокинув
И замерев с непонятным волненьем,
Слышишь в накале страстей воробьиных?

Прядки травы на заснеженном склоне,
Низкие крыши с сосульковым плачем —
Что мы на вашем негибнущем фоне?
Значим ли что-то? Наверное, значим…

Даже вот так, оглядев торопливо,
Мы с этим зрелищем неразделимы.
Просто красивое — только красиво.
Втрое прекраснее то, что любимо.

Чуточка нас — в этом снеге и глине,
В чёрном кустарнике, в гнёздах порожних,
Каждый из нас — ненарочный художник
Этой гармонии. Этой святыни…

(Любовь Сирота)

стихи про город для детей от 3 до 8 лет
Мой город
Иней серебристый белым флёром лёг.
Сказочным стал мой любимый город.
Свод небес прозрачно-бледен, но высок.
Как мне город, в зимней сказке, дорог!

Искрятся, сверкают улицы вокруг.
Грудами алмазов клонит ветви.
Мой любимый город — самый лучший друг.
Ты прекрасней всех на белом свете!

Как морозный воздух свежестью пьянит!
В снежный пух одет чудесный город.
Белый город в зимней сказке тихо спит,
Сказочно-прекрасен, дивно-молод.
(Надежда Назарова)

***

Я люблю этот город, где часто ветра
Бьются смело в окно ледяное,
Где как мерный прибой будут плыть облака,
В голубом отражать голубое…

Мачты древних былин сквозь туман проплывут…
Здесь есть сказки и сны,
Реки, речки, мосты…
Сквозь туман проплывут и растают они
Как снежок в январе, как крик чайки во сне…

Здесь дождями полна осень в цвет янтаря..
Дом гранитный седой, шпиль вдали золотой..
Грусть согнула мосты, дремлют старые львы,
И коней, что храпят, оседлать все хотят…
(Наталья Скворцова)

Мой город

Мой город самый лучший на Земле…
На всей огромной, голубой Планете…
Пусть он не так велик, сам по себе…
Его любимей нет на целом свете…

С ним связана судьба и жизнь моя…
Пусть скажут, что есть город, лучше где-то…
Но мой родней, он лучший для меня…
Со всей любовью утверждаю – это…

Мой город – это где-то часть меня…
Мои падения, взлёты и ошибки…
Впервые пережила, что душа…
Полёта очертания закрылки…

Мой город – это сердца отчий дом…
И чтобы про него не говорили…
Средь миллиона лучшим будет он…
Где б на Земле огромной мы не жили
(Владислав Кернис Амелин)

Стихи про город Ханты-Мансийск - ЛЮБИМАЯ РОДИНА

В Ханты-Мансийске архео музей

автор: Любовь Ясиневская

 

В Ханты-Мансийске – архео музей.

Великолепное творенье века,

Скульптуры в бронзе – вымерших зверей

И у костра – фигура человека.

 

Вся композиция на берегу,

На склоне горном пролегла дорога,

По ней из бронзы мамонты идут…

Из тьмы веков обрывки диалога.

 

Величиной, количеством разят,

Вот мамонтиха – бивень обломала,

А с ней идёт малыш – глаза горят,

За жизнь его себя борьбой связала.

 

Большое стадо видно далеко,

К подножью гор лежит у них дорога,

Среди своих им весело, легко…

Внизу горы стоят два носорога.

 

Имеет каждый носорог рога,

Один большой, другой над ним – чуть меньше…

На задних лапах у берлоги встал

Медведь, резвятся медвежата здесь же…

 

И львы пещерные, бизоны есть,

Вот стойбище из каменного века,

Босые люди в шкурах всюду здесь,

Музей под небом – гордость человека!

В славном городе Ханты-Мансийске

автор: Юрий Зайцев

 

В славном городе Ханты-Мансийске

Я недавно в гостях побывал.

Осмотрел этот город российский,

Для себя я его открывал.

 

На семи он холмах расположен,

Средь болот и сибирской тайги.

Он компактен, красив и ухожен.

Но пути до него далеки.

 

Если ехать по трассе машинами,

Это требует нескольких дней.

Запастись нужно хлебом и шинами,

Чтоб живыми добраться по ней.

 

Вдоль дороги крестов понаставлено,

Столько сразу ещё не видал.

Сколько душ в той глубинке преставлено…

И свою я чуть-чуть не отдал.

 

Пел Высоцкий когда-то про трассу,

Я его с интересом внимал.

Впечатлений полученных массу

До конца лишь в пути понимал.

 

Это надо прожить, проприсутствовать.

Как умён бы кто либо ни был,

Но понять это всё и прочувствовать

Может тот лишь, кто лично там был.

 

После всех треволнений дороги

И бескрайних сибирских болот,

Позабыв все невзгоды, тревоги,

Попадаешь ты в жизни оплот.

 

Это – дальнего края столица,

И стара она, и молода.

Там видны очень разные лица,

А зимою всегда холода.

 

Но богатые нефтью и газом

Недра этой таёжной земли

Возродиться позволили разом

Всем процессам, что медленно шли.

 

Оживились культура, искусство,

И строительство в гору пошло.

Появилось прекрасное чувство,

Что хорошее время пришло.

 

Там возводятся новые храмы,

И научные центры живут,

Обновляются старые рамы,

И суда там по рекам плывут.

 

Там в лесах много кедров и елей,

Там сливается с Обью Иртыш,

От намеченных правильно целей

Обеспечен там каждый малыш.

 

Там известнейший центр биатлона

И спортивного первенства дух.

Лучше вряд ли найти эталона,

Он достоин один сразу двух.

 

Там красивые новые здания,

Что похожи лишь на себя.

Там к дорогам нет нарекания,

Не трясёт, когда едешь, тебя.

 

Там такое везде освещение

И так много кругом фонарей,

Невозможно забыть посещение,

Про себя ты забудешь скорей.

 

Город-чудо, город контрастный,

Необычный и радужный мир.

Город – труженик, и прекрасный

Всем пример, настоящий кумир.

 

Там Ермак со своею дружиной

Проплывал и смотрел на чугас.

Его северный дух с матерщиной

До сих пор в тех краях не угас.

Ханты-мансийск 

автор: Сергей Кунцевич

 

Город на семи холмах

Славится и в песнях, и в веках.

 

Твои года – весна,

Твой возраст – май,

Ханты-Мансийск!

Расти и процветай!

 

Благословенная земля…

Здесь счастье неожиданно открылось,

Я вырван

Из контекста бытия,

И время, словно кадр, остановилось.

 

Здесь то, чем как святыней дорожу

Мне душу ранит близостью соседства, 

Я по дорогам памяти брожу

Тропинками немыслимого детства.

 

Судьба сурового, загадочного края!

Тобой живу, люблю и прославляю!

 

Уносит скорый поезд за Тобольск, 

Где над болотами москитный дождик вьётся,

Югра! Ты трепетная боль,

Что просто Родиной зовётся.

 

Мой милый край! – 

Души простор.

В живую гладь твоих озёр

Я всматриваюсь с давних пор

И полноводная река

Качает на волнах века.

 

Гляжу я в солнечные лица 

Гуляю по проспектам синим,

И счастлив, что моя столица

Такая радостная ныне.

 

Столица льда, шаманов и оленей

Ты стала центром всех открытий и свершений!

 

Край заповедный счастья и весны – 

Нефтегазовая молодость страны.

 

Как молния лети вперёд и ввысь!

Мой дорогой Ханты-Мансийск!

 

Пусть светит нам твоя звезда!

Ханты-Мансийск! Сейчас и навсегда!

Про Ханты Мансийск

автор: Надежда Крымова

 

Уголок моей Родины,

Этот северный край,

Край пурги, непогодины,

Милый сердцу – Югра.

 

Вновь в дорогу не близко,

Жизнь меня собрала…

В небе Ханты – Мансийска

ЯКа отблеск крыла…

 

Двадцать лет я не видела

Город, речку, тайгу…

В этом новом прикиде я

И узнать не могу.

 

Заблудилась, но жители,

Как большая родня,                           

В их глазах я увидела,

Что не бросят меня… 

                                           

Снег в лицо, ветер веет,

И мороз нипочём,

Знаю, здесь -  обогреют,

И подставят плечо.

По И. Николаеву. Ханты-Мансийску

автор: Мария Пахорукова

 

Большие города опять зовут меня,

Но в мыслях я с тобой — Югры столица.

И в славном граде том друзья мои живут,

Встречаются родные сердцу лица.

 

Ханты-Мансийск, ты мне и близок и далёк,

Я прилечу к тебе хотя бы на денёк.

Ханты-Мансийск,Ханты-Мансийск, как ты хорош,

Второго города такого не найдёшь.

 

Югорская земля далёко от Кремля,

И люди здесь живут совсем другие.

В суровые края приехали они,

Чтобы освоить недра кладовые.

 

Ханты-Мансийск - сибирский славный городок,

Знай, я ещё к тебе приеду — дай мне срок.

Ханты-Мансийск, Ханты-Мансийск, ты близок мне.

Чугас Самаровский* мне видится во сне.

 

Здесь взору моему открылась красота,

Которая близка мне и понятна.

Югра, Ханты-Мансийск — волшебные слова,

Их вспоминать и сладко, и приятно.

 

Ханты-Мансийск, с тобой едины мы на век,

Ты дорог мне, как самый близкий человек.

Ханты-Мансийск, Ханты-Мансийск — на Иртыше,

Мой славный город, молодей и хорошей!

 

*Самаровский Чугас — самая высокая географическая точка города.

Ханты-Мансийск

автор: Надежда Крымова

 

Снежный город мой

Ханты – Мансийск,

Я была здесь

20 лет назад…

Стал он просто

Сказочно красив!

Изменился – 

И не описать!

 

Я пешком иду

Проспектом Мира,

Снег кружится

В свете фонарей, 

Он Арбата                                   

Раза в 3 пошире,

И красивей, и уютней,

И добрей…

 

Всё в брусчатке,

И газон английский,

А вокруг – стекло, 

Бетон, фонтаны,

Блеск неонов,

Словно в Сан-Франциско,

Маркеты, бутики,

Рестораны…

 

Отступили кедры, -

Очень жаль…

Так прижался плотно

Город к ним.

За кварталом высится

Квартал,

Прямо по тайге –

Лыжни огни.

 

Сказка! Олимпийская

Деревня

В тихом уголке тайги

Стоит…

Если где – то есть

Кусочек древний,

Тщательно он

Сайдингом умыт.

Ханты-Мансийск

автор: Ник Мамаев

 

Ханты-Мансийск - столица края,

Сибири чудный медальон…

Снегами чистыми играя.

Как богатырь, с горы взирая,

Улыбок дарит миллион.

 

Поставлен милый на излучине –

В слиянии сибирских рек,

Здесь пихты стройные, могучие

Все бури снежные, певучие,

И чист, свободен человек.

 

На биатлонном стадионе

Ты собираешь лыжный цвет

Земли. Берёзы на газоне,

Звезда горит на небосклоне,

Мороз колдует, как поэт.

 

А рядом юрта, хант, олени

И Микки-Маус, и Дракон,

И лыжницы - не  знают лени -

И холл гостиницы весенний,

И дар Канады – стройный клён.

 

А в центре города строения

Впитали краски красоты…

Здесь школа – генов откровение,

А Банк Югры – души хотение,

Все улицы… светлы, чисты.

 

Дом губернатора без крика -

Пленяет душу простотой.

На грядках репа и клубника,

И банька – место не для шика.

ОМОН отсутствует, но стой.

 

Поймай себя на этой мысли,

Что край нашёл в себе ресурс,

Что этот снег и эти выси,

Медведи, что тебя не грызли,

Здесь приютили лыжный тур.

 

Ты дал пример другим народам,

Как быть хозяином страны,

Как не валяться под забором,

Радеть делам - не праздным спорам,

Как сохранять дух старины.

 

Как строить жизнь на бездорожье,

Как вдаль заглядывать спеша,

Не делать то, чего негоже,

Как относиться к жизни строже,

Как гордым быть, дела верша.

 

Ханты-Мансийск - не голос рая,

Сибири чудный медальон.

Снегами чистыми играя,

Как богатырь, с горы взирая,

Тебе улыбок миллион,

 

Тепло сердец и наши души,

Что грелись на твоём меху,

Не чуяли сибирской стужи

И, глядя на оленьи уши,

Тянулись к радости, к стиху.

 

Спасибо, новый мой приятель,

За этот пламенный урок,

За то, что ты силён, ваятель,

Души и силы открыватель,

За твой приспущенный курок.

О чём сказать тебе, Ханты-Мансийск

автор: Сергей Андросов

 

О чём сказать тебе, Ханты – Мансийск?!

О чём же этим утром раставанным…

О том, наверно, что ты стал мне близк

В твоих цветах, аллеях и фонтанах.

 

Быть может в этой меди золотой,

Где к ангелу коснулся я руками,

Под юною, взъерошиной листвой

С твоими сердцем говорил богами.

 

В брегах зелёных нежился Иртыш,

Старушки шли к заутрене молебной.

И вот, мой город, ты уже не спишь,

В привете куполами брызнув в небо.

 

Алели в волнах сполохи зари,

Где плыли тенью тучи на покосах.

И ты со мной без тайны говорил

О том, о чём уж без улыбки спросят.

 

Что возвращаться мне… Но не могу…

И всё ж, прощай! Надолго лишь – не знаю…

Меня ведь уж заждались на лугу

Мои стихи, о, мне, любимом крае.

 

И если кто с улыбчивостью щёк

Всё ж обо мне, смущаясь, тихо спросят,

Ответь им просто: «Он придёт ещё!»

Будь счастлив, будь навек!  Твой. С.Андросов.

Ханты-Мансийск тост

автор: Саша Жур

 

Любите города свои и страны

и как ни странно это прозвучит.

Наполните разлукою бокалы,

она воспоминанием горчит.

Провозгласим тост первый  за дорогу,

И за друзей, на жизненном  пути.

Ведь странствия приятнее, ей Богу,

чем сытое сиденье    взаперти. 

Второй подарим дорогим и  близким,

которые надеются и ждут.

А третий, моему Ханты-Мансийску,

куда тропинки юности  ведут.

Северный город

автор: Евгений Заикин

 

Ханты-Мансийску посвящается…

 

Город северный в восторге воспеваю,

Он мне снится, как цветущий сад.

С вдохновеньем душу раскрываю,

Чтобы взвился стих до райских Врат!

 

Между двух могучих рек родился,

Град Югорский, чтоб столицей быть.

Солнца луч с небес сюда пролился,

Тот, кто был в нем – вряд ли смог забыть!

 

Не забыть холмы, ручьи и ели,

Край суровый встретит, словно сон.

Все, кто приходил – то песни пели,

Навсегда был красотой сражен!

 

Город северный в восторге воспеваю,

Здесь земли Российской есть порог…

Вновь придти сюда во град желаю,

Путь мне указал сам Господь Бог!

Ханты-Мансийску

автор: Княжев Павел

 

Я вновь, опять в Ханты-Мансийске,

Сюда забросили дела

И с каждым разом всё счастливей,

Смотрю на город из окна

 

Он как младенец подрастает

Всё краше, краше, с каждым днём

И лишь одно меня печалит,

Что здесь, увы, мы не живём

 

Зато одно успокоенье,

Столица округа, цветёт

И на прохожих тротуарах

Уже не мусорит народ

Мой город

автор: Михаил Владимирович Белов

 

Мой город! Мой Ханты-Мансийск

Люблю твою неповторимость

Пейзажей яркие тона,

В которых эхо заблудилось

Люблю когда седою дымкой

Крадётся утренний туман

К реке по узенькой тропинке

Таёжный тянется дурман

Люблю людей живущих рядом

И разноцветие домов

И кажется мне город садом

Я воспевать его готов

Парящий символ в небе светлом

Стерх белокрылый надомной

Сосновый бор с янтарной смолкой

И песнь шамана над тайгой

Ханты-Мансийск! Мой город славный

Ты гордо носишь титул свой

Югорских городов столицы

Югры столицы золотой

Ханты-Мансийску

автор: Николай Вторушин

 

Наш город мал, он не Париж,

Но как высок его престиж.

Цвети наш град - Югры столица,

Ты город-сад, ты город-птица!

 

Он мал числом, душой велик,

И счастлив тем, что многолик.

Цвети наш град - Югры столица,

Ты город-сад, ты город-птица!

 

Здесь кажды день куранты бьют,

И в Новый Год "крутой" салют.

Цвети наш град - Югры столица,

Ты город-сад, ты город птица!

 

Ты ввысь взлетел, и неспроста,

Ласкают город небеса.

Цвети наш град - Югры столица,

Ты город-сад, ты город-птица!

В Ханты-Мансийске потеплело

автор: Владимир Спасенников

 

В Ханты-Мансийске потеплело.

Безумно рад. Безумно рад!

Устало мерзнуть мое тело;

Мороз и ветер — это ад.

 

Теперь уж тянет улиц сетка

В столице северной пройтись,

Как манит пьяного кокетка

Разбавить глупостями жизнь.

 

Пройдусь по Энгельса, по Мира,

До Иртыша с горы спущусь.

Кругом Югры любовь и сила,

Вдохну я их… и улыбнусь.

 

Дома, обшитые опрятно,

Дороги ровные, как лист…

Здесь всё богато, деликатно,

Живи, казалось бы, всю жизнь!

 

Но нету рядом той, что в сердце!

Она за лесом, за рекой;

И за невидимою дверцей, —

Не отворить ее рукой.

 

Так кратки редкие свиданья,

Так мимолетно счастье то.

Всё ожиданье, ожиданье…

Но не собьет меня ничто!

 

Я прилечу к тебе, как ветер,

Как луч весенний прикоснусь.

Напомню о таёжном лете,

Развею слякотную грусть…

 

В Ханты-Мансийске потеплело.

Зелен Самаровский чугас.

Зимы серебряное тело

Уже не шибко колет нас.

В Ханты-Мансийске для фронтовиков прочитали стихи на разных языках о войне

Поэтический вечер, посвященный стихотворному творчеству народов Советского Союза о событиях Великой Отечественной войны «Голос мира» прошел в окружной столице. 

- Родство по крови стаю создает, родство по слову создает народ! – такими словами открыл вечер доктор педагогических наук Александр Семёнов. 

Представители разных народов Югры четырех поколений читали в КТЦ «Югра-Классик» стихи и пели песни на разных языках главным гостям мероприятия - участникам войны – фронтовикам из Ханты-Мансийска: Виктор Башмаков и Софья Кузнецова, и из Сургута: Павел Свербягин, Андрей Шахов и Николай Горбунов. 

- Очень приятно, что мы здесь собрались, не думая, кто какой национальности и какого возраста. Сегодня будут звучать стихи о ВОВ, о любви и Победе, которая дала нам всем жизнь. Победный май уже начал свое шествие по планете. Сейчас во многих странах идет шествие Бессмертного полка, сопровождается это все словом, звучат самые разные песни и стихи. Сегодня один из ветеранов вспомнил мысль, которая, хоть сколько ее проверяй, еще и еще раз подтвердится: какие дела, такие и песни. То, что сделали ветераны в свое время – это можно было описать только теми словами, которые здесь прозвучат. Исполняют эти песни люди с колоссально чистыми и сильными голосами, их в полголоса не споешь – эти слова. Только в полную силу, и еще хором, - убеждена губернатор Наталья Комарова. 

Открыл поэтический вечер югорский поэт Андрей Тарханов, прочитав стихи, которые он посвятил своему отцу, не вернувшемуся с войны – Семену Прокопьевичу Тарханову. 
Хантыйская поэтесса Мария Волдина вспомнила героинь своих журналистских материалов – вдов войны, которые всю жизнь хранили верность ушедшим мужьям и женихам. Евдокия Немысова прочитала стихи своего мужа – поэта Микуля Шульгина, которые он также посвятил своему отцу, который защищал Ленинград и стрелял с точностью охотника-сибиряка по фашистам, как по белкам, прошел войну и вернулся домой, чтобы снова стать охотником и рыбаком. 
Звучали стихи на башкирском, татарском, армянском, чувашском, язербайджанском языках, особенно потрясла слушателей «Баллада о матери» в переводе на азербайджанский, которую прочитал Мамедага Гулиев, заместитель председателя общественного объединения «Одлар Юрду», г. Нефтеюганска. 

Замечательные стихи прочитали школьники из Ханты-Мансийска – финалисты детских конкурсов чтецов. Так, 10-летняя Даша Игнатова прочитала авторское стихотворение «Вставай, солдат!». 

- Это стихотворение о том, что нужно беречь мир, вспомнить, как тогда воевали солдаты, сохранить его. Сейчас все обвиняют Россию во всем, а мы должны заступиться за свою страну, за мир, которые подарили нам всем наши дедушки и бабушки, - рассказала Даша корреспонденту ugra-news.ru. 

Стоя зал встретил выступление бравого фронтовика Павла Свербягина, он приехал на вечер из Сургута с боевыми товарищами и с аккордеоном – с ним ветеран не расстается со взятия Берлина. Павлу Фомичу едва исполнилось 16 лет, когда сам Георгий Жуков взял его в батальон – не хватало 500-го солдата. Сейчас фронтовику 91 год, но он удивительно бодр, полон сил и даст фору молодым. 

- Почему я выжил? Несколько раз немец пускал по мне пулеметную очередь. Но он привык, что русские – богатыри, высокие, а я – метр с кепкой, и пули всегда проходили над головой, - смеется ветеран. Конечно, без ранений на боевому пути не обошлось. И потому Павел Фомич всегда говорит, что победить советская армия смогла только благодаря женщинам – их фронтовым подругам. В память о них – медсестрах, фельдшерах, ветеран исполнил свою песню. 

В завершении вечера все участники под аккордеон Павла Свербягина спели песню «День Победы». 
После вечера фронтовики не спешили расходиться, они с радостью общались с молодым поколением, рассказывая о своей жизни, о войне. 

- Лишь бы вы жили не так, как мы. Пусть у вас все будет хорошо, будьте счастливы! Не надо больше войны! – сказала мне на прощание Софья Кузнецова, сжимая своими мягкими старческими руками мои ладони. 

Великая честь – пожать и поцеловать руку ветерану войны, обнять его. И огромное счастье, что у нас пока есть возможность это сделать.

Ханты-Мансийск | Молодежь Югры читает стихи о Великой Отечественной войне

    Центр

    Белгородская область Брянская область Владимирская область Воронежская область г. Москва Ивановская область Калужская область Костромская область Курская область Липецкая область Московская область Орловская область Рязанская область Смоленская область Тамбовская область Тверская область Тульская область Ярославская область

    Приволжье

    Кировская область Нижегородская область Оренбургская область Пензенская область Пермский край Республика Башкортостан Республика Марий Эл Республика Мордовия Республика Татарстан Самарская область Саратовская область Удмуртская Республика Ульяновская область Чувашская Республика

    Сибирь

    Алтайский край Забайкальский край Иркутская область Кемеровская область Красноярский край Новосибирская область Омская область Республика Алтай Республика Бурятия Республика Тыва Республика Хакасия Томская область

    Урал

    Курганская область Свердловская область Тюменская область Ханты-Мансийский автономный округ Челябинская область Ямало-Ненецкий автономный округ

    Юг

    Астраханская область Волгоградская область г. Севастополь Краснодарский край Республика Адыгея Республика Калмыкия Республика Крым Ростовская область

    Северо-Запад

    Архангельская область Вологодская область г. Санкт-Петербург Калининградская область Ленинградская область Мурманская область Ненецкий автономный округ Новгородская область Псковская область Республика Карелия Республика Коми

    Дальний Восток

    Амурская область Еврейская автономная область Камчатский край

советских стихотворений - современная отмеченная наградами советская поэзия: вся поэзия

ЕГО ЖИЗНЬ ИДЕОЛОГИЧЕСКИ ЗАПЛАНИРОВАНА
Считал со дня своего рождения,
Когда он был начат -
В августе
г. За месяц до Септимуса луна на небе,
И он действительно не знал, почему…
И - нет памяти о первых месяцах гибернации,
Только -некоторая фотография туманного дыма,
И горячая красная кирпичная стена, как тающее солнце,
То, что он видел, но не мог остановиться,
И, какой-то крик, и лестница, которую она бежит,
Врач в полу-юбке с поясом кожаным
Это чувствовал
Ее талия,
А он, плюшевый мишка
какого-то года
видеть, смотреть, запоминать,
как умело и мудро
взрослые
со своими взлетами и падениями,
с их усталыми улыбками
и их громкий смех и хихиканье
чтобы перезагрузить свою волю к жизни
со всеми невзгодами и ложью
зная, что поймали птицу удачи
за хвост
представить
Будущее грядущей удачи
пение народной песни про уток
которые текли по ручью
в балках
солнечных лучей,
рабочие дни,
спящие холодные ночи
среди идеологических баталий
за светлое будущее партии
изобрел коротышку-революционер Карт-Бланш
это должно было продолжаться с иллюзией
ближнего рая под присмотром мужчин в форме
чтобы ускорить реформы
и победить американский мир
честным словом
из 50 томов сочинения
что его попросили бы выучить наизусть
быть октябристом и студентом,
учитель и эфемерный строитель
еще не виданных виртуальных небоскребов
с забитой идеей, что он был,
есть и всегда будет
определение смысла «мы»,
сколько, как часто и каким образом
люди должны были прожить свой день,
что праздновать в октябре и мае
сколько зарабатывать и сколько платить,
что написать и как сказать -
заранее запланированное счастье и права
в свете правящей мощи.
Иван Петришин.

Невозможно описать огромные потери Советского Союза во Второй Мировой Войне »- Комментарий RT

Статистика говорит сама за себя: во время Сталинградской битвы Красная Армия потеряла больше солдат, чем британцы и американцы за всю Вторую мировую войну, рассказал RT в передаче «Сейчас» историк Второй мировой войны профессор Джеффри Робертс.

RT: Можно ли отделить Великую Отечественную войну от ВОВ. Может это стоять в одиночестве, оглядываясь на историю?

Джеффри Робертс: Нет, я не думаю, что мы можем отделить Великую Отечественную войну от Второй мировой войны.Великая Отечественная Война была неотъемлемой частью Второй мировой войны. Фактически Великая Отечественная Война была самой важной частью Второй мировой войны. Победа над фашизм и нацизм в 1945 году были общей победой, и вот что нужно отмечать 70-летие. Конечно Важнейшей частью войны была Великая Отечественная война. Советский Союз внес больше в победу над Гитлером, чем любой другой другая страна, но Советский Союз и Россия не выиграли войну сам по себе - он выиграл войну в составе великого союза против Гитлер и нацисты.

RT: Как вы думаете, жертва Советский народ сделал, Советский Союз как нация признал по всему миру и теми, с кем он боролся война.

ПОДРОБНЕЕ: Путин: Россия и Китай 'больше всего пострадали от Второй мировой войны', отвергайте реабилитация нацизма и милитаризма

GR: Я думаю, есть довольно много признания со стороны людей, интересующихся историей и интересуется ВМВ.В настоящее время это признание довольно скупое признание из-за политического контекста украинский кризис. Думаю, эта годовщина ознаменовала возможность выдвинуть на первый план историю мира, в в частности о советском вкладе в мир.

RT: Как словами выразить убытки пострадали Россия и СССР? Является ли это возможным?

GR: Нет, нельзя, потери были так огромный, такой разрушительный.И это не просто вопрос потери или жертва; это тоже вопрос героизма. Это трудно преодолеть героизм, который был частью истории войны сам. Один из способов справиться с жертвами - это через некоторую статистику ... Например, во время битвы за В Сталинграде Красная Армия потеряла солдат больше, чем англичане и американцы на протяжении всей ВМВ. И миллион Советские солдаты погибли, освобождая Украину от нацизма; другой миллион советских солдат погибли, освобождая Польшу от нацистов.к Мне эта статистика рассказывает отдельную историю. Снова нужно нести имея в виду, что потери, трагедия были бы все гораздо больше, если бы Советский Союз не вел эту войну вместе важные союзники, такие как Великобритания и США.

БОЛЬШЕ:

Утверждения, взгляды и мнения, выраженные в этой колонке, принадлежат исключительно автору и не обязательно отражают точку зрения RT.

.

Берлинских стихов - Современные награды Берлинская поэзия: Вся поэзия

Там на стене висит смесь красок на льняной ткани,
Оставляя впечатление осажденного города, заключенного в лед,
Намеренно замороженные в ужасе, чтобы напомнить живым,
Крови, текущей из-под завалов на улицы.

Красная Армия окружила Берлин во время Второй мировой войны:
С артиллерийскими орудиями, гаубицами и ракетными установками «Катюша»,
И численно превосходят немецких защитников в десять раз по численности,
Делает операцию «Клаузевиц» неадекватной против советских войск.

Апрельское утро, - дан приказ начать заградительный огонь непрерывным залпом:
снарядов, ракет и воздушных бомбардировок; кричать, чтобы взорваться:
Здания рушатся, грохочут пожары, убивают людей, бегущих в укрытие.
Пелена дыма, пепла и пыли покрывает разрушение, лишенное кислорода.

Затем город захватывают советские танки и войска, выходящие на улицы;
Кто в безумной гонке за Рейхстаг и бункер Гитлера в отместку,
Обнаружить, что покончил жизнь самоубийством, оставив немецкую нацию опустошенной,
Указывает на «серп и молот» на вершине квадриги у Бранденбургских ворот.


1 мая 1945 года Берлин сдается, положив конец царству террора "Тысячелетнего Третьего Рейха".
День Победы отмечается на улицах Парижа, Лондона, Нью-Йорка, Торонто и Москвы;
В то время как берлинцы плачут, выходя из укрытий, чтобы увидеть свой город в смятении,
Где грабежи и изнасилования свирепствуют, а страдания мирных жителей ужасны.
***
Примечания:
1) Битва за Берлин (Падение Берлина): 16 апреля 1945 г. - 2 мая 1945 г .; Советский Союз назвал «Берлинскую стратегическую наступательную операцию» (1-й советский.Белорусский фронт численностью около 1 млн человек).


2) Катюша (реактивная система залпового огня - РСЗО): немецкие солдаты (Сталиноргель) прозвали ее «органом Сталина» из-за того, что переносная пусковая система выглядела как орган, а также из-за воющего звука, издаваемого самоходными ракетными двигателями. Оружие называлось пистолетами Костикова и помечено буквой «K» при изготовлении для секретности. Российские солдаты прозвали гранатомет «Катюшей» в честь патриотической песни («Катюша» на английском языке означает «Кэти»).


3) Операция Клаузевиц: кодовое слово, использованное нацистской Германией для защиты Берлина 9 марта 1945 года.


4) Рейхстаг: здание нацистского парламента, захваченное Советом 30 апреля 1945 года.


5) Адольф Гитлер: 30 апреля 1945 года, находясь в своем бункере, Гитлер женился на Еве Браун; затем он отравил ее; и его собака; а затем он покончил жизнь самоубийством. После того, как русские выпустили зубы Гитлера (семьдесят лет спустя) из российских государственных архивов, судебно-медицинская экспертиза определила, что стоматологические записи Гитлера и рентгеновские снимки зубов соответствуют им, тем самым доказав, что Адольф Гитлер действительно умер в 1945 году.


6) Серп и молот: флаг СССР. Серп используется для уборки урожая, а молот используется для создания острого края серпа (косы).


7) Квадрига: Колесница, запряженная четырьмя лошадьми в ряд. Бранденбургская квадрига изображает римскую богиню Викторию, богиню победы.


8) Бранденбургские ворота: построены в конце 18 века. Век прусского короля, чтобы представлять мир. Он был построен на месте бывших городских ворот Берлина, начинавшихся по дороге из Берлина в город Бранденбург-на-Гавеле.


9) Капитуляция Берлина: 1 мая 1945 года немецкий генерал Ганс Кребс подошел к советскому генералу Чуйкову с флагом капитуляции. 2 мая 1945 года Советы объявляют о падении Берлина.


10) Тысячелетний Третий Рейх: «Рейх» на немецком языке означает «Царство или Империя». Первый Рейх - Священная Римская Империя, 800–1806; Второй рейх - Германская империя, 1871-1918 гг .; Веймарская республика, 1918-1933 и; Третий рейх - нацистский режим, 1933-1945 гг.


11) День Победы (Победа Европы): 8 мая 1945 года по центральноевропейскому времени (9 мая 1945 года по московскому времени), война в Европе официально окончена.

,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
2019 © Все права защищены. Карта сайта