Мы любовники с тобой стихи: Стихи про любовников

Николай Некрасов — Мы с тобой бестолковые люди: читать стих, текст стихотворения полностью

Мы с тобой бестолковые люди:
Что минута, то вспышка готова!
Облегченье взволнованной груди,
Неразумное, резкое слово.

Говори же, когда ты сердита,
Все, что душу волнует и мучит!
Будем, друг мой, сердиться открыто:
Легче мир — и скорее наскучит.

Если проза в любви неизбежна,
Так возьмем и с нее долю счастья:
После ссоры так полно, так нежно
Возвращенье любви и участья…

Анализ стихотворения «Мы с тобой бестолковые люди» Некрасова

Личная жизнь Н. Некрасов была достаточно странной и вызывала постоянные насмешки и пересуды в обществе. Поэт в молодости безумно полюбил А. Панаеву, которая на тот момент уже состояла в браке. Некрасов смог добиться взаимности и с 1846 г. жил в одном доме с супругами. Такое необычное развитие романа часто приводило к бурным ссорам и скандалам. Оба влюбленных были очень вспыльчивыми людьми, поэтому для очередного конфликта хватало любой мелочи. Однако эти размолвки всегда были временными, после каждой ссоры быстро наступало примирение. В 1851 г. Некрасов написал стихотворение «Мы с тобой бестолковые люди…», в котором описал свои непростые отношения с Панаевой.

Некрасов сразу дает меткое определение себе и своей возлюбленной – «бестолковые люди». Именно так их и воспринимало окружающее общество. Ведь муж Панаевой прекрасно знал об их любовных отношениях, проходивших в его доме. Поэтому его тоже можно назвать «бестолковым человеком». В XIX веке такие отношения были просто немыслимыми. Но Некрасова, похоже, не слишком волнует, как его роман воспринимается в обществе. Он объясняет «бестолковость» чрезмерной раздражительностью («Что минута, то вспышка готова!»). Он подтверждает, что причиной серьезного конфликта становится «неразумное, резкое слово». Поэт мучился от ревности и часто устраивал бурные объяснения. Панаева, чувствуя себя правой, не оставалась в ответе. В сердцах они могли наговорить друг другу много лишнего.

Некрасов после пяти лет оригинальной совместной жизни уже имел опыт в таких отношениях. Поэтому он обращается к любимой с просьбой не держать в себе раздражение, а сразу высказывать то, что накопилось в душе. Он призывает ее «сердиться открыто». Чем дольше копится гнев, тем сильнее и дольше будет скандал. Если же давать ему выплескиваться чаще, то и примирение наступит быстрее. Вероятно, к такой мысли Некрасова привело постоянное присутствие законного мужа. Вряд ли любовники открыто говорили о своих отношениях при нем. Скрытая жизнь приводила к вынужденному молчанию. Откровенные разговоры начинались, когда любовники оставались вдвоем.

Некрасов даже благодарен ссорам («прозе любви»), потому что после них всегда наступает примирение, подчеркивающее силу взаимного чувства.

Поэт даже в лирических произведениях стремился к реальному изображению действительности. Стихотворение «Мы с тобой бестолковые люди» — образец любовной лирики Некрасова. Оно отражает глубоко личные переживания автора.

Все стихи Иосифа Бродского

Горбунов и горчаков

 

I. Горбунов и Горчаков

 

«Ну, что тебе приснилось, Горбунов?»

«Да, собственно, лисички». «Снова?» «Снова».

«Ха-ха, ты насмешил меня, нет слов».

«А я не вижу ничего смешного.

Врач говорит: основа всех основ —

нормальный сон». «Да ничего дурного

я не хотел… хоть сон того, не нов».

«А что попишешь, если нет иного?»

«Мы, ленинградцы, видим столько снов,

а ты никак из этого, грибного,

 

не вырвешься». «Скажи мне, Горчаков,

а что вам, ленинградцам, часто снится?»

«Да как когда… Концерты, лес смычков.

Проспекты, переулки. Просто лица.

(Сны состоят как будто из клочков.)

Нева, мосты. А иногда — страница,

и я ее читаю без очков!

(Их отбирает перед сном сестрица.)»

«Да, этот сон сильней моих зрачков!»

«Ну что ты? Часто снится и больница».

 

«Не нужно жизни. Знай себе смотри.

Вот это сон! И вправду день не нужен.

Такому сну мешает свет зари.

И как, должно быть, злишься ты, разбужен…

Проклятие, Мицкевич! Не ори!..

Держу пари, что я проспал бы ужин».

«Порой мне также снятся снегири.

Порой ребенок прыгает по лужам.

И это — я…» «Ну что ж ты, говори.

Чего ты смолк?» «Я, кажется, простужен.

 

Тебе зачем все это?» «Просто так».

«Ну вот, я говорю, мне снится детство.

Мы с пацанами лезем на чердак.

И снится старость. Никуда не деться

от старости… Какой-то кавардак:

старик, мальчишка…» «Грустное соседство».

«Ну, Горбунов, какой же ты простак!

Ведь эти сновиденья только средство

ночь провести поинтересней». «Как?!»

«Чтоб ночью дня порастрясти наследство».

 

«Ты говоришь «наследство»? Вот те на!

Позволь, я обращусь к тебе с вопросом:

а как же старость? Старость не видна.

Когда ж это ты был седоволосым?»

«Зачем хрипит Бабанов у окна?

Зачем Мицкевич вертится под носом?

На что же нам фантазия дана?

И вот воображеньем, как насосом,

я втягиваю старость в царство сна».

 

«Но, Горчаков, тогда прости, не ты,

не ты себе приснишься». «Истуканов

тебе подобных просто ждут Кресты,

и там не выпускают из стаканов!

А кто ж мне снится? Что молчишь? В кусты?»

«Гор-кевич. В лучшем случае, Гор-банов».

«Ты спятил, Горбунов!» «Твои черты,

их — седина; таких самообманов

полно и наяву до тошноты».

«Ходить тебе в пижаме без карманов».

 

«Да я и так в пижаме без кальсон».

«Порой мне снится печка, головешки…»

«Да, Горчаков, вот это сон так сон!

Проспекты, разговоры. Просто вещи.

Рояль, поющий скрипке в унисон.

И женщины. И, может, что похлеще».

«Вчера мне снился стол на шесть персон».

«А сны твои — они бывают вещи?

Иль попросту все мчится колесом?»

«Да как сказать; те — вещи, те — зловещи».

 

«Фрейд говорит, что каждый — пленник снов».

«Мне говорили: каждый — раб привычки.

Ты ничего не спутал, Горбунов?»

«Да нет, я даже помню вид странички».

«А Фрейд не врет?» «Ну, мало ли врунов…

Но вот, допустим, хочется клубнички…»

«То самое, в штанах?» «И без штанов.

А снится, что клюют тебя синички.

Сны откровенней всех говорунов».

«А как же, Горбунов, твои лисички?»

 

«Мои лисички — те же острова.

(Да и растут лисички островками.)

Проспекты те же, улочки, слова.

Мы говорим, как правило, рывками.

Подобно тишине, меж них — трава.

Но можно прикоснуться к ним руками!

Отсюда их обширные права,

и кажутся они мне поплавками,

которые несет в себе Нева

того, что у меня под башмаками».

 

«Так, значит, ты одни из рыбаков,

которые способны бесконечно

взирать на положенье поплавков,

не правда ли?» «Пока что безупречно».

«А в сумерках конструкции крючков

прикидывать за ужином беспечно?»

«И прятать по карманам червячков!»

«Боюсь, что ты застрянешь здесь навечно».

«Ты хочешь огорчить меня?» «Конечно.

На то я, как известно, Горчаков».

 

II. Горбунов и Горчаков

 

«Ты ужинал?» «Да, миска киселя

и овощи». «Ну, все повеселее.

А что снаружи?» «Звездные поля».

«Смотрю, в тебе замашки Галилея».

«Вторая половина февраля

отмечена уходом Водолея,

и Рыбы водворяются, суля,

что скоро будет в реках потеплее».

«А что земля?» «Что, собственно, земля?»

«Ну, что внизу?» «Больничная аллея».

 

«Да, знаешь, ты действительно готов.

Ты метишь, как я чувствую, в Ньютоны.

На буйном тоже некий Хомутов

— кругом галдеж, блевотина и стоны —

твердит: я — Гамильтон, и я здоров;

а сам храпит, как наши харитоны».

«Шло при Петре строительство портов,

и наезжали разные тевтоны.

Фамилии нам стоили трудов.

Возможно, Хомутовы — Гамильтоны».

 

«Натоплено, а чувствую озноб».

«Напрасно ты к окошку прислонился».

«Из-за твоих сверкающих зазноб».

«Ну что же, убедился?» «Усомнился.

Я вижу лишь аллею и сугроб».

«Вон Водолей с кувшином наклонился».

«Нам телескоп иметь здесь хорошо б».

«Да, хорошо б». «И ты б угомонился».

«Что?! Телескоп?! На кой мне телескоп!»

«Ну, Горбунов, чего ты взбеленился?»

 

«С ногами на постель мою ты влез.

Я думаю, что мог бы потрудиться

снять шлепанцы». «Но холодно мне без,

без шлепанцев. Не следует сердиться.

Я зябну потому, что интерес

к сырым лисичкам в памяти гнездится».

«Не снился Фрейду этакий прогресс!

Прогресса же не следует стыдиться:

приснится активисту мокрый лес,

а пассивист способен простудиться».

 

«Лисички не безвредны, и, по мне,

они враги душевному здоровью.

Ты ценишь их?» «С любовью наравне».

«А что ты понимаешь под любовью?»

«Разлуку с одиночеством». «Вполне?»

«Возможность наклониться к изголовью

и к жизни прикоснуться в тишине

дыханием, руками или бровью…»

«На что ты там уставился в окне?»

«Само сопротивленье суесловью».

 

«Не дашь ли ты мне яблока?» «Лови».

«Ну, что твои лисички-невелички?»

«Я думаю обычно о любви

всегда, когда смотрю я на лисички.

Не знаю где — в уме или в крови, —

но чувствуешь подобье переклички».

«Привычка и нормальное, увы,

стремление рассудка к обезличке».

«То область рук. А в сфере головы —

отсутствие какой-либо привычки».

 

«И, стало быть, во сне, когда темно,

ты грезишь о лисичках?» «Постоянно».

«Вернее, о любви?» «Ну все равно.

По-твоему, наверно, это странно?»

«Не странно, а, по-моему, грешно.

Грешно и, как мне думается, срамно!

Чему ты улыбаешься?» «Смешно».

«Не дашь ли ты мне яблока?» «Я дам, но

понять тебе лисичек не дано».

«Лисички — это, знаешь, полигамно.

 

Вот! Я тебя разделал под орех!

Есть горечь в горчаковской укоризне!»

«Зачем ты говоришь, что это грех?

Грех — то, что наказуемо при жизни.

А как накажешь, если стрелы всех

страданий жизни собрались, как в призме,

в моей груди? Мне мнится без помех

грядущее». «Мы, стало быть, на тризне

присутствуем?» «И, стало быть, мой смех

сегодня говорит об оптимизме».

 

«А Страшный Суд?» «А он — движенье вспять,

в воспоминанья. Как в кинокартине.

Да что там Апокалипсис! Лишь пять,

пять месяцев в какой-нибудь пустыне.

А я пол-жизни протрубил и спать

с лисичками мне хочется отныне.

Я помню то, куда мне отступать

от Огненного Ангела Твердыни…»

«Боль сокрушит гордыню». «Ни на пядь;

боль напитала дерево гордыни».

 

«Ты, значит, не боишься темноты?»

«В ней есть ориентиры». «Поклянись мне».

«И я с ориентирами на ты.

Полно ориентиров, только свистни».

«Находчивость — источник суеты».

«Я не уверен в этом афоризме.

Душа не ощущает тесноты».

«Ты думаешь? А в мертвом организме?»

«Я думаю, душа за время жизни

приобретает смертные черты».

 

III. Горбунов в ночи

 

«Больница. Ночь. Враждебная среда…

Все это не трагедия… К тому же

и приговоры Страшного Суда

тем легче для души моей, чем хуже

ей было во плоти моей… Всегда,

когда мне скверно, думаю, что ту же

боль вынесу вторично без труда.

Так мальчика прослеживают в муже…

Лисички занесли меня сюда.

А то, что с ними связано, снаружи.

 

Они теперь мне снятся. А жена

не снится мне. И правильно. Где тонко,

там рвется. Эта мысль не лишена…

Я сделал ей намернно ребенка.

Я думал, что останется она.

Хоть это — психология подонка.

Но, видимо, добрался я до дна.

Не знаю, как душа, а перепонка

цела. Я слышу шелест полотна.

Поет в зубах Бабанова гребенка…

 

Я голос чей-то слышу в тишине.

Но в нем с галлюцинациями слуха

нет общего: давление на дне —

давление безвредное для уха.

И голос тот противоречит мне.

Уверенно, настойчиво и глухо.

Кому принадлежит он? Не жене.

Не ангелам. Поскольку царство духа

безмолвствует с женою наравне.

Жаль, нет со мною старого треуха!

 

Больничная аллея. Ночь. Сугроб.

Гудит ольха, со звездами сражаясь.

Из-за угла в еврейский телескоп

глядит медбрат, в жида преображаясь.

Сужается постель моя, как гроб.

Хрусталик с ней сражается, сужаясь.

И кровь шумит, как клюквенный сироп.

И щиколотки стынут, обнажаясь.

И делится мой разум, как микроб,

в молчаньи безгранично размножаясь!

 

Нас было двое. То есть к алтарю…

Она ушла. Задетый за живое,

теперь я вечно с кем-то говорю.

Да, было двое. И осталось двое!

Февраль идет на смену январю.

Вот так, напоминая о конвое,

алтарь, благодаря календарю,

препятствует молчанью, каковое

я тем уничтожаю, что творю

в себе второе поле силовое.

 

Она ушла. Я одержим собой.

Собой? А не позвать ли Горчакова?

Эй, Горчаков!.. Да нет, уже отбой.

Да так ли это, впрочем, бестолково,

когда одни уста наперебой

поют двоих в отсутствии алькова?

Я сам слежу за собственной губой.

Их пополам притягивает слово.

Я — круг в сеченьи. Стало быть, любой

из нас двоих — магнитная подкова.

 

Ночь. Губы на два голоса поют.

Ты думаешь, не много ли мне чести?

Но в этом есть особенный уют:

пускай противоречие, но вместе.

Они почти семейство создают

в молчаньи. А тем более — в присесте.

Возлюбленному верхняя приют.

А нижняя относится к невесте.

Но то, что на два делится, то тут

разделится, бесспорно, и на двести.

 

А все, что увеличилось вдвойне,

приемлемо и больше не ничтожно.

Проблему одиночества вполне

решить за счет раздвоенности можно.

Отчаянье раскачивает мне,

как доску, душу надвое, как нож, но

не я с ним остаюсь наедине.

А если двоедушие безбожно,

то не дрова нуждаются в огне,

а греет то, что противоположно.

 

Ты, Боже, если властен сразу двум,

двум голосам внимать, притом бегущим

из уст одних, и видеть в них не шум,

а вид борьбы минувшего с грядущим,

восхить к Себе мой кашляющий ум,

микробы расселив его по кущам,

и сумму дней и судорожных дум

Ты раздели им жестом всемогущим.

А мне оставь, как разность этих сумм,

победу над молчаньем и удушьем.

 

А ежели мне впрямь необходим

здесь слушатель, то, Господи, не мешкай:

пошли мне небожителя. Над ним

ни болью не возвышусь, ни усмешкой,

поскольку он для них неуязвим.

По мне, коль оборачиваться решкой,

то пусть не Горчаков, а херувим

возносится над грязною ночлежкой

и кружит над рыданьями и слежкой

прямым благословением Твоим».

 

IV

 

Горчаков и врачи

 

«Ну, Горчаков, давайте ваш доклад».

«О Горбунове?» «Да, о Горбунове».

«Он выражает беспартийный взгляд

на вещи, на явления — в основе

своей диалектический; но ряд —

но ряд его высказываний внове

для нас». «Они, бесспорно, говорят

о редкостной насыщенности крови

азотом, разложившим аппарат

самоконтроля». «Сросшиеся брови,

 

ассиметричность подбородка, жир

на подбородке. Нос его расцвечен

сосудами, раздавшимися вширь…»

«Я думаю, разрушенная печень».

«Компрессами и путаницей жил

ассиметричный лоб его увенчан.

Лисички — его слабость и кумир.

Он так непривлекателен для женщин.

«Преувеличен внутренний наш мир,

а внешний, соответственно, уменьшен», —

 

вот характерный для него язык.

В таких вот выражениях примерных

свой истинный показывает лик

сторонник непартийных, эфемерных

воззрений…» «В этом чувствуется сдвиг

налево от открытий достоверных

марксизма». «Недостаточно улик».

«А как насчет явлений атмосферных?»

«А он отвык от женщины?» «Отвык.

В нем нет телодвижений, характерных

 

для этого… ну как его… ах ты!..»

«Спокойно, Горчаков!» «…для женолюба».

«А как он там… ну, в смысле наготы?..

Там органы и прочее?» «Сугубо,

сугубо от нужды и до нужды.

Простите, что высказываюсь грубо».

«Ну что вы! Не хотите ли воды?»

«Воды?» «А вы хотели коньяку бы?»

«Не признаю я этой ерунды».

«Зачем же вы облизывали губы?»

 

«Не знаю… Что-то связано с водой».

«Что именно?» «Не помню, извините».

«Наверное, стакан перед едой?»

«Да нет же, вы мне спутали все нити…

Постойте, вижу… человек… худой…

вокруг — пустыня… Азия… взгляните:

ползут пески татарскою ордой,

пылает солнце… как его?.. в зените.

Он окружен враждебною средой…

И вдруг — колодец…» «Дальше! Не тяните!»

 

«А дальше вновь все пусто и мертво.

Колодец… это самое… сокрылся».

«Эй, Горчаков! Что с вами?» «Я… того.

Я, знаете, того… заговорился.

Во всем великолепьи своего

идеализма нынче он раскрылся».

«Кто? Горбунов?» «Ну да, я про него.

Простите мне, товарищи, что сбился».

«Нет-нет, вы продолжайте. Ничего».

«Я слишком в Горбунова углубился…

 

Он — беспартийный, вот его беда!

И если день особенно морозен,

он сильно отклоняется туда…

ну, влево, к отопленью…» «Грандиозен!»

«А он религиозен?» «О, да-да!

Он так религио… религиозен!

Я даже опасаюсь иногда:

того гляди, что бухнется он оземь

и станет Бога требовать сюда».

«Он так от беспартийности нервозен».

 

«Он влево уклоняется». «Ха-ха!»

«Чему вы усмехаетесь, коллега?»

«Тому, что это, в общем, чепуха:

от Горчакова батареи слева,

от Горбунова, стало быть…» «Ага!

Как в шахматах? Король и королева?

Напротив!» «Справедливо». «От греха

запишем, так сказать, для подогрева

два мнения». «Идея неплоха».

«Какая ж это песня без припева?

 

Ну вот и заключение… шнурков!

подшить!.. Эй, Гочаков, вы не могли бы

автограф свой?» «Я нынче без очков».

«Мои не подойдут?» «Да подошли бы.

Так: «влево уклоняется»… каков!

…»и вправо»… справедливо! Справедливы

два мнения. Мы этих барчуков…

Одно из двух: мы выкурим их, либо…»

«Спасибо вам, товарищ Горчаков.

На Пасху мы вас выпустим». «Спасибо.

 

Да-да. Благодарю. Благодарить…

Не сделать ли поклона поясного?…

Где Горбунов?! Глаза ему раскрыть!..

О, ужас, я же истины — ни слова…

Да, собственно, откуда эта прыть?

Плевать на параноика лесного!

Уток теряет собственную нить,

когда под ним беснуется основа.

Как странно Горчакову говорить

безумными словами Горбунова!»

 

V

 

Песня в третьем лице

 

«И он ему сказал». «И он ему

сказал». «И он сказал». «И он ответил».

«И он сказал». «И он». «И он во тьму

воззрился и сказал». «Слова на ветер».

«И он ему сказал». «Но, так сказать,

сказать «сказал» сказать совсем не то, что

он сам сказал». «И он «к чему влезать

в подробности» сказал; все ясно. Точка».

«Один сказал другой сказал струит».

«Сказал греха струит сказал к веригам».

«И молча на столе сказал стоит».

«И, в общем, отдает татарским игом».

«И он ему сказал». «А он связал

и свой сказал и тот, чей отзвук замер».

«И он сказал». «Но он тогда сказал».

«И он ему сказал; и время занял».

«И он сказал». «Вот так булыжник вдруг

швыряют в пруд. Круги — один, четыре…»

«И он сказал». «И это — тот же круг,

но радиус его, бесспорно, шире».

«Сказал — кольцо». «Сказал — еще кольцо».

«И вот его сказал уткнулся в берег».

«И собственный сказал толкнул в лицо,

вернувшись вспять». «И больше нет Америк».

«Сказал». «Сказал». «Сказал». «Сказал». «Сказал».

«Суть поезда». «Все дальше, дальше рейсы».

«И вот уже сказал почти вокзал».

«Никто из них не хочет лечь на рельсы».

«И он сказал». «А он сказал в ответ».

«Сказал исчез». «Сказал пришел к перрону».

«И он сказал». «Но раз сказал — предмет,

то также относиться должно к он ’у».

 

«И он ему». «И он». «И он ему».

«И я готов считать, что вечер начат».

«И он ему». «И все это к тому,

что оба суть одно взаимно значат».

«Он, собственно, вопрос». «Ему — ответ».

«Потом наоборот». «И нет различья».

«Конечно, между ними есть просвет».

«Но лишь как средство избежать двуличья».

«Он кем (ему) приходится ему?»

«И в неживой возможны ли природе

сношенья неподсудные уму?»

«Пусть не родня обычная, но вроде?»

«Чего не разберет судебный зал!

Сидит судья; очки его без стекол».

«Он кто ему?» «Да он ему — сказал».

«И это грандиознее, чем свекор».

 

«Огромный дом. Слепые этажи.

Два лика, побледневшие от вони».

«Они не здесь». «А где они, скажи?»

«Где? В он-ему-сказал’е или в он’е».

«Огромный дом. Фигуры у окна.

И гомон, как под сводами вокзала.

Когда здесь наступает тишина?»

«Лишь в промежутках он-ему-сказал’а».

«Сказала, знаешь, требует она».

«Но это же сказал во время он’а».

«А все-таки приятна тишина».

«Страшнее, чем анафема с амвона».

«Так, значит, тут страшатся тишины?»

«Да нет; как обстоятельствами места

и времени, все объединены

сказал’ом наподобие инцеста».

 

«И это образ действия?» «О да.

Они полны сношеньями своими».

«Когда они умолкнут?» «Никогда».

«Наверное, как собственное имя».

«Да, собственное имя — концентрат.

Оно не допускает переносов,

замен, преображений и утрат».

«И это, в общем, двигатель вопросов».

«Вот именно! И косвенная речь

в действительности — самая прямая».

«И этим невозможно пренебречь

без личного ущерба». «И, внимая,

тому, что Он Сказал произнесет,

как дети у церковного притвора,

мы как бы приобщаемся высот,

достигнутых еще до разговора».

 

«Что вам приснилось, Он Ему Сказал?»

«Кругом — врачи». «Рассказывать подробно».

«Мне ночью снился океанский вал.

Мне снилось море». «Неправдоподобно!»

«Должно быть, он забыл уже своих

лисичек». «Невозможно!» «Вероятно».

«Да нет, он отвечает за двоих».

«И это уж, конечно, необъятно».

«Я видел сонмы сумеречных вод.

Отчетливо и ясно. Но при этом,

я видел столь же ясно небосвод…»

«И это вроде выстрела дуплетом».

«И гребни, словно гривы жеребцов,

расставшихся с утопленной повозкой».

«А не было там, знаете, гребцов,

утопленников?» «Я не Айвазовский.

Я видел гребни пенившихся круч.

И берег — как огромная подкова…

И Он Сказал носился между туч

с улыбкой Горбунова, Горчакова».

 

VI

 

Горбунов и Горчаков

 

«Ну, что тебе приснилось? Говори».

«Да я ж тебе сказал о разговоре

с комиссией». «Да брось ты, не хитри.

Я сам его подслушал в коридоре».

«Ну вот, я говорю…» «Держу пари,

ты станешь утверждать, что снится море».

«Да, море, разумеется». «Не ври,

не верю». «Не настаиваю. Горе

невелико». «Ты только посмотри,

как залупился! Истинно на воре

 

и шапка загорается». «Ну, брось».

«Чего ж это я брошу, интересно?»

«Да я же, Горчаков, тебя насквозь…»

«Нашелся рентгенолог!» «Неуместно

подшучиваешь. Как бы не пришлось

раскаиваться». «Выдумаешь!» «Честно.

Как только мы оказывались врозь,

комиссии вдруг делалось известно,

о чем мы тут… Сексотничал, небось?

Чего же ты зарделся, как невеста?»

 

«Ты сердишься?» «Да нет, я не сержусь».

«Не мучь меня!» «Что, я — тебя? Занятно!»

«Ты сердишься». «Ну хочешь, побожусь?»

«Тебе же это будет неприятно».

«Да нет, я не особенно стыжусь».

«Вот это уже искренне». «Обратно

за старое? Неужто я кажусь

тебе достойным слежки? Непонятно».

«А что ж не побожился?» «Я боюсь,

что ты мне не поверишь». «Вероятно».

 

«Я что-то в этом смысла не пойму».

«Я смешиваю зерна и полову».

«Вот видишь, ты не веришь ничему:

ни Знамению Крестному, ни слову».

«Война в Крыму. Все, видимо, в дыму.

Цитирую по дедушке Крылову…

Отсюда ты направишься в тюрьму».

«Ты шел бы, подобру да поздорову…»

«Чего ты там таращишься во тьму?»

«Уланову я вижу и Орлову».

 

«Я, знаешь ли, смотаюсь в коридор».

«Зачем?» «Да так, покалывает темя».

«Зачем ты вечно спрашиваешь?» «Вздор!»

«Что, истины выискиваешь семя?»

«Ты тоже ведь таращишься во двор».

«Сексотишь, вероятно, сучье племя».

«Я просто расширяю кругозор».

«Не веря?» «Недоверчивость не бремя.

Ты знаешь, и донос, и разговор —

все это как-то скрашивает время».

 

«А время как-то скрашивает дни».

«Вот, кажется, и темя отпустило…

Ну, что тебе приснилось, не темни!»

«А, все это тоскливо и постыло…

Ты лучше посмотрел бы на огни».

«Ну, тени от дощатого настила…»

«Орлова! и Уланова в тени…»

«Ты знаешь, как бы кофе не остыло».

«Война была, ты знаешь, и они

являлись как бы символами тыла».

 

«Вторая половина февраля.

Смотри-ка, что показывают стрелки».

«Я думаю, лишь радиус нуля».

«А цифры?» «Как бордюрчик на тарелке…

Сервиз я видел, сделанный а ля

мейсенские…» «Мне нравятся подделки».

«Там надпись: «мастерская короля»

и солнце — вроде газовой горелки».

«Сейчас я взял бы вермуту». «А я

сейчас не отказался бы от грелки…

 

Смотри, какие тени от куста!»

«Прости, но я материю все ту же…

те часики…» «Обратно неспроста?»

«Ты судишь обо мне гораздо хуже,

чем я того…» «Виной твои уста».

«Неужто ж ноль?» «Ага». «Но почему же?»

«Да просто так; снаружи — пустота».

«Зато внутри теплее, чем снаружи».

«Ну, эти утепленные места

являются лишь следствиями стужи».

 

«А как же быть со штабелями дров?»

«Наверное, связующие звенья…

О, Господи, как дует из углов!

И холодно, и голоден как зверь я».

«Болезни — это больше докторов».

«Подворье грандиознее преддверья».

«Но все-таки, ты знаешь, это кров».

«Давай-ка, Горчаков, без лицемерья;

и знай — реальность высказанных слов

огромней, чем реальность недоверья».

 

«Да, стужа грандиознее тепла».

«А время грандиознее, чем стрелка».

«А древо грандиознее дупла».

«Дупло же грандиознее, чем белка».

«А белка грациознее орла».

«А рыбка… это самое… где мелко».

«Мне хочется раздеться догола!»

«Где радиус, там вилка и тарелка!»

«А дерево, сгоревшее дотла…»

«Едва ли грандиознее, чем грелка».

 

VII

 

Горбунов и Горчаков

 

«Ты ужинал?» «Да, прежняя трава.

Все овощи…» «Не стоит огорчаться.

Нам птичьи тут отпущены права».

«Но мясо не должно бы запрещаться».

«Взгляни-ка лучше: новые дрова…»

«Имею же я право возмущаться!»

«Ну нет, администрация права,

права в пределах радиуса». «Вжаться

в сей радиус не жаждет голова,

а брюхо…» «Не желаю возвращаться

 

к изложенному выше; и к тому ж,

мне кажется, пошаливает почка».

«Но сам-то я — вне радиуса». «Чушь!

А кто же предо мной?» «Лишь оболочка».

«Ну, о неограниченности душ

слыхал я что-то в молодости. Точка».

«Да нет, помимо этого, я — муж.

Снаружи и жена моя, и дочка».

«Тебе необходим холодный душ!

Где именно?» «На станции Опочка».

 

«Наверное, приснилось». «Ни фига.

Скорее, это я тебе приснился».

«Опочка где-то в области». «Ага».

«Далеко ты того… распространился».

«Мне следует удариться в бега».

«Не стоит. Ты весьма укоренился».

«Ты прав. Но, говорят, одна нога…

другая там… Вообще я обленился!

Не сделать семимильного шага!»

«Ну-ну, угомонись». «Угомонился».

 

«Ты сколько зарабатывал?» «Семьсот;

по-старому». «И где же?» «В учрежденьи».

«Боишься, что спросил и донесет?»

«Ну кто тебе откажет в наслажденьи?»

«Тебя мое молчанье не спасет».

«Да, знаешь ли, по зрелом рассужденьи…»

«Приятнее считать, что я сексот,

чем размышлять о местонахожденьи».

«Увы, до столь пронзительных высот

мешает мне взорлить происхожденье».

 

«Так что ж ты наседаешь на меню?»

«Еще не превратился в ветерана

и трижды то же самое на дню…»

«Ты меряешь в масштабах ресторана».

«Я вписываю в радиус родню».

«Тебе, должно быть, резали барана

для ужина». «Я, собственно, клоню

к тому, что мне отказываться рано

от прошлого». «Кончай пороть херню».

«А что тебе не нравится?» «Пространно».

 

«Я радиус расширил до родни».

«Тем хуже для тебя оно, тем хуже».

«Я только ножка циркуля. Они —

опора неподвижная снаружи».

«И это как-то скрашивает дни,

чем шире этот радиус?» «Чем у’же.

На свете так положено: одни

стоят, другие двигаются вчуже».

«Бывают неподвижные огни,

расширенные радиусом лужи».

 

«Я двигаюсь!» «Не ведаю, где старт,

но финиш — ленинградские сугробы».

«Я жив, пока я двигаюсь. Декарт

мне мог бы позавидовать». «Еще бы!

Мне нравится твой искренний азарт».

«А мне твои душевные трущобы

наскучили». «А что твой миллиард —

ну, звездные ковши и небоскребы?»

«Восходит Овн, курирующий март».

«Иметь здесь телескоп нам хорошо бы».

 

«Вот именно. Нам стали бы видны

опоры наши дальние». «Начатки

движения». «Мы чувствовать должны

устойчивость Опочки и Камчатки».

«Я в марте родился. Мне суждены

шатания. Мне сняли отпечатки…

Как жаль, что мы дрожать принуждены:

опоры наши дальние столь шатки…»

«Которые под Овном рождены,

должны ходить в каракулевой шапке».

 

«Ты думаешь, от холода дрожу?»

«А сверься с посиневшими пальцами».

«А ты?» «Я Близнецам принадлежу.

Я в мае родился, под Близнецами».

«Тепло тебе?» «Поскольку я сужу…»

«Короче! Не мудри с немудрецами!»

«В сравнении с тобой я нахожу,

что вовсе мне не холодно». «С концами!»

«В чем дело, Горчаков?» «Не выношу!»

«Да нет, все это правда — с месяцами».

 

«Увы, на телескоп не наскрести,

и мы своих опор не наблюдаем».

«Пусть радиус у жизни не в чести,

сам циркуль, Горчаков, неувядаем».

«Еще умру тут, Господи прости,

считая, что тот свет необитаем».

«Нет, не умрешь, напрасно не грусти».

«Ты думаешь?» «Обсудим». «Обсуждаем».

«Тот груз, которым нынче обладаем,

в другую жизнь нельзя перенести».

 

VIII

 

Горбунов в ночи

 

«Твой довод мне бессмертие сулит!

Мой разум, как извилины подстилки,

сияньем твоих доводов залит —

не к чести моей собственной коптилки…

Проклятие, что делает колит!

И мысли — словно демоны в бутылке.

Твой светоч мой фитиль не веселит!

О Горбунов! от слов твоих в затылке,

воспламеняясь, кровь моя бурлит —

от этой искры, брошенной в опилки!

 

Ушел… Мне остается монолог.

Плюс радиус ночного циферблата…

Оставил только яблоки в залог

и смылся, наподобие Пилата!

Попробуем забиться в уголок,

исследуем окраины халата.

Водрузим на затылок котелок

с присохшими остатками салата…

Какие звезды?! Пол и потолок.

В окошке — отражается палата.

 

Ночь. Окна — бесконечности оплот.

Палата в них двоится и клубится.

За окнами — решетки переплет:

наружу отраженью не пробиться.

В пространстве этом — задом наперед —

постелью мудрено не ошибиться.

Но сон меня сегодня не берет.

Уснуть бы… и вообще — самоубиться!

Рискуя — раз тут всЈ наоборот —

тем самым в свою душу углубиться!

 

Уснуть бы… Санитары на посту.

Приносит ли им пользу отраженье?

Оно лишь умножает тесноту,

поскольку бесконечность — умноженье.

Я сам уже в глазах своих расту,

и стекла, подхлестнув воображенье,

сжимают между койками версту…

Я чувствую во внутренностях жженье,

взирая на далекую звезду.

Основа притяженья — торможенье!

 

Нормальный сон — основа всех основ!

Верней, выздоровления основа.

Эй, Горбунов!.. на кой мне Горбунов?!

Уменьшим свою речь на Горбунова!

Сны откровенней всех говорунов

и грандиозней яблока глазного.

Фрейд говорит, что каждый — пленник снов.

Как странно в это вдумываться снова…

Могилы исправляют горбунов!..

Конечно, за отсутствием иного

 

лекарства… А сия галиматья —

лишь следствие молчания соседних

кроватей. Ибо чувствую, что я

тогда лишь есмь, когда есть собеседник!

В словах я приобщаюсь бытия!

Им нужен продолжатель и наследник!

Ты, Горбунов, мой высший судия!

А сам я — только собственный посредник

меж спящим и лишенным забытья,

смотритель своих выбитых передних…

 

Ночь. Форточка… О если бы медбрат

открыл ее… Не может быть и речи.

На этот — ныне запертый — квадрат

приходятся лицо мое и плечи.

Ведь это означало бы разврат,

утечку отражения. А течи

тем плохи, что любой дегенерат

решился бы, поскольку недалече,

удрать хоть головою в Ленинград…

О Горбунов! я чувствую при встрече

 

с тобою, как нормальный идиот,

себя всего лишь радиусом стрелки!

Никто меня, я думаю, не ждет

ни здесь, ни за пределами тарелки,

заполненной цифирью. Анекдот!

Увы, тебе масштабы эти мелки!

Грядет твое мучение! Ты тот,

которому масштаб его по мерке.

Весь ужас, что с тобой произойдет,

ступеньки разновидность или дверки

 

туда, где заждались тебя. Грешу

лишь тем, что не смогу тебя дозваться.

Ты, Горбунов! Покуда я дышу,

во власть твою я должен отдаваться!

К тебе свои молитвы возношу!

Мне некуда от слов твоих деваться!

Приди ко мне! Я слов твоих прошу.

Им нужно надо мною раздаваться!

Затем-то я на них и доношу,

что с ними неспособен расставаться,

 

когда ты удаляешься… Прости!

Не то, чтобы страшился я разлуки…

Зажав освобождение в горсти,

к тебе свои протягиваю руки.

Как все, что предстоит перенести —

источник равнодушия и скуки —

не помни, Горбунов, меня, не мсти!

Как эхо, продолжающее звуки,

стремясь их от забвения спасти,

люблю и предаю тебя на муки».

 

IX

 

Горбунов и врачи

 

«Ну, Горбунов, рассказывайте нам».

«О чем?» «О ваших снах». «Об оболочке».

«И называйте всех по именам».

«О циркуле». «Рассказывай о дочке».

«Дочь не имеет отношенья к снам».

«Давай-ка, Горбунов, без проволочки».

«Мне снилось море». «Ну его к хренам».

«Да, лучше обойдемся без примочки».

«Без ваших по морям да по волнам».

«Начните, если хочется, с Опочки».

 

«Зачем вам это?» «Нужно». «И сполна».

«Для вашей пользы». «Реплика во вкусе

вопросов Красной Шапочки. Она,

вы помните, спросила у бабуси

насчет ушей, чья странная длина…

«не бойся» — та в ответ, — «ахти, боюся»,

«чтоб лучше слышать внучку!» «Вот те на!

Не думали о вас мы, как о трусе».

«К тому ж в итоге крошка спасена».

«Во всем есть плюсы». «Думайте о плюсе».

 

«Чего молчите?» «Просто невтерпеж!

Дождется, что придется рассердиться!»

«Чего ты дожидаешься?» «Что ложь,

не встретив возражений, испарится».

«И что тогда?» «Естественнее все ж

на равных толковать, как говорится».

«Ну, мне осточертел его скулеж.

Давайте впрыснем кальцию, сестрица».

«Он весь дрожит». «Естественная дрожь.

То мысли обостряются от шприца».

 

«Ну, Горбунов, припомнили ли вы,

что снилось?» «Только море». «А лисички?»

«Увы, их больше не было». «Увы!»

«Я свыкся с ними. Это — по привычке».

«О женщинах, когда они мертвы

или смотались к черту на кулички,

так сетуют мужчины». «Вы правы:

«увы» — мужская реплика. Кавычки».

«Но может быть и возгласом вдовы».

«Запишем обе мысли в рапортичке».

 

«Сны обнажают тайную канву

того, что совершается в мужчине».

«А то, что происходит наяву,

не так нас занимает по причине…»

«Причину я и сам вам назову».

«Да: Горчаков. Но дело не в личине,

им принятой скорей по озорству;

но в снах у вас — тенденция к пучине».

«Вы сон мой превращаете в Неву.

А устье говорит не о кончине,

 

скорей о размножении». «Едва ль

терпимо, чтоб у всяческих отбросов

пошло потомство». «Экая печаль.

Река, как уверяет нас философ,

стоит на месте, убегая вдаль».

«И это, говорят, вопрос вопросов».

«Отсюда Ньютон делает мораль».

«Ага! опять Ньютон!» «И Ломоносов».

«А что у нас за окнами?» «Февраль.

Пора метелей, спячки и доносов».

 

«Как месяц, он единственный в году

по дням своим». «Подобие калеки».

«Но легче ведь прожить его?» «К стыду,

признаюсь: легче легкого». «А реки?»

«Что — реки?» «Замыкаются во льду».

«Но мы-то говорим о человеке».

«Вы знаете, что ждет вас?» «На беду,

подозреваю: справка об опеке?»

«Со всем, что вы имеете в виду,

вы, в общем, здесь останетесь навеки».

 

«За что?!.. а впрочем, следует в узде

держать себя… нет выхода другого».

«И кликнуть Горчакова». «О звезде

с ним можно побеседовать». «Толково».

«Везде есть плюсы». «Именно. Везде».

«И сам он вездесущ, как Иегова;

хотя он и доносит». «На гвозде,

как правило, и держится подкова».

«Как странно Горбунову на кресте

рассчитывать внизу на Горчакова».

 

«З

Дмитрий Быков — Конец сезона ~ Стих на Poemata.ru, читать текст полностью

1. Конец сезона

1

До трех утра в кафе «Чинара» Торгуют пловом и ухой, И тьму Приморского бульвара Листок карябает сухой.

И шелест лиственный и пенный, Есть первый знак и главный звук Неумолимой перемены, Всю ночь вершащейся вокруг.

Где берег противоположный Лежит цепочкой огневой, Всю ночь горит маяк тревожный, Вертя циклопьей головой.

Где с нефтяною гладью моря Беззвездный слился антрацит — Бессоннице всеобщей вторя, Мерцает что-то и блестит.

На рейде, где морская вакса Кишит кефалью, говорят, Вот-вот готовые сорваться, Стоят «Титаник» и «Варяг».

Им так не терпится, как будто Наш берег с мысом-близнецом Сомкнутся накрепко, и бухта Предстанет замкнутым кольцом.

2

Любовники в конце сезона, Кому тоска стесняет грудь, Кому в грядущем нет резона Рассчитывать на что-нибудь,

Меж побережьем и вокзалом В последний двинулись парад, И с лихорадочным накалом Над ними лампочки горят.

В саду, где памятник десанту, — Шаги, движенье, голоса, Как если б город оккупанту Сдавался через три часа.

Листва платана, клена, ивы Метется в прахе и пыли — Похоже, ночью жгли архивы, Но в лихорадке недожгли.

С какой звериной, жадной прытью Терзают плоть, хватают снедь! Там все торопится к закрытью, И все боятся не успеть.

Волна шипит усталым змеем, Луна восходит фонарем. Иди ко мне, мы все успеем, А после этого умрем.

1999 2. По вечерам приморские невесты…

По вечерам приморские невесты Выходят на высокие балконы. Их плавные, замедленные жесты, Их смуглых шей ленивые наклоны — Все выдает томление, в котором Пресыщенность и ожиданье чуда: Проедет гость-усач, окинет взором, Взревет мотором, заберет отсюда.

Они сидят в резной тени акаций, Заполнив поздний час беседой вялой, Среди почти испанских декораций (За исключеньем семечек, пожалуй). Их волосы распущены. Их руки Опущены. Их дымчатые взгляды Полны надежды, жадности и скуки. Шныряют кошки, и поют цикады.

Я не пойму, как можно жить у моря — И рваться прочь. Как будто лучше где-то. Нет, только здесь и сбрасывал ярмо я, Где так тягуче медленное лето.

Кто счастлив? — тот, кто, бросив чемоданы И мысленно послав хозяйку к черту, Сквозь тени, розы, лозы и лианы Идет по двухэтажному курорту! Когда бы от моей творящей воли Зависел мир — он был бы весь из пауз. Хотел бы я любви такой Ассоли, Но нужен ей, увы, не принц, а парус. Ей так безумно хочется отсюда, Как мне — сюда. Не в этом ли основа Курортного стремительного блуда — Короткого, томительного, злого?

А местные Хуаны де Маранья Слоняются от почты до аптеки. У них свое заветное желанье: Чтоб всяк заезжий гость исчез навеки! Их песни — вопли гордости и боли, В их головах — томление и хаос, Им так желанны местные Ассоли, Как мне — приморье, как Ассоли — парус! Но их удел — лишь томный взгляд с балкона, Презрительный, как хлещущее «never», И вся надежда, что в конце сезона Приезжие потянутся на север.

О, душный вечер в городе приморском, Где столкновенье жажды и отказа, Где музыка, где властвует над мозгом Из песенки прилипчивая фраза, Где сладок виноград, и ветер солон, И вся гора — в коробочках строений, И самый воздух страстен, ибо полон Взаимоисключающих стремлений.

1999 3. Приморский город пустеет к осени…

Приморский город пустеет к осени — Пляж обезлюдел, базар остыл, — И чайки машут над ним раскосыми Крыльями цвета грязных ветрил. В конце сезона, как день, короткого, Над бездной, все еще голубой, Он прекращает жить для курортника И остается с самим собой. Себе рисует художник, только что Клиентов приманивавший с трудом, И, не спросясь, берет у лоточника Две папиросы и сок со льдом. Прокатчик лодок с торговцем сливами Ведут беседу по фразе в час И выглядят ежели не счастливыми, То более мудрыми, чем при нас. В кафе последние завсегдатаи Играют в нарды до темноты, И кипарисы продолговатые Стоят, как сложенные зонты. Над этой жизнью, простой и набожной, Еще не выветрился пока Запах всякой курортной набережной — Гнили, йода и шашлыка. Застыло время, повисла пауза, Ушли заезжие чужаки, И море трется о ржавь пакгауза И лижет серые лежаки. А в небе борются синий с розовым, Две алчных армии, бас и альт, Сапфир с рубином, пустыня с озером, Набоков и Оскар Уайльд. Приморский город пустеет к осени. Мир застывает на верхнем до. Ни жизнь, ни то, что бывает после, Ни даже то, что бывает до, Но милость времени, замирание, Тот выдох века, провал, просвет, Что нам с тобой намекнул заранее: Все проходит, а смерти нет.

1998

Стихи женатому мужчине

1

Я помню дату твоего рожденья,
Я помню всё, что связано с тобой.
Сегодня день благословения —
Ты мой любовник, только мой!

Я поздравляю, открыв дверцу,
Входи любимый, жизнь моя.
Чтоб были мы навеки вместе,
Не расставались никогда.

Я для тебя отдам всё сердце,
Возьми руками — вот любовь.
Ты самый, самый во всем свете,
Я жду тебя вновь и вновь.

2

Я на тебя смотреть готова постоянно,
Люблю тебя, любимый, очень рьяно.
Ты для меня, как светлый луч,
Который дарит радость через сотни туч.

Ты теплотой своей мне душу согреваешь,
Хоть сам порой об этом и не знаешь.
Хочу с тобой в одной я лодке плыть,
И отношения свои тебе раскрыть.

3

Я люблю тебя сильно, безумно,
Но запретная эта любовь.
Ты женат, окольцован с другою,
Буду плакать, страдать буду вновь.

Мое сердце тобою разбито,
Не судьба, видно, вместе нам быть.
Не построить с тобою мне счастья,
Лишь придется навечно забыть…

Судьба им подарила полчаса,
Чтоб вырваться из замкнутого круга,
Вновь посмотреть в любимые глаза,
Сойти с ума от нежности друг друга.

Сплестись телами, с жадностью любить,
Как никого и никогда на свете.
Ну, и кого прикажете винить,
Что чувства обжигают, словно ветер?!

Не разорвать невидимую нить,
Которой жизнь связала их навеки.
Они бы рады что-то изменить,
Но обязательства, семья, супруги, дети…

Они, как водится, осуждены людьми,
В глазах других – порочны и ничтожны.
Но ведь, «любовники» — они же от «любви»,
А значит, только Бог судить их может.

5

Как больно то, что ты с другой,
Как больно, что мне твой покой
Слезами только отзовется.

Но ты все также нужен мне,
И остаюсь я в стороне,
А мир весь надо мной смеется.

Стихи женатому мужчине до слез

Сломать часы. Часы остановить!
Чтобы забыл рассвет, что рядом я с тобою.
Я знаю: бесполезно говорить,
Как сильно надоело быть второю.
Меня теперь не будешь слушать ты.
Устал от слёз, которые всё льются….
Звонки твои, подарки и цветы
С секундой каждой в прошлом остаются….
Меня теряешь ты, как день теряет ночь.
Не остановить мгновения потери.
Осколки чувства клею я на скотч.
Хочу уйти, не хлопнув тихо дверью….
Люблю тебя! И за любовь – прости.
Не виновата, что так получилось.
Смирись, прошу, и в вечность отпусти!
Я рядышком с тобою только снилась.

Так люблю тебя я, задыхаясь ночами
От бессилия тьмы, что не спрячешь лучами,
И съедают сознание мысли о грустном:
Ты – не мой! Разрывает меня мое чувство!

И не смотрит любовь на тот факт, что женатый,
В этом ярком огне разве мы виноваты?
Не любить не могу! И сгораю, и тлею,
Потому что я жить без тебя не умею!

8

Я люблю тебя! Но этого мало.
Я сгораю от этой любви.
Мы не можем быть вместе, знаю:
Ты женат, я одна…увы…
Ты приходишь вечером темным
И уйдешь с рассветом в туман.
Мы любим! Для нас это счастье.
Для нее это лишь обман…

9

Как сквозь зеркало, вижу тебя,
Загорелого, стройного, сильного,
Но не вижу с тобой себя –
У тебя есть жена любимая.
Ты на праздник весны не мне
Подарил пять тюльпанов розовых…
На моем одиноком окне
В вазе стынет ветка мимозная.
За реальную встречу отдам
Пол весны я своей и пол лета –
А с тобой и беда не беда,
А сплошная счастья примета!

Ты просто любовник, и в слове таком
И встречи, и чувства украдкой.
Но как говорится: один раз живем,
И надо любить без остатка.

Вот так, без остатка, тебя я люблю,
Мечтаю о страсти внезапной,
Только рядом с тобой спокойно я сплю,
Лишь только с тобой мне сладко!

11

С тобой, не замечаю время.
Когда вдвоем проводим вечера.
Тебя ни что мне не заменит
И я уже счастливей, чем вчера.

Твоей улыбке радуюсь и лику,
Приятно мне бывать с тобой.
Когда к душе твоей приникну
И чувствую твое ко мне тепло.

Я счастлива, ты много значишь…
И рада я, ты есть в моей судьбе.
Когда же встречу новую назначишь?
Я ожидаю, с нетерпением уже.

12

Я не могу забыть твои глаза,
И руки сильные, что ночью обнимали,
Пусть ты не мой, а я сегодня не твоя,
И сердце льдом так яростно сжимали,
Твои слова, что нет свободы,
Но все же
Мне не забыть твои глаза.

Моя мечта вдруг ожила,
В тебе она вдруг воплотилась.
Я раньше без тебя жила,
Теперь же я в тебя влюбилась.

Хочу всегда я быть с тобой,
Не отпускать тебя из сердца.
Хочу дышать твоим теплом
И от тепла того согреться.

14

Ты знаешь, а я тобой живу…
Не важно все что скажут люди.
Я никогда с тобой расстаться не смогу
И наплевать на все что дальше будет.
Пусть больно будет, пусть не навсегда
Но ты души моей коснулся, слышишь?
И пусть тебе я только для тепла
А мне так важно, что ты дышишь…
Прошу, ты только не гони
Позволь хоть изредка побыть с тобою рядом
На плечи мне ладони положи
И приласкай меня своим горячим взглядом…
Сегодня снова в омут твоих глаз…
И не смогу теперь я по-иному!

15

Снова вечер и вновь расставанье,
Предстоит мне дорога домой,
У меня есть одно лишь желанье,
Быть всегда только рядом с тобой…
Провести лишь с тобой этот вечер,
Эту ночь, до рассвета вдвоем,
И так медленно плавятся свечи,
В этом сказочном мире моем…
Но судьба так жестока бывает,
Слишко поздно нашла я тебя,
У меня уж сынок подрастает,
Муж, работа, родные, друзья…
Пусть осудят меня за измену,
Мне плевать,что про нас говорят,
Я пройду безразличия стену,
На ногах я смогу устоять…
Тяжело пусть мне будет…Я знаю!
Но смогу за себя постоять!
Я люблю!Пусть за это право,
Мне придется повоевать

Душевные стихотворения женатому мужчине скучаю

Я на тебя смотреть готова постоянно,
Люблю тебя, любимый, очень рьяно.
Ты для меня, как светлый луч,
Который дарит радость через сотни туч.

Ты теплотой своей мне душу согреваешь,
Хоть сам порой об этом и не знаешь.
Хочу с тобой в одной я лодке плыть,
И отношения свои тебе раскрыть.

17

Ты изменяешь мне с женой
Я упрекать тебя не буду,
А вот не плакать не проси.
Приходишь ты ко мне по будням
И вечно смотришь на часы.

И ни остаться, ни расстаться
Никак не можешь ты решить.
А мне уже давно за двадцать,
И мне самой пора спешить.

Ты изменяешь мне с женой,
Ты изменяешь ей со мной.
Ты и женой, и мной любим.
Ты изменяешь нам двоим.

Прощаясь, смотришь долгим взглядом,
Рука задержится в руке.
А я следы губной помады.
Тебе оставлю на щеке.

Придешь домой, жена заметит,
И ты решишь, что это месть.
А я хочу, чтоб все на свете
Узнали, что я тоже есть.

Ты изменяешь мне с женой,
Ты изменяешь ей со мной.
Ты и женой, и мной любим.
Ты изменяешь нам двоим.

Мне сон приснился невозможный.
И ты, явившись в странном сне,
Промолвил вдруг неосторожно,
Что навсегда пришел ко мне.

18

Ты спрашиваешь, кто ты для меня,
Я не могу ответить односложно.
Ты — искорка для моего огня,
Который потушить довольно сложно.
Ты- солнца луч, пробравшийся в окно,
Упавший тихо на мои ресницы.
В моём бокале терпкое вино,
Мой сон, что мне так часто снится.
Ты — радости улыбка на губах,
Печальная, случайная слезинка.
Ты — бешеные чёртики в глазах,
Из чащи леса узкая тропинка.
Ты — тонкая струна моей души,
Глоток воды, спасающий от жажды,
Лампадки огонёк в ночной тиши,
Наркотик, что убьёт меня однажды…
Ты — первый стук дождя в моё окно,
И ветерок, ласкающий мне плечи.
Ты — тот, кем я больна уже давно.
И ты — лекарство, что меня излечит!!!

Страсть с тобою нас связала,
И в любовь переросла.
Все, что долго я искала,
Я в тебе одном нашла.

Я тебе хочу отдаться
Телом, сердцем и душою,
Пред тобою преклоняться,
Так мне хорошо с тобою!

20

Женат. Давно. Но не на мне.
Штамп в паспорте – не так и важен.
О страсти шепчешь при луне….
Все тело – в чувствах, но под стражей.
Ведь утром, вновь, уедешь ты
К другой, с которой браком связан.
Уедешь, усыпив мечты….
Все понимаю: ты обязан!
Ты не останешься со мной.
Не обещай, что разведешься!
Сказало сердце, что чужой.
Зачем в обратном мне клянешься?
Я не хочу, чтоб плакала она.
Не заслужила женщина страданий!
Есть ты и я, но есть стена,
Которую разрушат ожиданья!

1 Год отношений с любовником поздравления

Мы – две половинки целого,
Друг без друга нам уже нельзя,
Год, словно мгновенье пролетел,
Как нас с тобой свела судьба.
Сегодня праздник нашей встречи,
Будет ужин романтический и свечи,
Будут поцелуи и цветы,
И самые нежные слова души.

***

Мы с тобою год уж, как знакомы,
Чувства наши проверены всерьёз,
И, сегодня на такое торжество мы,
Друг другу пожелаем сбывшихся грёз.
Пусть везёт тебе, любимая всегда,
Пусть щедро одарит тебя судьба,
Желаю, чтоб всё задуманное сбылось,
И мне в твоих объятьях всю жизнь прожить довелось.

***

С тобою каждый миг чудесен,
Год наших встреч подобно песни,
С тобою мне так уютно и легко,
С тобою просто и хорошо.
В наш маленький юбилей тебе желаю счастья,
Пускай обходят мимо все ненастья,
Пусть моя любовь будет оберёгом для тебя,
Пусть непременно сбудется твоя мечта.

***

Ты моя вторая половинка,
Я точно знаю, ты моя судьба,
Год наших отношений пролетел мгновенно,
Жизни я просто не представляю без тебя.
С прекрасным праздником тебя я поздравляю,
Пусть продолженье отношений продлится жизнь,
С тобой от счастья я летаю,
С тобой всю жизнь хочу прожить.

***

Ровно год прошёл, как мы с тобою вместе,
К нам статус прикрепили жениха и невесты,
Ты нежная, ласковая и милая,
Самая красивая и самая любимая.
Сегодня мы отметим праздник личный,
Пусть в нашей жизни будет всё отлично,
Ты – солнца луч, ты – мой идеал,
Сделаю всё, чтоб каждый день счастливым стал.

***

Нашим отношеньям ровно год,
Твою я веру и преданность ценю,
Уверен, всё у нас с тобой, малыш, получится,
Я больше жизни тебя люблю.
Сегодня наших отношений год, поздравляю,
Всего наилучшего тебе, милая, желаю,
Пусть улыбается тебе всегда мечта,
Судьба пусть наградит тебя сполна.

***

Который год мы вместе, дорогая,
А я хочу, как прежде повторять,
Что я люблю тебя одну, родная,
Что без тебя мне даже тяжело дышать.

***

За всё спасибо, свет мой нежный!
Ты будто мне дарована с небес,
Ты тихий мой покой безбрежный,
Мой мир из грез, улыбок и чудес.

***

С первых поцелуев, с первых взглядов
Знали мы, что суждено судьбой
В счастье и беде быть вечно рядом,
И идти по жизни нам с тобой.

***

Если только женщина с мужчиной
Преданы друг другу, как и мы,
С каждым часом, с каждой годовщиной
Им не знать остуды и зимы.

***

Пусть для нас весна венки сплетает,
Пусть поют нам гимны соловьи
О сердцах, что в жаркой неге тают,
О надежде, счастье и любви!

***

Моя душа горит к тебе огнём,
О, главное моё из увлечений,
Моя любовь, сегодня мы вдвоём
Встречаем годовщину отношений.

***

Пусть в воздухе летает феромон,
Не будет чувству ни конца, ни края,
Коль ранил нас лукавый Купидон,
Так пусть вовек мы не лишимся рая!

***

У наших чувств есть памятная дата:
Тот первый взгляд и нежный поцелуй
Соединили нам сердца когда-то
Под ласковым дождём любовных струй.

***

Сегодня годовщину отношений
Мы празднуем с тобою, в этот час
Желаю нам прекраснейших свершений,
И чтоб любовь сильней сплотила нас.

***

Ты помнишь? Ровно год назад
Накрыли чувства нас с тобою,
И счастьем заискрился взгляд,
И мир наполнился мечтою!

***

В твоих объятьях я тону,
Твоею лаской наслаждаюсь,
В чудесному сладостном плену
Как будто заново рождаюсь,

Люблю всем телом и душой
Твою улыбку, смех, движенья
И в этот праздник наш с тобой
Желаю сказки продолженья!

***

Сегодня для нас очень важная дата.
Ты помнишь, мы парою стали когда-то,
Решили быть вместе с тобою. Так вот:
Прошел с той минуты еще один год.

***

С тобою мы ссорились было, мирились,
Но наши сердца все равно вместе бились,
И бьются поныне, волнуется кровь,
Я знаю, что вместе нас держит любовь!

***

Так пусть же и впредь мы с тобой неразлучно
Живем день за днем, не печально, не скучно,
Для ссор пусть не будет весомых причин,
И встретим мы сотню таких годовщин!

***

Сегодня отношений годовщина,
Один из лучших дней, особый час,
Когда бескрайней нежности лавина,
Как в сказке, с головой накрыла нас!

***

И пусть любви взаимной притяженье
Становится сильнее и растет,
А близости волшебные мгновенья
Нам дарят яркий, сладостный полет!

***

Любимый! С днем рождения!
Так хорошо с тобой!
И снова в упоении
Желаю всей душой:

Здоровья и удачи,
Чтоб ждал всегда успех!
Легко судьбы задачи
Решать быстрее всех!

***

И беды, и сомнения
Минули стороной.
Исполнились желания,
Мой милый и родной!

***

И счастья выше неба!
Полетов в облаках!
И где бы только не был —
Я с тобой в мечтах!

***

Ты не со мною в этот день,
Поверь, любовник, мне так жаль,
Ночная скоро ляжет тень,
Увы, в моих глазах печаль

***

Но все же, милый, я хочу
Поздравить, пожелать любви.
И в День рожденья не смолчу,
Приду, лишь только позови!

***

Что делаем с тобой, никто не узнает,
Как взгляд голодный тело оголяет,
Ты мой любовник, я хочу еще,
Мне так с тобою, милый, повезло.
Пусть говорят, что мужики – козлы,
Но у тебя копыта не растут,
Ты чудный парень, необычной красоты,
В День Рождения тебя награды ждут.

***

Любовь согревает наши души,
Всегда вместе наши души,
Поздравляю, дорогой,
Милый мой, любовник мой!
Хочу с тобою быть всегда,
Через дни, через года,
Хочу слышать любовь в словах,
Чтобы носил ты на руках!
Мои поздравления прими – прочти,
И, если что не так – прости!

***

Я часто вспоминаю наши встречи,
Любовник, ты на свете всех милей!
Твои глаза и руки, твои плечи,
Навеки будут в памяти моей.

***

Тебя я дорогой хочу поздравить,
И в День рожденья пожелать, чтоб ты,
Свои дела скорей сумел поправить,
И чтоб сбылись, родной, твои мечты!

***

С Днем Рождения вторая половинка,
Ты в постели для меня незаменим,
Пусть течет в тебе мужская жилка,
Придавая больше страстных сил.
На работе объегоривай начальство,
Дай «под зад» завистникам своим,
И найди скорей свое начало,
Чтоб «кукан» стоял как исполин.

***

Я люблю тебя нежно, но пламенно,
Ты мне милый, судьбой подаренный.
С Днем рожденья тебя, родной!
Знаю точно, ты будешь мой!

***

Пожелаю тебе идти
Не сворачивая с пути,
И тогда, я знаю, у нас
Будет все словно в первый раз!

***

Любовник мой, ты не таи обиду,
Что мало времени я провожу с тобой.
И при жене не подавай ты виду,
Что жаждешь снова встречи ты со мной!

***

Ведь в День рожденья твой мы будем рядом,
Я знаю точно, любишь ты, и я
Желаю чтобы ты влюбленным взглядом
Смотрел всегда лишь только на меня!

***

Ты — любовь моя в секрете,
У тебя — жена и дети,
У меня есть только ты,
О тебе мои мечты!
С Днем рождения тебя,
Поздравляю я, любя,
И желаю, чтоб со мной
Был ты счастлив, дорогой!
Пусть нам вместе сладко будет,
Пусть не осуждают люди,
Что любовь у нас такая,
Краденная, но земная!

***

Ты самый прекрасный мужчина, родной,
Ах, как хорошо, что ты рядом со мной,
Что мы отыскали друг друга, пойми,
Люблю я тебя, поздравление мое прими.
И твой день рожденья – праздник любви,
Ловлю каждый жест и улыбки твои.
Хочу насладиться каждым свиданьем,
Тебя я люблю даже на расстоянии.

***

Ты о любви не говори
Испортить можешь все словами.
Ты докажи ее делами,
Глазами, нежностью, губами,
Осыпь душистыми цветами,
А вслух о ней не говори.

***

Мы люди, нам любовь не чужда,
И подкрепляем сексом свои чувства,
Люблю тебя ласкать и целовать,
И хочется любовнику сегодня пожелать:
Держись покрепче и сжимая зубы,
Не забывай о счастье и любви,
И помни, что, целуя губы,
Автоматически пора снимать штаны.

***

Единственный и дорогой,
Сладкий мой и золотой!
Сексуальный, заводной.
Добрый, милый и чудной.

***

Обаятельный и нежный,
Ироничный и надёжный.
Непредсказуемый, неповторимый,
Сильный, ласковый и самый красивый!
Мудрый, серьезный, великодушный,
Щедрый, веселый, хозяин радушный.

***

Самый талантливый, немного таинственный,
Стильный, загадочный, в чувствах — неистовый.
Счастье мое, с Днём рожденья тебя!
Крепко целую! Половинка твоя.

***

Пусть орешки не засохнут,
«Агрегат» всегда стоит,
Ставь на место злостных «лохов»,
Будь жестоким как бандит.
Разгребай свои проблемы,
И любовнице «давай»,
Не ломайся под системой,
И себя оберегай.
День рождения – как «затравка»,
Новый жизненный скачок,
Пусть стоит по жизни «палка»,
Не застынет между ног.

***

Я от любви схожу с ума.
Без вас вся жизнь моя напрасна.
Без ваших глаз, без ваших губ,
Без ваших рук я так несчастна.

***

Я не пойму, но почему
Судьба дает мне с вами встречи.
Чтоб каждый раз, увидев вас,
Грустить, когда наступит вечер.

***

Я люблю тебя, слышишь, слышишь!
Для меня ты живёшь и дышишь!
Понимаешь, ты мой, понимаешь!
Ты всю жизнь мою занимаешь!

***

Ты мой самый добрый и славный!
Иногда непонятный и странный!
Ты мой злой и порой нехороший!

***

Мой отчаянный и осторожный!
Мой всегда!
При разлуке и встрече!
Днём и ночью,
И в тихий вечер.

***

Мне с тобой так хорошо,
Вслух боюсь произнести
Мой единственный грешок,
От любви нам не спастись.
Поздравляю я тебя,
Мой любовник дорогой
Не хочу жить не любя,
А хочу с одним тобой

***

Я знаю, что ты занят – много дел,
И времени нам явно не хватает,
Но я хочу, чтоб Ты всегда хотел,
Мое сердечко в твоих ручках тает.
Ты лучший, но хочу еще узнать,
Что любить ты, когда спускаюсь ниже,
Ну, к черту праздник, я хочу ласкать,
Надеюсь, что ты понял и услышишь.

***

Любимому на день рожденье
Такому близкому в сердце и такому далёкому в жизни.
Ни у кого нет таких нежных и ласковых губ
Таких красивых голубых глаз
Такой милой улыбки

***

И мягкого бархатного голоса
Я хочу вновь почувствовать вкус твоих губ
Ласку, и силу твоих красивых рук
Мне хочется утонуть в твоих глазах
И растаять от твоего прикосновения.
С Днем Рождения Милый!

***

Любимый, дорогой и милый,
Хочу в столь значимый денёк.
Сказать тебе какой ты сильный,
Ведь мое сердце ты сберёг!

***

Тебя всем сердцем поздравляю,
Пусть будет счастье и любовь,
Здоровья, нежности желаю,
Пусть закипает в венах кровь!

***

Запомни, если что случится,
Поговорить захочешь вдруг,
Ко мне ты можешь обратиться,
Ведь я жена, а также друг!

***

И я от всей души желаю,
Чтобы сбылись твои мечты,
Улыбка чтоб не покидала
Лица любимого черты!

***

Мы на распутье двух времен,
Мы вместе счастливы с тобою,
Союз наш тайной окружен,
Скреплен единственной судьбою.

***

Тебе нужна любовь моя,
А мне твоя — и я не скрою,
Что счастие тебе даря,
Себя я этим успокою.
Не скрою я, что от судьбы
Пути другого не желаю.

***

О, лишь бы ты со мною был,
Где океан любви бескрайний,
И наш корабль в нем плывет,
Все рифы обходя и мели,
За нашу жизнь, за наш полет,
За то, что быть вдвоем сумели!

***

Будь храбр и все так же смел,
Не бойся озорных экспериментов,
Нам предстоит сегодня много дел,
Услышу от тебя аплодисменты.
Сегодня, что угодно пожелай,
Мечта заветная пускай осуществится,
Я постараюсь, что угодно исполнять,
И даже не прошу на мне жениться.

***

Называю тебя любимым,
Ненаглядным, единственным, милым,
Самым добрым и самым красивым,
Мне с тобой в жизни все по силам!

***

Потому что укажут нам птицы,
Где родился и где ты учился,
И тогда я сто раз повторю:
Я тебя очень сильно люблю!

***

С днем рожденья мой котенок,
Будь в душе всегда ребенком,
Не забудь, что я твоя,
Ты ведь ценность для меня.
Не грусти и будь любимым,
Телом и душой красивым,
Иногда по мне скучай,
Хоть на часик заезжай.
Я готова постараться,
И тобою заниматься,
Будешь от любви кричать,
И других не замечать.

***

Мне с тобою очень повезло,
На свете ты такой один,
В постели исполняешь все желания мои,
Как добрый волшебник Алладин.
Любовник милый, с днём рождения тебя,
Достоинство мужское пусть влечёт всегда,
Пусть в шоколаде будет жизнь твоя,
Пусть балует тебя судьба.

***

Так мало мне для счастья надо,
Чтоб иногда, но ты был рядом,
Холодной ночью не бросал,
Как можно чаще забегал.
Дарил мне нежную улыбку,
И помогал понять ошибки,
Хотел всё чаще целовать,
И никогда не отпускать.
Твой день рожденья и вы вместе,
Он будет классным и чудесным.

***

Мой лучший друг!
Средь будней, суеты –
Ты праздник светлый,
Воплощение мечты.

***

Тебе так много
От рождения дано!
Меня ты покорил
Давным – давно,
Так покори еще Судьбу!

***

И пусть она,
Твоим вниманием
Безмерно польщена,
Тебе подарит радость,

Мы желаем счастья море и бездонный океан любви,Ведь сегодня ваша дата, мы поздравить вас сюда пришли! Пусть в сердцах живет покой и радость, очи пусть сияют от любви. Чтобы вместе встретили вы старость и в семье чтоб не было вражды.

#Сола Монова

 

 

#Запомни_меня_надолго

 

Запомни меня надолго,

Как лучшую из набора,

Как лучшую из брюнеток,

Как лучшую из ненужных…

Запомни меня и только…

Я вместе сложу приборы,

К губам приложу салфетку,

И кончится этот ужин.

 

Запомни меня по стонам,

По вспоротым бритвой нервам,

По странным мечтам о клетке,      

По чистому цвету кармы.

Из тысячи лжеисторий

Мою напечатай первой,

Читай её очень редко

И плачь вне предела камер.

 

Запомни меня дикаркой,

Запомни меня своею,

(Я в чём-то твоей останусь…)

Читай мою переписку…

Запомни меня подарком

Кому-то на день рожденья…

Мне кажется, я теряюсь

И больше не буду

 

Близко…

 

 

2005

 

#Чужая_женщина_всегда_красивее_твоей

 

Чужая женщина всегда

Красивее твоей.

Её не портят ни еда,

Ни зеркало в фойе.

 

Её стремишься обаять, 

Любить и украшать.

Чужая дама – не твоя,

А значит – хороша.

 

Твоя – совсем уже не то

И в жизни, и в Сети.

Ты покупаешь ей пальто,

Оно не так сидит,

 

Нелепо сфоткалась, поёт

Противным голоском.

Она твоя – но не твоё…

Не тёлка, а мяскО.

 

Чужая! Вот где красота,

И грация, и стать,

Свою попробуй воспитай –

Своей такой не стать.

 

И жалко для неё теперь

И сердца, и руки.

Твоя не нравится тебе…

 

Но нравится другим.

 

 

2013

 

 

#Сердце-холодильник

 

Он холодный, он такой холодный –

На его ресницах снег не тает.

У природы нет плохой погоды,

Но его природа непростая.

 

То ли я ему совсем чужая,

То ли отключили батареи –

Я с ним постоянно простужаюсь

И потом недели две болею.

 

Людям очень нужно с кем-то греться…

Все уже себе понаходили.

Только у него другое сердце –

Маленькое сердце-холодильник.

 

Холодильник – славное местечко,

Чтоб хранить любовь, надежду, веру,

Но когда его подносишь к печке,

Сильно уменьшается в размерах.

 

Я и он по-разному ранимы.

Близость не подходит для далёких –

И когда он всё-таки обнимет,

Я умру от воспаленья легких.

 

 

2014

 

 

#Вай-фай

 

Мой влюблённый, чувственный мужчина    

Просто так не может оробеть.

Раз не пишет – значит, есть причина,

Значит, гибнет в классовой борьбе.

 

Значит, бури, смерчи и цунами,

И другой природный форс-мажор

Пролегли жестоко между нами.

Я молюсь! Всё будет хорошо!

 

Интернет беспроводной и вольный

Обошёл мужчину стороной –

Верю, как досадно и как больно   

Знать, что он не свяжется со мной.

 

Я справляюсь. Я молюсь ночами:

«Отче наш, еси на небеси,

Береги его, ведь он же – чайник,

Хоть за «Мак» сажай, хоть за «ПиСи»,

 

Научи, пускай поднатореет –

Разблокируй взломанный профайл,

Замени бедняге батарею,

Выведи к источнику вай-фай,

 

Логику и действенный анализ

В голову любимую вложи.

А ещё вложи оригинальность,

          

Чтобы врал хотя бы как мужик!

 

 

2014

 

 

#Я_себя_берегла

 

Вы мне писали,

Что в городе первый снег

Посеребрил соборные купола,

И почему Вам легко и удобно с Ней…

Я не читала – я себя берегла.

 

Пишете снова, 

Что возле Неё всегда –

Не разлучаетесь даже на перекур…

Глупость такая – читать, а потом страдать…

Я не читаю – я себя берегу.

 

Что будет дальше?

Рисуночки на полях

Или стихи с предложением тайных встреч?

Может, Вы даже станете умолять?

Я не узнаю – я буду себя беречь…

 

[Буквы порой смертоносны, как древний яд…

Сердце одно – у него небольшой резерв. 

Вот отчего никогда не читаю я

 

Письма ушедших любовников и друзей…]

 

 

2013

 

 

#Довези_меня,_Рикша,_до_Агры

 

Довези меня, Рикша, до Агры – даю изумруд.

Посмотри, как сверкает, как глаз нападающей кобры.

Довези меня, Рикша, я в этом Джайпуре умру

От тоски по прекрасному. Рикша, я знаю, ты добрый.

 

В Агре люди темнее, но меньше под кожей греха,

В Агре ауры чище, хоть Библией мерь, хоть Кораном.

И не тронутый солнцем стоит над рекой Тадж-Махал,

Белый-белый, как плечи несчастной принцессы Дианы.

 

Инкрустаторы-персы вживили в фасад сердолик,

Первобытные свёрла в шлифованный мрамор вонзая.

Император был очень умён  и, конечно, велик,

Но повысил налоги в стране ради этих мозаик…

 

Не суди его, Рикша, ведь был Император влюблён,

Был он трижды женат, но одну почитал среди прочих.

И страну разорил, но страну разорил для  неё.

Для её усыпальницы, Рикша, ты чувствуешь почерк?

 

Довези меня, Рикша, мне хочется эту Любовь 

Ощутить всеми пальцами. Утром мы будем на месте.

В этом нищем Джайпуре все чувства со вкусом бобов –

Никакой Кама-сутры, а только тычинка и пестик.

 

Довези меня, Рикша, даю ещё пару монет…

Если купишь свой опиум, станешь силён и вынослив…

Счастья хочется, Рикша! Большого! Которого нет!

Очень хочется счастья! Сейчас! И нисколько не после!!!

 

Но поморщился Рикша: «Властитель подобен рабу,

Если речь о Любви. Но Любовь не потрогать руками…

 

Драгоценные камни на самом роскошном гробу –

 

Только камни…»

 

 

Агра, 2012

 

 

 

#Серьги_в_подарок

 

Когда не носишь серьги две недели,

То надеваешь снова через кровь.

Прокол души ведёт себя как в теле –

Ни на секунду не снимай любовь.

 

А если снял, то положи в местечко…

Для внучки, чтоб однажды под метель

Достать уже винтажные сердечки

И принести капризнице в постель.

 

Та к зеркалу рванётся, чтоб увидеть,

Разбудит маму, чтобы показать…

Но не поймёт, что у неё могли быть

И волосы другие, и глаза…

 

 

2006

 

 

 

#Жених

 

А жениха мы найдем тебе нежного-нежного,

Будет туфельки покупать, пяточки целовать.

Ну а пока – пару шагов по манежу,

Ну а пока – первые ласковые слова.

Выйдешь из комнаты… и незаметно – замуж…

Вечно бы девочка, вечно бы на руках…

Ну а пока – ложку за папу и ложку за маму…

 

И за того… сказочного жениха…

 

2012

 

 

 

#Далеко

 

Он, наверное, где-то есть,

Далеко, там, где нет меня,

Гладит рыжей собаки шерсть

У тускнеющего огня.

 

В его комнатах полумрак,

Смотрят грустно портреты в зал,

У него несчастливый брак

И искрящиеся глаза.

 

А за окнами тот же век,

Тот же месяц и тот же Бог.

Незнакомый мне человек

С рыжим псом у согретых ног

 

Пьёт горячее молоко,

Отдыхая от желчи дня.

Очень жаль, что он далеко,

Далеко, там, где нет меня.

 

 

2005

 

 

#А_над_городом — ночь

 

а над городом – ночь, и какой-то неопытный бог 

разложил свои карты и ждёт, кто же станет молиться. 

карты врут [карты врут сорок тысяч веков].

город спит, и у спящих такие красивые лица. 

 

а над городом – мы [на каком-то своем этаже].

мы на уровне бога, но мы не раскрыты, как карты.

город стар, как любое земное клише, 

город монументально нанизан на оси Декарта. 

 

а над городом – ночь… 

 

а над городом – бог, он не верит в каноны наук, 

у него короли между пальцами крутятся вёртко! 

город стар, он всего лишь творенье земли,  

а любое земное однажды становится мёртвым.

 

а над городом мы занимаем свои этажи, 

и нам хочется верить во что-то, что просто не лживо.

мы вдвоем, будем верить друг другу и жить, 

потому что у города с богом пока не сложилось… 

 

а над городом – ночь…

 

 

Владивосток, 2011

 

 

 

 

#Молодость

 

Молодость, ты же такая умничка,

Только не уходи!

Хочешь, поедем и купим сумочку,

Сладкого поедим.

Хочешь, отправимся в путешествие

К солнышку на восход.

Это какое-то сумасшествие –

Твой от меня уход!

Молодость, ты же такая близкая –

Близкому не предать.

Хочешь, я сделаюсь альпинистскою –

Двинемся в холода.

Хочешь игристого? Хочешь крепкого?

Выкроим выходной,

Всё, что не клеилось раньше, скрепками

Соединим в одно.

 

Я же читала про бедных девственниц

И про кровавый душ.

Может, по-простенькому: инъекции,

Пудра, помада, тушь?

Может, задержишься, даже временно,

Даже на пару лет?

Молодость, милая, современная!

Слышишь?

 

Ответа нет.

 

 

Москва, 2012

 

 

 

#Чудовище

 

Рыдает глупая красавица –

И грудь, и скандинавский блонд.

Всё не на тех она бросается –

То неврастеник, то трепло.

 

Рыдает страшненькая умница –

И эрудит, и полиглот.

Жених на сайте нарисуется,

Увидит… бац… и отлегло.

 

Рыдает просто безупречная –

И ум, и красота, и стиль.

Из кавалеров выбрать нечего – 

Никто не может дорасти.

 

У каждой, хоть немного стоящей,

Промок платочек носовой,

Лишь тупорылое чудовище

Довольно жизнью и собой!

 

 

2014

 

 

#Однажды

 

Однажды мы встретимся где-нибудь на вечеринке,

И мне будет тридцать, а Вам – посчитайте сами.

Вы будете с юной и очень худой блондинкой,

А я – с седоватым мужчиной с подстриженными усами.

 

Вы мне поцелуете руку – так надо по этикету,

А я расскажу Вам о детях, оставленных с няней дома…

И я буду в чёрное-чёрное платье одета

[Его любимое], Вы скажете – я бесподобна…

 

Потом я поздравлю Вас с чем-то ужасно важным,

Успешным, хорошим, полезным и очень нужным…

А Вы мне протянете прямоугольник бумажный,

Который, конечно же, ляжет в бумажник к мужу…

 

И встреча продлится минут, ну, от силы… восемь…

И всех позовут к столам, в лампах вспыхнут стразы…

Мы больше друг друга уже ни о чём не спросим,

Как миллионы любовников, не подобравших пазл…

 

 

2005

 

 

#Я_люблю_его_так

 

Я люблю его так, как волчицы – своих волчат,

Языком лобызая им морды в норе просиженной.

Я люблю его так, как пугливые жители Чад –

Бегать с тонким копьём за животными краснокнижными.

 

Я люблю его так, как бывалый рыбак – свою сеть,

Починяя её каждый вечер, ворочая скулами.

Я люблю его так, как приговорённые – смерть

В своей мягкой постели, а не на электрическом стуле.

 

Я люблю его так, как любит слепой растаман 

Приближение к Джа, превращая прозренья в мелодии.

Я люблю его так, как меланхоличный туман –

Коренной англичанин, пять лет не бывавший на Родине.

 

Я люблю его так, как туристы – горячий Восток,

Пожирая червей в пятизвёздном отеле за ужином.

Я люблю его так, как любит свой первый цветок 

Запоздалая девственница, мечтающая о муже.

 

Я люблю его так, как сверканье короны – тиран,

Как принцессы – себя, как летящие деньги – нищие.

Я люблю его так, как седой мусульманин – Коран,

Как художник – холсты, как голодный – тарелку с пищею.

 

Я люблю его так, как свободная птица – крыло, 

Как глубины – моллюск, и как уж – свою узкую трещину.

Я люблю его так, как бездомные дети – тепло.

Я люблю его так, как простая земная женщина.

 

 

2005

 

 

 

#Ты_не_тот

Ты не тот, кто мне сейчас так нужен,

Ты не тот.

 

Город мой в который раз простужен,

Всё пройдёт.

 

Говорят, что всю неделю дождик

Будет лить.

 

Развести руками тучи можно.

Надо ли?

 

Принесу из светлой церкви ладан

В тёмный дом.

 

Поначалу всё легко и складно. 

А потом?

 

Кто-то должен быть сильней и выше.

Это я.

 

И роняют золото на крыши

Тополя.

 

О тебе последняя из строчек,

Как кинжал.

 

Я любила только оболочку.

Очень жаль!

 

 

1997

 

 

#У_ночи_запах_ежевики

 

У ночи запах ежевики…

И цвет, и цвет…

Вы эту ночь переживите,

А там – рассвет.

Вы мне сегодня ближе близких,

Пьяней вина,

А дождь на ломаном английском

Стучит на нас…

Всё сплетни. Вечное-мирское

У нас в крови.

Лишь ночь сокроет и раскроет…

И раскроИт…

Лишь ночь беспечно-бесконечна, 

Но коротка,

Укроет нас, хоть крыть и нечем –

Не хватит карт.

Неважно, кто кого разденет…  

Дрожит свеча…

И гордость… и предубежденье…

 

Всё не сейчас…

 

 

2013

 

 

 

#Грустно

 

Знаешь, мне сегодня было грустно

Оттого, что нет любви на свете…

Говорят, искусственно искусство,

Я не знаю… слышишь, дует ветер…

 

Он срывает лист с печальных клёнов…

Ночью, чтоб никто не видел кражу.

Говорят, что даже нет влюблённых,

Говорят – и поцелуев… даже…

 

Вот придёт зима, чтоб мёрзли птицы –

На балконе стану сыпать крошки.

Невозможно, говорят, влюбиться –

Полюбить… тем боле невозможно.

 

Значит, всё бессмысленно и скучно…

Говорят… не знала… молодая…

Я засуну в рукавицы ручки

И испорчу хрупкий лёд следами…

 

А весною речка сменит русло,

В ней кораблики запустят дети…

Знаешь, мне сегодня… стало грустно 

Оттого, что нет любви на свете…

 

 

2005

 

#Оставь

 

Любовь, как три рубля, проста.

К чему мещанский гомон?

Не любишь девочку – оставь,

Оставь её другому.

 

Уверен, что не по пути,

Так что за «комплекс мачо»?

Не полюбилась – отпусти,

Ведь ты  хороший мальчик.   

 

Будь благородней и верней –

Дай ей опять влюбиться.

Не место девочке в тюрьме

Твоих крутых амбиций.

 

Она не стул, не портсигар,    

Не рюмка, не тарелка.

Была однажды дорога,

Но быстро устарела.

 

Не жадничай и не жести –

Снимай свою корону!

Не понимаю, в чём престиж

Любви односторонней?

 

2013

 

#Самое_главное

 

А для силы и ловкости у меня есть я:

Для победы над временем, для бездны и высоты.

Чтобы настраивать жизнь, как чудесный большой рояль,

А для страсти и нежности у меня есть ты.

 

Говорить о любви не дает первобытный стыд –

Не опишешь словами, как именно мы друзья. 

Но для самого главного у меня есть ты,

А для второстепенного у меня есть я.

 

2013

 

 

#Верный

 

Стань мне верным, Милый. Стань мне милым.

Ты же мой, не чей-нибудь ещё.

Осень город дождиком омыла.

Весь: от небоскрёбов до трущоб.

 

Вычистила скверное из скверов.

И теперь, как с чистого листа,

Стань мне милым, Милый. Стань мне верным.

Не казаться постарайся. Стать 

 

Постарайся. Сад желтеет райский.

Осень, Милый, в сердце и в саду.

На каких творцов ни опирайся –

Осень наступает раз в году

 

Неизменно. Стань мне неизменным

Осенью, не досчитав до ста.

Кровь из пальца, как и кровь из вены,

Цвет имеет общий и состав,

 

Группу, резус, сахар, соль и перец.

Не переливай ее шутя.

Верность не участник разных первенств,

Тех, где номера на лошадях.

 

К чёрту номер, Милый. Стань мне милым!

Отрекись от скачек и коммун.

Осень всех на свете полюбила,

Но не изменила никому!

 

 

2011

 

 

#Снег

 

Помнишь, мы встретились. Был ноябрь.

Город послушно менял резину.

Ты мне сказал, что не любишь зиму,

В принципе, как и я.

 

Брал меня за руку, вёл в трактир 

Вместо того, чтобы спать и бегать.

Ты мне сказал, что не будет снега,

Если мы захотим.

 

Пили вино. Целовались зло.

[Как перепуганные волчата].

Я незнакомым писала в чатах:

«Как же мне повезло!»

 

Дворники вымели все дворы,

Город стирал об асфальт резину,

Метеослужбы просили зиму!

Вежливо [до поры].

 

Дальше – неясно. Вино, постель,

Чёрные простыни – шёлк и хлопок.

Мир разорвался на сотни хлопьев,

И началась метель.

 

Столбик термометра взял «зеро»,

Села зарядка на телефоне.

Снег совершал на твоём балконе

Зимний переворот.

 

Пальцы ломило от нежности,

Столбик термометра падал в бездну.

Я повторяла: «Зима исчезнет,

Если мы захотим».

 

Снег разлетался как серпантин,

Город стоял в сумасшедших пробках…

Я повторяла, но как-то робко:

«Если мы захотим…»

 

Город к утру поменялся весь.

Кто-то забыл поменять резину.

Ты мне писал, что не любишь зиму,

Редко по СМС.

 

Помнишь, мы встретились. Был ноябрь,

Было в трактире полно народу.

Ты не сумел обмануть природу…

 

В принципе, как и я.

 

 

2011

 

 

#Кот

 

Ты мне снишься… Правда, очень редко…

[Лучше бы не снился никогда].

Я реву на шаткой табуретке,

Испугав несчастного кота.

 

Кот глядит, не понимая толком,

Что за странный утренний скандал.

Ты мне снишься редко и недолго –

Кот меня пока не разгадал.

 

Все коты умны, не потому ли

Избегают чувственной реки –

Мы с тобой в страстях не потонули,

Только подмочили башмаки.

 

Выплыли любовники-безумцы

И завязли в месиве судов,

Ну а мы додумались разуться,

Не оставив никаких следов.

 

Документы дела – в тайной нише,

Память относительно чиста…

Только каждый раз, когда ты снишься,

 

Море подозрений у кота.

 

 

2013

 

 

Aug. 7, 2014, 1:02 p.m.

#Вот_стою_я_вся_такая!

 

Вот стою я вся такая, на х*й послана,

Ладно б глупою была или рябой.

Молодая, при грудях, с густыми косами,

А вот так сложилась первая любовь!

 

Я подую на чаёк в широком  блюдеце   

И такой х*ёвой выйду в новый день.

На х*й страшно в первый раз – а там полюбится,

Там полюбится и прочая мудень.

 

 

2010

 

 

#Девушки,_с_которыми_Вы_спите

 

Девушки, с которыми Вы спите,

Забывают кольца под кроватью.

Вы потом в руках их теребите,

Вспоминая нежные объятья.

 

Камни, заключённые в металлы, –

Лишь творенья ловких ювелиров.

Девушки, с которыми Вы спали,

Много ли они Вам подарили?

 

Тысячи секундных удовольствий

И десятки легких пробуждений?

Хорошо, когда легко и скользко,

И экстаз зависит от движений,

 

Хорошо, когда не слишком долго,

И вино в соседнем магазине

Дорого, но ровно не на столько,

Чтобы не осталось на резину.

 

Вы, конечно, скажете: «Цинично!»

Искривите рот в усмешке грозной.

Хорошо, пусть будет романтично,

Вот, к примеру: в небе были звёзды…

 

Звёзды были, как большие астры

На осенних пожелтевших клумбах.

Глаз её несмешанные краски,

У зрачков – серебряные луны.

 

Как скользило под руками платье,

Как легко соприкасались плечи,

Скрыла темнота, но под кроватью

Утром Вы нашли её колечко.

 

Вы теперь довольны? Но едва ли…

Ну тогда, пожалуйста, простите.

Вы со стен мои портреты сняли –

Мне теперь не важно, с кем Вы спите!

 

 

1999

 

фото 1, фото2

 

 #похер

 

взломал рассудок ночной крупье [пароль и логин] 

уйду отсюда в одном белье [душа в залоге] 

ждала годами / а шансы – дрянь [хоть выпей яду] 

король и дама [как Инь и Ян] ложатся рядом… 

поднимем ставки! под блеск зари снимаю жемчуг… 

крупье в отставку – он разорил десятки женщин! 

азарт уходит / окончен бой / такси и кофе…

играли вроде с тобой в любовь… 

сыграли… в похер!!!

 

 

2012

 

#Ты_не_бойся

 

Ты не бойся, я уйду неслышно –

Ты не станешь от меня усталым.

Взяв мобильник с туфлями под мышку,

Выйду из подъезда и растаю.

 

Люди существуют параллельно,

Людям не нужны пересеченья,

Ты не бойся, я уйду мгновенно.

Дважды не войду в твоё теченье.

 

Я не буду по телам скитаться

От раската реплики финальной.

Ты не бойся, мне ведь не пятнадцать –

Ухожу я профессионально!!!

 

 

2005

 

#Все_мужики_влюбляются

 

Все мужики влюбляются

(Сука-любовь зла).

Этот сопротивляется,

Этот включил «козла».

 

Этот задвинул  а’лкоголь

(Страсть победила спирт).

Этот не спит с «давалками».

Хочется, но не спит.

 

Этот влюбился в «Твиттере» – 

Дрочит на каждый пост.

Этот женился в Питере – 

Не разведён, как мост.

 

Этот развелся с первою,

Женится на второй.

Этот напутал с верою:

Крайнюю плоть – долой.

 

Этот воняет Мурзиком

(Имя её кота).

Этот нашарил в трусиках…

Sorry! Не угадал.

 

Этому в помощь лавочка.

Этому – автопром.

Этому – в жопу бабочек.

Этому – бес в ребро.

 

Лысые и мохнатые,

Лохи и с кучей дел.

В Гомеле и Анадыре,    

В Лондоне и Чите.

 

Плачут и закаляются,

Пробуют всё понять.

Все мужики влюбляются.

 

Только, бл@ть, не в меня.

 

 

2013

 

#Я_иду_к_тебе,_холодильник

 

Я иду к тебе, холодильник, 

Как к любовнику, поздно ночью,

Лишь бы только не разбудили

Мы с тобой ненасытных прочих.

 

Лопнул образ анорексички,

Я рискую стать пуританкой: 

Втихаря заплету косички 

И сосиску макну в сметанку.

 

От любви никакой отдачи, 

Только мнительность и тревога…

Ты прости меня, спящий мачо,

Что не стану обложкой «Вога»!

 

 

2012

 

#Золушка

 

Золушкин день не заладился прямо с утра:

Принц похмелялся и даже не думал жениться,

Вскользь обещал пригласить во дворец кружевницей

Или оконщицей – чистить фамильный витраж.

 

Золушка плакала. Золушку можно понять.

Как умудрилась она до двенадцати кончить?

Кто теперь будет у Золушки – старший оконщик?

Фея – бл@дина. Не сказка, а просто – ху*ня.

 

 

2011

 

#А_Алёша_замечательный

 

А Алёша замечательный,

Только пьющий.

Не влюбляйся окончательно –

Будут лучше.

У Алёши папа – пьяница,

Злой и блядский.

Кто-нибудь ещё появится –

Не влюбляйся!

 

Ваня просто восхитительный,

Только бедный.

Он тебе не купит «Тиффани» –

Купит медный

Крестик за четыре рублика

В переулке.

Это будут твои брюлики

И бирюльки.

 

Паша суперпрезентабельный,

Только жадный.

Он идёт по жизни с табелем

И Снежаной.

Офис и печати разные

У Снежанки.

А тебя ебут по праздникам,

Содержанку.

 

Петя ласковый и трепетный,

Только с каждой.

Любит секс в горах Тибета и

Секс на пляже.

Хочешь быть в архиве Петиных

Клёвых фоток?

Жми «согласна». Жди заветное

Авто-мото.

 

Боря правильный и сдержанный,

Носит галстук.

Боря весь утыкан стержнями –

Это классно.

Боря есть на «Одноклассниках»,

Даже часто.

Боря почитает классиков

И начальство.

Боря что-то строит в башенках

В Эмиратах.

И не жадный, и не страшненький,

А женатый!

 

 

2011

 

 

#Недоступных

Вышло так, что я далась без боя.

Даже не далась, а напросилась.

Оттого мой голос над тобою

Никакой не обладает силой.

 

Я не ною. Ноют те, которых

Обожают или вожделеют.

Я – должница, ты – за кредитора.

С каждым днём долги всё тяжелее.

 

Эй, кузнец, пока пылают горны,

Выкуй мне титановые ступни.

Потому что любят непокорных,

А ещё сильнее – недоступных.

 

 

2013

 

#Вечной_любви_моей_чистый_символ

 

А через месяц опять зима 

Выльет на город свои белила.

Если бы ты меня понимал,

Я бы с тобою поговорила.

 

Улица ляжет, как чистый лист,

Встану под окнами – буду греться.

Сверху ворона посмотрит вниз,

Каркнет, что я натоптала сердце.

 

Два полукруга, неровный край –

Буду стараться чертить красиво

И нарисую на полдвора

Вечной любви моей чистый символ.

 

Выйдешь к балкону из тёмных шахт

Почты, фейсбука и фотошопа

И заскулишь, на стекло дыша:

«Господи боже, да это…

 

ЖОПА».

 

 

2013

 

#Смайлик

 

Он пишет: «Привет, я на даче, на даче – осень.

Жёлуди-бомбочки лупят по черепице.

Ночью ворочался страшно, уснул в восемь.

Чтобы дожить до рассвета, пришлось напиться.

Сделал глинтвейн по рецепту соседа Борьки.

Это несложно – сложнее отмыть чайник.

«Кьянти», корица, кусочки лимонной корки,

И кипятишь. Расслабляешься чрезвычайно.

Осень обычная. Как-то без аномалий.

Есть ли глинтвейн желудёвый? Спрошу соседа…»

 

Я посылаю в ответ добродушный смайлик.

Вроде – беседа.

:-))))))))))))

 

Он пишет: «Я в Амстердаме. Давненько мечтал – съездил.

Только почуял вай-фай – сразу в сеть. Здрасьте.

Мы тут с соседом, ну с Борькой. Сосед трезвый.

Но ненадолго, поскольку живём праздно.

Город пропах гидропоникой, пивом, блядством.

Ходим, глазеем в витрины. В витринах – сучки.

Не беспокойся, мы будем предохраняться.

Мы же по жизни – гондоны. Пупырчаты и везучи.

Новые фотки – отпад. Ты на них сама ли?

Впрочем, шучу. Ты – живая. Вокруг – клоны…»

 

Я посылаю кокетливый хитрый смайлик.

;-)))))))))))

Вроде – поклонник.

 

Он пишет: «Влюбился. Чудовищно. Хуже бреда.

Девка – богиня!!! Упала с небес манной.

Только немного беременна от соседа…

Так что пришлось переехать – живу с мамой.

Ты мне как баба скажи, каковы шансы?

Мама не в теме, а хочется поделиться.

Борька – гондон. Я – порядочный. Так ужасно!

Мы теперь с ним из враждующих коалиций.

Бросил работать, разбитый лежу в спальне,

Пьяное сердце стучится в грудную клетку…»

 

Я посылаю в ответ очень грустный смайлик.

:-(((((((((((((

Вроде – жилетка.

 

Он пишет… не мне, потому что он мне не пишет.

На аватарке – в компании, в статусе – слово «лето».

Я ему: «Здравствуй! Как жизнь? За кого вышла

Ваша богиня? За Борьку, который сосед твой?

Я заболела, из носа текут сопли.

Жизнь, как страница ВКонтакте, без обновлений.

Мусор не вынесен, кактусы пересохли.

Из развлечений – айпадом погреть колени.

Клёвые фотки! А где вы их наснимали?

Ибица? Круто! Но ты нахлобучен – видно…»

 

Он посылает в ответ равнодушный смайлик.

😐

Даже обидно.

 

 

2012

 

#Береги_его,_Господи

 

Он сказал «я люблю тебя» на перроне, 

Щёлкнув белыми крыльями за спиной.

[Раздарил свои вечности посторонним,

Но оставил минуту – побыть со мной.]

 

Рельсы, семечки, дым, шелуха акцентов,

Подстаканник, казённая простыня…

Пусть минута – особая драгоценность,

Но на вечность минуту не обменять!

 

Он сказал мне: «Любить никогда не поздно.

Потребление – тьма, а духовность – свет.

В этой нашей минуте – открытый космос.

Просто чувствуй и верь… и люби в ответ.

Отрекись от мещанского – мысли шире! 

Не от бед, а от крыльев болит спина.

На минуту мы стали с тобой большими –

Значит, будет что вечностью вспоминать!»

 

Он, конечно, возвышенный – я простая.

Моя миссия – слушать да потакать.

Он сказал: «Я люблю тебя!» – и растаял.

 

Береги его, Господи, 

 

мудака!

 

 

2013

Aug. 16, 2014, 2:59 a.m.

Sept. 28, 2015, 12:43 a.m.

Фильм Патерсон (США, Франция, Германия, 2016) – Афиша-Кино

В городке Патерсон, Нью-Джерси, живет молодой мужчина по фамилии (или имени?) Патерсон (Адам Драйвер). Каждое утро он отправляется на работу: водить рейсовый автобус. Каждый день он съедает бутерброд с видом на живописный водопад. Каждый вечер он ужинает с красавицей женой (или подругой?) Лорой (Голшифте Фарахани), выгуливает английского бульдога и выпивает одну кружку пива в баре, перекидываясь парой слов с барменом и завсегдатаями. Кроме того, Патерсон носит с собой блокнот и записывает туда стихи, которые сочиняет.

Творчество — это дисциплина, прилежание, скромность и рутина. Это одна из главных идей «Патерсона». Вот уже тридцать семь лет — чуть больше, чем главному герою, — Джим Джармуш по утрам просыпается и идет (не буквально, конечно) снимать кинофильмы. Один из самых признанных режиссеров современности, он с успехом работал в разных странах с талантливыми знаменитыми людьми. Делать про это фильм было бы, конечно, неправильно, нескромно, поэтому его альтер эго — пролетарий из провинции, который водит автобус; Джармуш чувствует с ним духовное родство и одобряет его маленький ежедневный героизм, его отсутствие амбиций, его незаметный миру творческий поиск. Вероятно, он даже немного завидует ему: простая жизнь, простые радости. На книжной полке Патерсона рядом с томиками стихов и «Бесконечной шуткой» (которая так выложена, что ее трудно не заметить) стоит еще, например, «Уолден» Генри Торо, интеллектуальный манифест о прелести физического труда и жизни в хижине вдали от суеты.

Превращение с возрастом из голоса поколения в надутого, витающего в облаках позера — очень распространенная история, но в случае Джармуша это выглядит как-то особенно обидно. Обладатель острого слуха и уникального голоса, однажды он перестал снимать фильмы о людях и стал снимать о творчестве. Центральной темой позднего Джармуша оказалось противостояние воображаемого мира художников, поэтов, музыкантов — и мира реального, с его жестокостью, коррупцией, экономической депрессией: самым буквальным образом они схлестнулись в «Пределах контроля», но и «Выживут только любовники», конечно, про это (да и «Кофе и сигареты», если подумать). Иначе говоря, вместо того чтобы смотреть в окно, Джармуш начал неотрывно смотреть в зеркало — где с каждым годом, как все мы знаем, интересного все меньше.

«Ищите поэзию в повседневном», — говорит Джармуш в «Патерсоне». Когда-то, особенно в своих первых фильмах в 80-е, Джармуш об этом не говорил — он молча ее находил. И ленивым, как будто случайным движением выплескивал на экран. Сегодня стихи появляются на экране, написанные аккуратным почерком, да еще озвученные приятным голосом Драйвера, да еще с мечтательной музыкой, да еще с наплывами: женское лицо, струится вода, перо бежит по бумаге. Что-то такое ожидаешь увидеть на канале «Культура» в передаче про Пушкина.

В остальном это больше похоже на сайт AdMe: коллекция всего милого, креативного и заставляющего необременительно задуматься. Особенно в этом смысле удалась героиня Фарахани, домохозяйка с сильным творческим началом, в которой гармонично соединились идеалы разных эпох. С одной стороны, она готовит интересные ужины, понимает мужа с полуслова, поддерживает его и вдохновляет, а с другой, живет собственной духовной жизнью: оформляет интерьер их скромного жилища черно-белыми орнаментами, печет расписные капкейки и планирует стать кантри-певицей. Нельзя не отметить и собаку. Интересно, стал бы Вим Вендерс (тоже сошедший с ума, но совсем по-другому) дарить молодому Джармушу пленку, если бы знал, что тридцать лет спустя тот четверть фильма будет разглядывать очаровательного бульдожку.

Герои «Патерсона» живут в той же альтернативной вселенной, что и герои «Таинственного поезда», или «Ночи на Земле», или «Пса-призрака»: слегка потерянные люди на пустынных улицах, где каждый встречный, включая девочку в розовой курточке, может поддержать разговор о поэзии, из воздуха может соткаться мистический японец, а близнецы, упомянутые в первой сцене, будут впоследствии появляться за каждым поворотом. Но магия, которая во всем этом была, куда-то испарилась — остался набор приемов из прошлого века, вызывающий в основном неловкость. Поскольку Патерсон — водитель, на переднее сиденье ежедневно садятся два человека и ведут как бы забавный разговор (женщины, итальянские анархисты, Рубин Картер), который он слушает, доброжелательно поводя ушами. В баре по вечерам — маленькая любовная драма в нескольких сериях и мудрый чернокожий старик-бармен с шахматами. «Эх, сегодня мне надерут задницу». — «А с кем ты играешь?» — «С самим собой». Джармуш делает паузу для аплодисментов; бульдог привязан на улице, поэтому выразительно перевести камеру на его печальную морду (как режиссер делает в дюжине других сцен) не получается.

Нынешний Джармуш проповедует культурный эскапизм, пассивный культурный резистанс: смотри на ручеек, читай книжку, пиши стихи — и все будет хорошо. Довольствуйся малым. Увидь в нем красоту. Ешь, молись, люби. Он всегда был кумиром пошляков (не только их, конечно), но сам пошляком не был. Однако в последнее время его буддистский стоицизм превратился в какое-то уютное рок-н-ролльное мещанство, странное сочетание сенильности и инфантильности. Кажется, он и сам это понимает: если стихи Патерсона написаны глубоко пожилым поэтом Роном Паджеттом, то стихотворение девочки в розовом сочинил сам режиссер. Патерсон отказывается носить мобильный телефон, потому что — ну разумеется — «он будет чувствовать себя на поводке». Но, возможно, Джармушу пришло время переместиться туда, куда давным-давно переехали все многочисленные любители находить поэзию в повседневном: в Tumblr или инстаграм.

65 красивых стихотворений о любви, которые должен знать каждый

Блог
— Опубликовано Вторник, 14 сентября

Нет ничего более трогательного, чем прекрасные любовные стихи. К счастью для нас, романтиков, на протяжении всей истории их было в изобилии! От Руми в золотом веке ислама до культового драматурга Уильяма Шекспира и до современных «инстапоевцев», таких как Рупи Каур, любовь была одной из самых исследуемых тем среди писателей и поэтов на протяжении веков.

В этом посте мы собрали 65 самых красивых любовных стихов, когда-либо написанных.Если вы ищете, чем поделиться со своим партнером, ищете утешения после разрыва или жаждете вдохновения для написания собственной страстной прозы, в этом списке обязательно найдется стихотворение, которое затронет ваше сердце.

1. «Приди и будь моим ребенком» Майи Анжелу

Майя Анджелоу была одним из самых известных американских поэтов и рассказчиков, а также знаменитым педагогом и борцом за гражданские права. В песне «Come, And Be My Baby» Анджело прекрасно передает, насколько потрясающей может быть современная жизнь и комфорт, который любовь может обеспечить в трудные времена — пусть даже на мгновение.

2. «Птица-пониматель» Крейга Арнольда

Это ваши собственные слова
ваш способ заметить
и прямо сказать
не отворачиваться
от боли

вы предложили им
для меня я всего лишь
отдаю им

если бы я только мог показать вам
насколько они бесполезны
они не

Грубая честность стихов Крейга Арнольда делает «Bird-Understander» легким выбором для нашего списка самых красивых любовных стихов.В этом фрагменте Арнольд вспоминает момент со своим партнером, который заставляет его любовь становиться еще сильнее. Язык простой, но запоминающийся, он создает сильную метафору в сознании читателя и способствует более глубокому пониманию чувств Арнольда.

3. «Жилище» Маргарет Этвуд

сзади, где мы сидим на корточках
снаружи, едим попкорн

край отступающего ледника

где мучительно и удивительно
выжили даже
так далеко

мы учимся разжигать огонь

Маргарет Этвуд, наиболее известная своим тревожно реалистичным романом-антиутопией «Рассказ служанки» , демонстрирует аналогичные сильные стороны в этом стихотворении: «Жилище» поразительно реально.Для контекста Этвуд здесь признает проблемы брака и признает работу, необходимую для их преодоления. Именно эта откровенность делает поэму таким прекрасным.

4. «Вариации слова« Любовь »» Маргарет Этвуд

Одна из самых захватывающих вещей в любви — это то, что она может принимать самые разные формы — платонические, страстные или даже покровительственные. Маргарет Этвуд решительно излагает некоторые из них в своем стихотворении «Вариации слова« любовь »».

5.»Более любящий» У. Оден

Если бы все звезды исчезли или умерли,
Я бы научился смотреть на пустое небо
И ощущать его полную темноту и возвышенность,
Хотя это может занять у меня немного времени.

Хотя стихи о разбитом сердце могут быть не такими воодушевляющими, как стихи о радостях любви, они могут быть столь же красивыми и значимыми. Небесная расширенная метафора W.H. «Более любящий» Одена демонстрирует это — хотя в конечном итоге он сам предпочел бы быть «более любящим», Оден прекрасно воплощает в себе боль потери, когда любовь заканчивается.

Ищете что-нибудь новое для чтения?

Доверяйте реальным людям, а не роботам, чтобы они давали вам рекомендации по книгам.

Или зарегистрируйтесь с адресом электронной почты

6. «Моему дорогому и любящему мужу» Энн Брэдстрит

Твоя любовь такова, что Я не могу отплатить ей;
Небеса вознаградят тебя многообразием, молю.
Тогда, пока мы живем, будем любить так настойчиво,
Чтобы, когда мы больше не живем, мы могли жить вечно.

Пуританская вера Анны Брэдстрит в то, что брак — это дар от Бога, находит сильное отражение в книге «Моему дорогому и любящему мужу». Читая ее через современные линзы, легко начать стихотворение с некоторой долей скептицизма; однако искренняя благодарность и преданность Брэдстрит своему мужу вскоре проявляются и превращаются в глубоко трогательное утверждение настоящей любви.

7. «Всегда в первый раз» Андре Бретон

Шелковая лестница, раскрученная через плющ
Вот
Которая склоняется над пропастью
Из безнадежного слияния вашего присутствия и отсутствия
I нашел секрет
Любить тебя
Всегда в первый раз

«Всегда в первый раз» — это ода Андре Бретона женщине, которую он не встречал, но готов ждать каждый день.Бретон был французским основателем сюрреалистического движения, которое стремилось стереть границы между мечтами и реальностью в искусстве, объясняя довольно причудливую природу этого прекрасного любовного стихотворения.

8. «Любовь и дружба» Эмили Бронте

Любовь подобна шиповнику-шиповнику,
Дружба подобна дереву падуба —
Олли темнеет, когда цветет шиповник
Но который будет цвести постоянно?

Любовь не должна ограничиваться романтикой — любовь между друзьями может быть такой же сильной и красивой.В «Любви и дружбе» Эмили Бронте сравнивает романтическую любовь с розой — потрясающей, но недолговечной, а дружбу — с падубом, который может выдержать все времена года.

9. «To Be In Love» Гвендолин Брукс

Следующим в нашем списке самых красивых стихотворений о любви является «To Be In Love» Гвендолин Брукс. Брукс был поэтом, писателем и учителем — и, что особенно важно, в 1950 году он также был первым афроамериканским писателем, получившим Пулитцеровскую премию. В этом мощном стихотворении Брукс передает сильные эмоции, возникающие при влюбленности, и то, как это может изменить весь ваш взгляд на жизнь.

10. «Как я люблю тебя? (Сонет 43)» Элизабет Барретт Браунинг

Как я люблю тебя? Позвольте мне посчитать пути.
Я люблю тебя до глубины и широты и высоты
Моя душа может дотянуться, когда чувствуешь себя вне поля зрения
Для целей бытия и идеальной грации.

Элизабет Барретт Браунинг была известной викторианской поэтессой, оказавшей влияние на творчество многих англоязычных поэтов, в том числе Эмили Дикинсон. «Как я люблю тебя?» — одно из самых узнаваемых стихотворений Браунинга и, по сути, одно из самых известных любовных стихов, когда-либо написанных — его пылкое, но ясное признание в любви находило отклик у читателей уже более 150 лет.

11. «Красная, красная роза» Роберта Бернса

Как и Браунинг, глубокая любовь Роберта Бернса проявляется в его стихотворении «Красная, красная роза». Бернс заявляет, что эта любовь одновременно страстная и освежающая — при каждом сравнении мы видим, что даже самый красивый язык меркнет по сравнению с глубиной «Luve» Бернса.

12. «Она ходит в красоте» лорда Байрона

Она ходит в красоте, как ночь
По безоблачным краям и звездному небу;
И все лучшее от темного и светлого
Встречаются в ее облике и ее глазах;
Так смягчился к тому нежному свету
Который небеса безвкусно отрицают.

Хотя его автор был известен своей жизнью, полной приключений и скандалов, стихотворение лорда Байрона «Она ходит в красоте» заметно меньше относится к страстной или сексуальной любви по сравнению с другими его произведениями. Тем не менее, его удивление красотой этой женщины проявляется мгновенно, что делает это стихотворение прекрасным романтическим.

13. «Любовь — это огонь, который невидимо горит», Луис Ваз де Камоэнс

Любовь — это невидимый огонь,
рана, которая болит, но не ощущается,
всегда неудовлетворенность,
a боль, которая бушует без боли,

Один из величайших поэтов Португалии Луис Ваз де Камоэнш известен своими лирическими стихами и драматическими эпосами.«Любовь — это невидимый огонь» — пример первого, отражающий его многочисленные бурные любовные связи и то, как каждая из них принесла сложный сплав удовольствия и боли.

14. «Прекрасный синьор» Сайруса Касселлса

Это бесконечная страсть к путешествиям:
дервиш,
Твоя любовь апрель-апрель
, которая заставляла меня кружиться даже за пределами твоих богатых событиями рук
к непревзойденному :

одно огромное требующее сердце,
мерцающее,
прекрасное и открытое синьор.

«Прекрасный синьор» — это отрывок из одноименного поэтического сборника Сайруса Касселлса, который он посвятил «Влюбленным повсюду». Культурно оформленная на фоне эпидемии СПИДа, коллекция призвана напомнить людям о могущественной красоте романтической любви.

15. «Рондель безжалостной красоты» Джеффри Чосера

Честное слово, я говорю вам честно
Через жизнь и после смерти ты моя королева;
Ибо с моей смертью откроется вся правда.
Твои два огромных глаза внезапно убьют меня;
Их красота потрясает меня, некогда безмятежного;
Прямо в моем сердце рана быстрая и острая.

Джеффри Чосер, широко известный как «отец английской поэзии», написал некоторые из самых известных произведений на английском языке, в том числе «Кентерберийские рассказы» и «Книгу герцогини». Отдельное стихотворение «Рондель безжалостной красоты» (здесь переведено со среднеанглийского) рассказывает о горе Чосера после того, как его покинула любовь всей его жизни, и клянется в своей вечной преданности ей, даже если это причиняет ему боль.

16. «Любовь приходит тихо» Роберта Крили

Короткое, но яркое любовное стихотворение Роберта Крили точно передает ощущение того, что никогда не желает расставаться с любимым человеком, почти заставляя забыть, какой была жизнь до встречи их.

17. «[Я ношу с собой твое сердце (я ношу его в себе]» Э. Э. Каммингс

Я ношу твое сердце с собой (я ношу его в
мое сердце) я никогда не буду без него (нигде
i иди, ты иди, моя дорогая; и все, что сделано мной
, это твое дело, моя дорогая)

Как один из самых плодовитых поэтов Америки двадцатого века, Э.Э. Каммингс в представлении не нуждается. Многие из его стихов посвящены любви, и «[Я ношу с собой твое сердце (я несу его]», пожалуй, самое известное из них). Богатая образность и интимная страсть занимают видное место в нашем списке самых лучших. прекрасные любовные стихи, когда-либо написанные.

18. «[любовь толще, чем забыть]» Э.Э. Каммингс

любовь толще, чем забыть
тоньше, чем вспоминать
реже, чем волна влажная
чаще чем потерпеть неудачу

Еще один блестящий пример любовной поэзии Каммингса — [любовь гуще, чем забыть].Это стихотворение исследует сложность любви, выражая, что ее нельзя просто определить как то или иное — и действительно, изображает любовь как парадокс редкости и частоты, скромности и глубины, здравомыслия и безумия и многого другого.

19. «Стхандва саами (мои возлюбленные, исиЗулу)» Ирсы Дейли-Уорд

Мои мысли о вас пугающие, но точные
Я вижу дом на холме, где мы делаем наши собственные овощи
и пить теплое вино из банок для варенья
и петь песни на кухне до восхода солнца
wena, ты заставляешь меня снова чувствовать себя собой.

«Стхандва саами (мои возлюбленные, исизулу)» Ирсы Дейли-Уорд — один из самых личных и откровенных рассказов о любви в этом списке. Стихотворение происходит из ее коллекции кость, , которая затрагивает некоторые из самых глубоких аспектов человечества, включая религию, желание, женственность, расу и уязвимость.

20. «Супружеская любовь» Гуань Даошэн

Ты и я
Так много любви,
Что она
Горит как огонь,
В которой мы выпекаем кусок глины
Вылепленный в фигурку из вас
И фигура меня.

Гуань Даошэн был китайским художником и поэтом ранней династии Юань (1271-1368). «Супружеская любовь» использует изображение глиняных фигурок, чтобы представить двух влюбленных, объединившихся в один священный акт бракосочетания, подобно тому, как глина застывает в печи.

21. «Сердце, мы его забудем!» Эмили Дикинсон

Сердце, мы его забудем!
Ты и я, сегодня вечером!
Ты можешь забыть тепло, которое он дал,
Я забуду свет.

«Сердце, мы забудем его!» — соответствует силе многих стихотворений Эмили Дикинсон.Это яркое отражение последствий страстного любовного романа и того, как она пыталась двигаться дальше, вплоть до того, что повелела своему сердцу сделать это, даже зная, что это бесполезно.

22. «Воздух и ангелы» Джона Донна

Работа Джона Донна известна своей борьбой с верой и спасением, а также человеческой и божественной любовью. В «Angels and Air» Донн сравнивает свою любовь с движением ангелов — чистым и элегантным. Его вывод о том, что двое влюбленных могут сойтись вместе и стать сильнее, добавляет еще один слой к этому и без того довольно романтическому стихотворению.

23. «Флирт» Риты Дав

Вне солнца
свернула свои коврики

и посыпала ночную соль
по небу. Мое сердце

напевает мелодию
Я не слышал годами!

Искрящийся флирт в начале новых отношений, несомненно, одна из самых захватывающих частей любви. «Флирт» Риты Дав красноречиво передает эту радость и ожидание, и это одно из самых известных стихотворений об этом аспекте любви.

24. «От сердца к сердцу» Риты Дав

Ни красный
, ни сладкий.
Он не плавится
и не переворачивается,
не ломается и не затвердевает,
поэтому не может чувствовать
боли,
тоски,
сожаления.

В «От сердца к сердцу» Рита Дав отвергает типичные клише, связанные с влюблённостью. Со своим приземленным подходом к теме она уверяет предполагаемого читателя, что, хотя ей может быть трудно показать свою любовь, это не значит, что ее нет.

25. «Любовь» Кэрол Энн Даффи

вы там, где я стою, слышу море, безумно
для берега, видя лунную боль и беспокойство
для земли. Когда наступает утро, солнце жаркое,
покрывает деревья золотом, Ты идешь ко мне

,
вне сезона, из светлых любовных соображений.

В 2009 году Кэрол Энн Даффи вошла в историю, когда она была назначена первой британской поэтессой-лауреатом женского пола и открыто лесбиянкой.«Любовь» — прекрасный пример стихотворений в стиле монологов, которыми она известна, которые вписываются в ее обычный чувственный и эмоциональный стиль письма; здесь она описывает любовь как прекрасную безграничную, как свет солнца или грохот волн.

26. «Поэма о любви» Кэрол Энн Даффи

«Поэма о любви» использует другой подход, изображая борьбу Даффи за поиск подходящих слов, чтобы описать свою любовь. Он взят из ее коллекции 2005 года Rapture, , в которой рассказывается о пути оратора через любовный роман; на этом этапе Даффи получает мета-вымысел о любовной поэзии, пытаясь объяснить трудности ее написания (и попутно ссылаясь на несколько других известных стихотворений).

27. «До того, как ты пришел», Фаиз Ахмед Фаиз

Не уходи сейчас, когда ты здесь —
Останься. Таким образом, мир может снова стать таким, как он сам:
,
, так что небо может быть небом,
,
, дорога, дорога,
,
и бокал вина, а не зеркало, просто бокал вина.

Фаиз Ахмед Фаиз писал о любви, политике и сообществе на протяжении всей своей бурной жизни и был особенно признан за его вклад в традиционную поэзию урду. В «Before You Came» Фаиз пишет о том, как его взгляд на жизнь изменился после того, как он влюбился, и как он никогда не хочет оставаться без своей возлюбленной, которая помогает ему видеть вещи такими, какие они есть на самом деле.

28. «Строки, изображающие простое счастье» Питера Гицци

Мне кажется правильным замечать в тебе все блестящие черты. проще
О тебе много хорошего связано

Красота стихов Питера Гицци проистекает из их простоты. В «Строках, изображающих простое счастье» Гицци обожает свою любовь, но он избегает излишних клише, что означает, что стихотворение более личное и менее сентиментальное, чем другие современные любовные стихи.

29. «Шесть сонетов: Пересечение Запада» Дженис Гулд

В этом общении влюбленных меня вырывают тяжелые рыдания
, когда я думаю о своей любви
, вернувшейся домой, обо всем, что я сделал
и не могу сказать.
Я впервые оставил ее в таком полном одиночестве.

Дома работы Дженис Гулд посвящены темам любви и связи, с прочными связями с ее личностью лесбиянки Майду. В «Шести сонетах: Пересечение Запада» Гулд приравнивает своего возлюбленного к мечте, никогда не испытывая недостатка в неземных способах ее описания… и траур, когда она ускользает, даже временно.

30. «Для сохранности» Джой Харджо

Противопоставление любви красоте природы помогает создать нерушимую связь между ними. Это сравнение помогает проиллюстрировать чувства Джой Харджо к своему возлюбленному в ее чудесном стихотворении «Для крепостей».

31. «Ты — предпоследняя любовь моей жизни» Ребекки Хейзелтон

Сад, который ты сажаешь, а я сажаю
, через туннель проходят полевки,
гласные
мы говорим не клятвы,
но что-то
держит меня здесь сейчас,
как твои глаза, которые, я полагаю,
все-таки карие.

«Ты — предпоследняя любовь моей жизни» — это неортодоксальное любовное стихотворение, сосредоточенное на реальности , а не на фантазиях влюбленности. Ребекка Хейзелтон не пишет о своей второй половинке, и она знает об этом, но от этого их любовь не становится менее особенной.

32. «Твое» Дэниела Хоффмана

Я твой, как летний вечерний воздух
Одержимый ароматом липовых цветов,

Как снежная шапка сияет светом
Постоял до краев Луна.

Без тебя я был бы неэтилированным деревом
Взорванный в унынии без источника.

Тщательно подобранные метафоры Дэниела Хоффмана делают «Yours» поистине прекрасным стихотворением о любви. Полная преданность Хоффмана своей возлюбленной очевидна — сравнивая ее со всем, от летних вечеров до заснеженных гор, кажется, что он не может перестать думать о ней в течение смены времен года.

33. «Любовная песня для Люсинды» Лэнгстона Хьюза

Любовь
Высокая гора
Старк в ветреном небе.
Если бы ты
Никогда не задыхался
Не забирайся слишком высоко.

В каждой строфе «Песни о любви для Люсинды» Лэнгстона Хьюза любовь сравнивается с определенным чувством, и все они связаны с миром природы. Это стихотворение подчеркивает радость от влюбленности и всеохватывающее очарование, которое с ней связано.

34. «Поэма для моей любви» Джун Джордан

Политический активист, поэт и публицист Джун Джордан — одна из самых широко публикуемых ямайских американских писателей своего поколения.В своей «Поэме для моей любви» оратор испытывает абсолютный духовный трепет перед своим партнером и тем, как она относится к их трансцендентной любви.

35. «для него» Рупи Каур

нет,
это не будет
любовь с первого взгляда
с первого взгляда, когда мы встретим
, это будет любовь
с первого воспоминания
потому что я Я узнал тебя
в глазах моей матери, когда она сказала мне:
жениться на мужчине, на которого ты хотела бы воспитывать своего сына.

В возрасте 21 года Рупи Каур написала, проиллюстрировала и самостоятельно опубликовала свой первый сборник стихов « молоко и мед». Она описывает свои стихи как «простые и доступные», что позволило им достичь миллионов читателей по всему миру, особенно благодаря присутствию в Instagram. «Для него» — прекрасный пример красивого, мощного любовного стихотворения, в котором не нужно слишком сильно стараться, чтобы нанести удар.

36. Без названия Рупи Каур

любовь причинит вам боль, но
любовь никогда не будет значить для
любовь не будет играть в игры
потому что любовь знает жизнь
уже достаточно тяжело

Еще одна запись из молока и дорогая, это короткое стихотворение без названия содержит горько-сладкий и утомленный мир, но в конечном итоге щедрый взгляд на любовь и ее проблемы.

37. «Поэма безымянному человеку» Доротеи Ласки

И я тоже не буду плакать

Хотя вы ожидаете, что я буду
Я тоже был мудрее, чем вы ожидали
Ибо я знал все время ты был моим

Известная поэтесса Доротея Ласки написала несколько сборников и в настоящее время руководит поэтической программой в Колумбийском университете. В «Поэме безымянному мужчине» она использует небесные образы, чтобы исследовать романтические отношения, описывая свою силу и силу любовнику, который ее недооценивает.

38. «Песня движения» Одре Лорд

«Песня движения» Одре Лорд — это конец отношений. Несмотря на то, что горе, испытанное после того, как сердце оратора было разбито, очевидно, стихотворение в конечном итоге заканчивается надеждой на то, что у пары может быть новое начало, хотя и по отдельности.

39. «Ромашковый чай» Кэтрин Мэнсфилд

Нам может быть пятьдесят, нам может быть пять,
Такие уютные, такие компактные, такие мудрые мы!
Под ножкой кухонного стола
Мое колено давит на его колено.

Ставни у нас закрыты, огонь слабый,
Из крана мирно капает;
Тени от кастрюли на стене
Черные, круглые и незаметные.

Кэтрин Мэнсфилд хвалили за ее способность упрощать сложные эмоции с помощью рассказов и стихов. Одно из самых умиротворяющих стихотворений в этом списке, «Чай с ромашками», изображает пару, которая спокойна, тиха и довольна своей жизнью, которую они сделали для себя, подчеркивая недооцененную радость, которую мирное знакомство и комфорт могут принести в отношение.

40. «Любовная элегия в китайском саду с кои», Натан Макклейн

Потому что кто этого не сделал —

любил так пристально даже после того, как все прошло
? Любите то, что вымыло руки

? Мне нравится думать, что я стал другим,
, что я каким-то образом просветлен,

но кого я шучу?

Натан Макклейн вдохновился на создание «Любовной элегии в китайском саду с карпами кои», когда он проводил время в ботаническом саду Хантингтона.В стихотворении Макклейн стремился «исследовать чувство тревоги» между двумя потенциальными любовниками и тяжелый эмоциональный багаж, который предыдущие неудачные отношения могут наложить на вас.

41. «Я думаю, что я должен был полюбить тебя сейчас (Сонет IX)» Эдна Сент-Винсент Миллей

Я думаю, я должен был полюбить тебя сейчас,
И, учитывая искренние слова, я бросил в шутку;
И поднял глаза честные, чтобы вы видели,
И схватил вашу руку за мою щеку и грудь;
И все мои милые глупости отброшены.«Я думаю, что я должен был полюбить тебя сейчас» Винсента Миллея является подрывом традиционной формы сонета. В стихотворении оратор сетует на свою неспособность ответить взаимностью на искреннюю привязанность возлюбленного, вместо этого предпочитая нежные пустяки и поверхностный флирт подлинной связи.

42. «Love Sonnet XI» Пабло Неруда

Я жажду твоего рта, твоего голоса, твоих волос.
Безмолвный и голодный, я брожу по улицам.
Хлеб меня не питает, рассвет нарушает
меня, весь день
Я охочусь за жидкой мерой твоих шагов.

В «Сонете любви XI» Пабло Неруды присутствует сильное чувство тоски, поскольку наш оратор признается, что мысль о его любви никогда не покидает его разум, доводя его до точки отвлечения. Захватывающее и порой тревожное, это любовное стихотворение, которое идеально переступает границу между романтикой и одержимостью.

43. «Your Feet» Пабло Неруда

В «Your Feet» Неруда выражает такую ​​же преданность своей любви, поскольку он объясняет свою любовь к ней с головы до пят и благодарит за силы, которые он чувствует принесенными их вместе неизбежно.

44. «Дорогой, кто так долго отсутствовал» Лиза Ольштейн

Я жду тебя. Однажды ночью я подумал, что это ты
у подножия проезжей части, ты у подножия лестницы

ты в дрожи света, но каждый раз
листья на ветру раскрывались,

отступающая тень лисы, рассвет.
Ждем тебя, кот и я, синие птицы и я, печка.

Спикер в балете Лизы Олштейн «Дорогой, так долго отсутствующий» с нетерпением ждет, когда ее любимый вернется домой.Нервное жужжание предвкушения, когда оратор ждет, чтобы вернуться к жизни комфорта и обыденности, головоломки, из которой их возлюбленный — единственная недостающая часть, придает этому любовному стихотворению прекрасную грубую искренность.

45. «Мой любовник — женщина» Пэта Паркера

Мой любовник — женщина
и когда я обнимаю ее
чувствую ее тепло
я чувствую себя хорошо
чувствую себя в безопасности

Пэт Паркер был американским поэтом и активистка, черпавшая большое вдохновение в своей жизни афроамериканской лесбийской феминистки.«Мой любовник — женщина» рассказывает о борьбе, с которой Паркер столкнулась как откровенно квир-цветная женщина, и о безопасной гавани, которую ее возлюбленный представляет в этой буре.

46. «Это здесь» Гарольд Пинтер

Какую позицию мы занимаем,
Чтобы отвернуться, а затем повернуть назад?
Что мы слышали?
Это был тот самый вдох, когда мы впервые встретились.
Слушай. Это здесь.

Отношения забавным образом выходят за пределы времени и пространства, и эта трансцендентность выражена в прекрасном любовном стихотворении Гарольда Пинтера «Оно здесь», когда он просит своего возлюбленного вспомнить начало их отношений и тем самым приносит долгую жизнь. -прошедший миг к жизни.

47. «Без названия» Кристофера Пойндекстера

Я скучаю по тебе, даже когда ты
рядом со мной.
Я мечтаю о твоем теле
даже когда ты спишь
у меня на руках.
Слова «Я люблю тебя»
никогда не хватит.

Кристофер Пойндекстер здесь представляет глубоко честный и понятный портрет любви, выходящей за рамки языка, поскольку он описывает непреодолимое и парадоксальное желание, которое возможно почувствовать, даже когда ваш возлюбленный находится рядом с вами.

48. «Любовь — не слово» Рияс Коран

Среди всего этого
Я держу падающий цветок в воздухе

Не упасть на землю

Разве не до вас, кто его ищет
Приехать, посидеть на нем
И заняться любовью?

Не забудьте принести слово
Дорогая
Когда приедете.

Написанное с точки зрения олицетворенной любви, «Любовь — это не слово» — довольно неоднозначное стихотворение.Рияс Коран исследует понятие любви в целом и связывает это понятие с природой, чтобы подчеркнуть, насколько это элементарно для человеческого опыта.

49. «[Снова и снова, хотя мы знаем пейзаж любви]» Райнера Марии Рильке

Снова и снова, хотя мы знаем пейзаж любви
и маленькое кладбище с его плачущими именами
и ужасную замкнутость ущелье, в котором заканчиваются остальные
: снова и снова мы вдвоем выходим вместе
под вековыми деревьями, снова ложимся и снова
среди цветов и смотрим вверх в небо.

Австрийский поэт Райнер Мария Рильке считал, что «возможно, самая трудная из всех наших задач» для одного человека — любить другого (Письма молодому поэту, 1929). В «[Снова и снова, хотя мы знаем ландшафт любви]» Рильке празднует непрерывную повседневную любовь, которую могут разделять два человека, и силу, которая исходит от того, чтобы сделать одного достаточно уязвимым, чтобы любить другого, несмотря на то, что он осознает риск разбитого сердца.

50. «Эхо» Кристины Россетти

В «Эхо» Кристина Россетти размышляет о потерянной любви и о том, как она хочет, чтобы она вернулась к ней, как эхо.Россетти в отчаянии, тоскует по своему бывшему возлюбленному, и в результате тоска создает столь же душераздирающее и красивое любовное стихотворение.

51. «Сначала я полюбила тебя, а потом твоя любовь» Кристины Россетти

Сначала я полюбила тебя: но потом твоя любовь
Превосходя мою, спела такую ​​возвышенную песню
Как заглушила дружелюбное воркование моего голубя.
Кто больше других должен? моя любовь была долгой,
И ваш единственный момент, казалось, усилился

Несмотря на озабоченность по поводу взаимности (или ее отсутствия) в этих вступительных строках, на самом деле чувство «единства» проходит повсюду: «Я сначала полюбил тебя: но потом твоя любовь », тоже Россетти.Это стихотворение отражает чувство полного взаимопонимания между двумя людьми, которые глубоко любят друг друга, поскольку Россетти объясняет, как их индивидуальные чувства объединяются, чтобы создать одну любовь, целое, большее, чем сумма ее частей.

52. «Побежденный любовью» Руми

Небо было освещено
сиянием луны

Настолько мощно
Я упал на землю

Твоя любовь
сделала я уверен

Я готов оставить
эту мирскую жизнь
и отдать
великолепию
вашего Беринга

Слова персидского поэта 13-го века Руми вышли за пределы национального, этнического и религиозного разделяет веками.Страсть и преданность делу «Побежденные любовью» проявляются в каждой строчке, что делает это непреходящее свидетельство силы любви одним из самых красивых любовных стихов в нашем списке.

53. «Могу ли я сравнить тебя с летним днем? (Сонет 18)» Уильяма Шекспира

Хотя Уильям Шекспир, возможно, не написал никаких любовных романов, есть еще несколько знаменитых любовных поэтов и «Должен ли я сравнить Тебя в летний день? »- это, пожалуй, самая знаковая и узнаваемая первая строка любого любовного стихотворения.Его простота по сравнению с некоторыми другими сонетами Шекспира выделяет его на фоне несравненной библиотеки произведений, но скрытые глубины и слои смысла в этом плотно упакованном мини-шедевре заставляли читателей возвращаться на протяжении веков.

54. «Позвольте мне не браку истинных умов (Сонет 116)» Уильяма Шекспира

Позвольте мне не браку истинных умов
Признавать препятствия. Любовь это не любовь
Которая переделывает когда находит,
Или сгибается съемником для снятия.
О нет! это всегда фиксированная отметка

В «Сонете 116» Шекспир говорит о постоянстве любви — даже если люди меняются с течением времени, любовь между ними останется истинной и сильной, иначе это не любовь вообще.

55. «Глаза моей госпожи не похожи на солнце» (Сонет 130) Уильяма Шекспира

Я допускаю, что никогда не видел, чтобы богиня уходила;
Моя госпожа, когда ходит, ступает по земле:
И все же, клянусь небесами, я считаю свою любовь редкостью.
Как и все, она опровергала ложным сравнением.

В последней записи Шекспира в нашем списке он бросает вызов традиционной ассоциации любви с красотой. Неважно, как выглядит его возлюбленная — для него она самая редкая и ценная вещь на свете.

56. «Философия любви» Перси Биши Шелли

Фонтаны сливаются с рекой
И реки с океаном,
Небесные ветры смешиваются навсегда
Со сладкими эмоциями;
Ничего на свете не одиноко;
Все по закону божественному
В одном духе встречаются и смешиваются
Почему не я с твоим? №

«Философия любви», хотя и прекрасное стихотворение о любви, предлагает гораздо более логичный взгляд на романтику, чем многие другие стихотворения в нашем списке.Перси Биши Шелли заявляет своей возлюбленной, что их любовь естественна, как река, встречающаяся с океаном, но в равной степени все красоты природы бессмысленны, если она не у него.

57. «Однажды я написал ее имя (Сонет 75)» Эдмунд Спенсер

Однажды я написал ее имя на нити,
Но пришли волны и смыли его:
Я снова написал это с помощью second hand,
Но пришел прилив, и мои старания стали его добычей.

Это красивое любовное стихотворение является частью Amoretti , цикла сонетов об отношениях Эдмунда Спенсера и Элизабет Бойл.Спенсер объясняет в «Сонете 75», что — несмотря на кажущийся зловещим образом его попытки создать физический памятник своей возлюбленной, написав ее имя на песке, постоянно срываются — его любовь к Бойлу никогда не закончится, и он сделает все, что потребуется. чтобы это продолжалось.

58. «Я не твоя», Сара Тисдейл

Стремление к искренней, страстной, всеобъемлющей любви — центральная тема песни Сары Тесдейл «Я не твоя». Оратор не чувствует принадлежности к своим нынешним отношениям и хочет найти партнера, который заставит ее почувствовать себя потерянной в их любви.

59. «Теперь спит багровый лепесток» Альфреда, лорд Теннисон

Теперь спит багровый лепесток, теперь белый;
Ни машет кипарисом на дворцовой аллее;
Ни мигает золотой плавник в порфировой купели.
Пробуждается светлячок; разбуди ты со мной.

Теперь молочно-белый павлин роняет как привидение,
И как привидение она мерцает на меня.

«Now Sleeps the Crimson Petal» — это песня из Принцесса, — более длинного повествовательного стихотворения Альфреда, лорда Теннисона.Он был вдохновлен партией ghazal , персидской формой любовной поэзии, которая фокусируется на неустойчивой любви и представляет собой классический мастер-класс в чувственном описании.

60. «Стихотворение, которое я написал, сидя напротив тебя за столом» Кевина Варроне

Я сложил себя

в отверстие в кармане и исчез
в кармане себя или, по крайней мере, моих штанов

но до того, как я сделал
, как какая-то древняя звезда

Я бы схватил тебя за руку

Кевин Варроне признается, насколько близко он чувствует себя к своей возлюбленной в «стихотворении, которое я написал, сидя напротив тебя за столом». .Написанное в момент откладывания на потом, когда он работал над более длинным стихом в кафе, стихотворение выражает то, как Варроне хочет, чтобы его возлюбленная участвовала во всех его приключениях, независимо от того, насколько они велики или малы.

61. «На Земле мы ненадолго великолепны» Оушена Вуонга

Скажи мне, что это было из-за голода
и не меньше. Ибо голод — это дать телу
то, что оно знает

оно не может удержать. Этот янтарный свет
, уничтоженный другой войной
, — это все, что прижимает мою руку

к твоей груди.

Хотя вы, вероятно, знакомы с одноименным романом Вуонга 2019 года, возможно, вы не знакомы с первым стихотворением. Сочинение Оушена Вуонга предлагает читателю не торопиться и понимать каждое слово, а «На Земле мы ненадолго великолепны» исследует темы желания, непостоянства и страсти в любви.

62. «Любовь после любви» Дерека Уолкотта

Вы снова полюбите незнакомца, который был самим собой.
Дайте вино. Дайте хлеб. Верни свое сердце
себе, чужому, который любил тебя всю жизнь

, которого ты игнорировал
ради другого, знающего тебя наизусть.

Лауреат Нобелевской премии поэт Дерек Уолкотт в своем стихотворении «Любовь после любви» дает советы и утешает всех, кто переживает расставание. Поощряя читателя вернуться к себе, стихотворение является тонизирующим средством в мире, полном любовной поэзии, который ожидает, что мы полностью отдадим себя влюбленным.

63. «Я люблю тебя» Эллы Уиллер Уилкокс

Я люблю твои губы, когда они мокрые от вина
И красные от дикого желания;
Я люблю твои глаза, когда лежит прекрасный свет.
Горят страстным огнем.
Я люблю твои руки, когда теплая белая плоть
Касается моих нежных объятий;
Я люблю твои волосы, когда пряди переплетаются
Твои поцелуи в мое лицо.

В «I Love You» Элла Уиллер Уилкокс излагает крошечные моменты, которые в сумме объясняют, почему говорящий так страстно относится к своей любви, прежде чем перейти к описанию более холодных качеств, которые она не ищет в отношениях. Это сопоставление помогает сделать начальную любовь, которую она описывает, еще более особенной.

64. Теннесси Уильямс «Нам не долго любить»

Теннесси Уильямс, хотя и более известный своими пьесами, чем как автор романов, был также признанным поэтом. В «Нам не долго любить» Уильямс подчеркивает важность ценить время, которое у нас , и лелеять любовь, которая приходит с ним, помня, что ничто не может длиться вечно.

65. «Поэма первой любви» Мэтью Йегера

То, что ты сказал «Я люблю тебя», вполне могло быть для меня
самым ярким моментом в моей жизни, лучшим чувством, лучшим пиком
на моем графике ощущений, так же как здание Крайслера
может быть не самым высоким зданием в небе Нью-Йорка, но является
лучшим, самым изысканным шпилем

«Поэма Мэтью Йегера на первую любовь» — это сладко-горький юношеский роман. где, как следует из названия, говорящий вспоминает свои отношения со своей первой любовью и исследует различные способы логической количественной оценки совершенно нелогичной силы любви.

***

Хотите глубже погрузиться в мир поэзии? Прочтите наш пост на 60+ лучших сборников стихов всех времен !

Для нетерпеливых любовников

Для нетерпеливых любовниковДля нетерпеливых любовников


[Титульный лист]

BY
GENEVIEVE TAGGARD

НЬЮ-ЙОРК
ТОМАС ЗЕЛЬЦЕР
1922

Авторское право, 1922,
THOMAS SELTZER, INC.
Все права защищены

ОТПЕЧАТАНО В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ АМЕРИКИ


К
РОБЕРТ Л. ВОЛЬФ

«Скажите, если влюбленные неудачники …»



ПУТЬ ДЕЛА


Эти стихи опубликованы в:

Поэзия: Журнал стихов
Книжник
Нация
Мера: Поэтический журнал
Боулинг-Грин из New York Evening Post
Литературное обозрение New York Evening Post
Боевая башня New York Tribune
Запад Калифорнийского университета
Лиричный Запад
и
Освободитель


СОДЕРЖАНИЕ


ПУТЬ ДЕЛА


я

ФУТИЛЬ

Камень падает, птица летит, стрела летит домой,
Но у нас нет движения, мы рассыпаемся, как пена.

О, дай мне песню для твоей печали,
Песня, которая поднимет, как волна с рифа,
Ты и я, которая полетит, как стрела
Мои бедные разбросанные слова к цели горя:
Я хочу забыть, не вспоминать завтра,
Пойти с буревестником, пойти с листом ….

Мы бы со всем полетели к цели их полета,
Мы бы со всем обратились к магнитной звезде,
Но мы никогда не сможем жить из-за нашей смерти,
И мы никогда не сможем быть такими, какими мы являемся. .

Мы одни из всех созданий — камни больше, чем мы —
Нет конца, нет движения, нет судьбы.

ОЧЕНЬ МОЛОДАЯ ЛЮБОВЬ

Желания — птицы. Вас обошли вокруг
С ними, невидимые, Я послал вас в беду,
Вылетело из моего сердца, которое долго сковывало их,
Превосходя ветры в их остром рвении.

Вы не видели их тусклых теней на земле;
И не слышал их: никогда не чувствовал, как их шестерни давят.
Удар в воздух, но никогда не издавал звука,
И нависал над тобой, задыхаясь.

Итак, с вами здесь дрожащие словечки
Ложись, как испуганные дети, в темноте,
Ложись и плачь; и желает крылатых, как птицы
Муха, сгущающаяся назад; с этой единственной отметкой
, которую я почти сказал вам, затаив дыхание:
Вы слышите усталое складывание крыльев.

ПЕРВОЕ ЧУДО

Было время, когда Мать-Природа создала
Солнце Моей души и тень моей души.

Облако в небе может унести
Песня в моем сердце на весь день,

И маленький жаворонок в иве
Значит для меня счастье.

Мои настроения отражали все ее прихоти;
Деревья были моей силой: их конечности, мои конечности.

Но, ох, мать меня пытала,
Дует ветер, а море вздохнет.

Я пылал, я засыхал, я расцветал, я пел,
С ней я страдал от боли,

Пока я не сказал: «Я вырасту собственное дерево
Там, где меня не побеспокоит естественный ветер».

И я выращивал себе иву силой своего сердца,
С моей волей к ее ширине и моим желанием к ее длине:

И я сделал себя птицей из огня моего собственного сердца,
Петь свое собственное солнце и свое собственное желание.

И в воздухе появился огромный белый круг,
И ветер вокруг сказал: «Не дуй туда».

Я сказал: «Дуй-дуй, дуй, дуй, дуй,
Наполни все небо, вверху, внизу,
Бурей, и мокрым снегом, и тишиной, и снегом!»

«Куда бы я ни пошел, куда бы я ни пошел, там моя птица и моя ива.

«Как бы ты ни хмурился, как бы то ни было,
Я буду петь, как пою сейчас».

II

ТРОПИЧЕСКАЯ ДЕВУШКА В САД

Задержи дыхание!
Тяжело в полдень и сонно, как медленная смерть,
Сад сладостей и кислого,
Сгусток моего тела висит
Пахучие цветы:
Змеиные тычинки,
Знойный, в ливне.

Держи руку!
Мои сучья согнуты золотом, мое лицо развеяно.
Крылья пчелы, жаждущие, кривые и целующиеся;
Под зелеными листьями клубятся и шипят зеленые усики;
Солнце залито на меня, мрак слишком утомляет;
Мой тяжелый плод упадет без прикосновения.
От долгого провисания в такой знойной атмосфере.

ТОЛЬКО ВНЕДРЕННЫЙ

Всего несколько часов!
Мы танцевали, как ветер,
Наши лица, как полуденные цветы
На одном тонком стебле были приподняты, повернуты в сторону.
Ты летел, я следил за тобой, соответствовал твоей походке,
И выдержал паузу, качнулся и широко разошелся …

Всего несколько часов!
Мы танцевали, как ветер,
Жажда, как распустившиеся цветы,
Тяжелые веки, испуганные глаза.

ЖАЖДА

Есть птица, которая свешивается вниз головой и плачет:
Между листьями манго и лозами страсти.
Внизу пятнистый змей обвивается
И тупит головой о желтеющее небо.
По искривленной земле скребет черепаха,
И замученные лежат покрытые глазурью рыбы в болотной траве.
По небу, блестящему, как латунь.
Летучая мышь поворачивается, тупая с виноградными дрожжами.

ПЛЯЖНАЯ КАЮТА

Мне снилось, что ты море;
Мне приснилось, что ты стучал
Кулаками пенистыми, грустным лицом берега.
Проснувшись, я лежу под тобой,
И в комнате зазвучало
Хриплой яростью нарастающего рычания океана.

ЗАМУЖЕМ

Твое лицо ускользает от моего лица,
Любитель моих губ.
Держатель моего сердца,
Для всех наших близких друзей,
Мы разлучены.
Отдельно, обособленно, мы обособленно.

Плачущая красота оставляет меня немым,
Твой огонь, холодный и неподвижный.
Я смотрю, как наступают утренние часы,
И так будет всегда,
С этой тупой агонией в моем сердце —
Мы разлучены.

Сильный, торжественный, глупый;
Прощаясь, мы оставляем позади
Безмолвие, где наши шаги звучат
Мертвые на дупле.

С поющей рекой я бегал
Wild с чудом: теперь
Нет реки, нет солнца,
Только старая клятва.

И эта глухая песня проходит в моей голове,
И этот глухой стон проникает в мое сердце:
Половина моего тела, должно быть, мертва,
Мы разлучены.

ОСТАВЬТЕ МЕНЯ НА НЕМНОГО

Оставь меня немного в покое!
Должен ли я быть твоим,
Когда все мое сердце изливается морем
В безличное величие луны?

Оставь меня в покое! Моя маленькая клятва выдержит
Мужскую раздражающую любовь, пережив вашу!
Выжить всех, выжить даже вас.
Оставь меня в покое. Это не рандеву:
Я не обманщик, кроме как с моими старыми морем и луной.

Ты понимаешь меня? Ждать за дюной?
О, ровное сияние, о, мягкое, тихое море —
Оставь меня в покое. Почему ты пойдешь за мной!

ЧЕРНЫЙ СМЕХ

Суровый, неизреченный гром
Стоял каменной стеной
Над серебряной линией болота.
Кривые журавли, белые как молния —
Сплющенные на мгновение, вспыхивающие из облака —
Идут к нам; навстречу нам упали
Длинные ряды затененных деревьев,
Беззвучный косой гром:
И холмы, похожие на улиток,
Притянули ближе
Болотная слизь.

Прижал так
Угрюмой необъятностью
Мы стояли двое пойманных детей,
Ожидание вспышки, косая рука родителя,
Ожидание речи из челюсти
Из раздраженного горизонта ….

Наша любовь началась
Между вспышкой и крахом, —
Ужас виден и ужас слышен.
Посмотри, какая калека наша любовь!
Это угрюмо; иногда это делает стены черного смеха;
Любит слова, любит толстые гласные,
Имитирует гром.
Между нами хромает:
Ждем, когда надо, отвернувшись.

ТИХАЯ ЖЕНЩИНА

Я буду сопротивляться тебе до самой смерти.
С холодным телом, втянутым в себя дыханием;
Страшный и жестокий Я пойду с тобой
Как угрюмый тигр. Если бы ты знал
Почему я потрясен, если бы любил, ты мог бы увидеть
Все скрытое высокомерие во мне,
Ты бы не наклонился так по-мальчишески, так смело,
Поцеловать мое тело, дрожащее и холодное.

Я ПЕРЕЕХАЛ НА ЗАПАД

Я двинулся на запад, я путешествую с солнцем;
Ты не можешь удержать, ты не можешь мне помешать.
Нет конца тому, что я начал —
Нет мест отдыха, куда я бегу,
Пока я не сдамся морю.

III

БЕСКОНЕЧНЫЙ КРУГ

Дерево, под которым мы лежим
Гром, гром
Моего сердца и твое чудо
И наш плач …

Теперь мы стары, мы измучены, мы устали спать;
Есть конец всякой печали, должен быть конец нашим плачам:
Пойдем со мной, беги со мной, найди со мной, смеясь и прыгая —

Дерево, под которым мы лежим,
Гром, гром
Моего сердца и твое чудо —
И наш плач.

ОБЗОР СИМВОЛОВ

Вверх по той тонкой реке, по песку —
Вниз по той глубокой реке, пурпурной для солнца;
Мои пальцы горят; остуди твою тихую руку,
И голос твой грустный, и мой пылкий ….

Итак, серебристо-тонкая, похожая на флейту текущая река
Врезалась в заходящий в море пурпурный ручей; и мы
Сидели, смешивая торжественные голоса и дрожь
Пока мы не ударили в шторм — и не услышали море.

МАЛЕНЬКИЙ ГАМЛЕТ

Над тобой, над тобой, над,
Я нависаю, как волна, как любовник,
Как ятаган, окаймленный ненавистью;
Слишком тяжело от горя, чтобы быть прямым
И далеко,
Слишком хрупко, чтобы когда-либо обнаружить
Как упасть, как волна или любовник —
Или синий тонкий ятаган.

ЭМАЛЬНАЯ ДЕВУШКА

Боясь красоты, всегда ходил
Робко равнодушен:

Изысканный, нерешительный, берет
То, что было тончайшим и тонким;

Осторожно и не заботиться
Для жгучей красоты в синем воздухе;

Желая, чтобы моя рука могла коснуться —
Это не слишком много;

Не смотря ни влево, ни вправо
Медово-тихой ночью;

Увлекается искусством и безделушками, если
Нетленный и жесткий

Они никогда не обманывали меня и не падали
В мелкую пыль.Они продержались хорошо.

Они длились, пока вы не пришли, а затем
Когда вы ушли, хватило снова.

Но для тебя они были совсем
Все, что мне нужно для моего зрения.

Вы исчезли. Я никогда не знал
Как раскрываются, как цветы,

Или как что-нибудь накормить
Чтобы оно росло. Я накрутил крыло

Одной лаской, одним поцелуем
Разбей самые хрупкие экстазы ….

Теперь ужас касается меня, когда я прикасаюсь к бабочке.

НАВСЕГДА ПОТЕРЯННЫЙ

Навсегда заблудшие — как птицы, вечно летающие,
В поисках мрачного космоса,
Кружащиеся, и с плачущим южным ветром
По лицу земли:

Стрелкой летаю, и, как они, потеряны навсегда,
Однажды увидев
Алого в джунглях, у полноводной реки —
Алого и зеленого.

ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ВЕЧЕРИНКИ

Я понимаю, к чему вы бежали,
Стройный голый мальчик, и почему из далекой страны
Вы пришли между темными холмами.Я знаю рев
Море издает в некоторых ушах. Я понимаю.

Я понимаю, почему ты бежал сейчас
И как ты услышал шум моря, и как
Ты прыгнул и покинул свою долину по длинной Коричневой дороге
. Я понимаю песню

Вы пели бегом, ногами.
Отмечая частоту биения вашего сердца.
Теперь ты сломлен. Видя твой широкий лоб
Я вижу твои сны. Теперь я тебя понимаю.

Поскольку я бегал, как ты, я понимаю
Долгое желание горла, дыхание, которое приходит так быстро,
Легкий скачок сердца, пятки, которые так больно тянутся,
И искривленные морщины от жары, удлиняющие песок….

Теперь ты сломлен. Увидев ваш широкий лоб
Я вижу ваши сны, теперь понимаю
Крик, уверенность, широкие руки, — и затем
Путь, по которому грубый океан поднимается и опускается ….

Я видел, как ты растянулся и был ранен там, где кончается прилив.
Я не хочу снова идти этим путем.

УГЛОВОЙ

Другие сердца грациозно разбились, ради тебя,
И теперь твои глаза упрекают меня, что моя боль
Неуклюжая, а мои руки
угловатые на моей груди
Где прижимается пустота.

ПОЭТ В ПОДВАЛЕ

Только для того, чтобы рассказать о своей красоте — этой любви:
Только для того, чтобы рассказать
Запах боли, чудо, сжигающее красоту
О моей сдаче!
Поздно я прилетел …
Но всегда, как стрела
Я лечу сейчас из тени, которая падает — которая упала
Легко на тебя,
На меня тяжестью волны.

О, я должен идти: в этом городе есть заклинание
, которое я никогда не позволял себе иметь. Тем не менее, еще рассказать.
Плетение твоих шагов на лестнице.
С моей медленно падающей любовью к тебе, которая носит
Холодный камень. Я хочу, чтобы мое сердце — все же я остаюсь.
Погасите звезды. Дай еще день
Только рассказать.

SEA-CHANGE

Тебя больше нет, ты погрузился в море.
Ты упал во сне, десять тысяч лиг;
И вот ты лежишь золотисто-зеленым, а колокольчик
Качется вместе с волной, мое сердце: и все хорошо
Пока я не смотрю вниз и колеблюсь, заклинание —
Твоя красота — возвращается. Там, в море,
Где ты лежишь янтарно-бледно-кораллово-прохладно,
Ты самый любимый, самый потерянный, самый красивый.

УСТАЛА ДЕВУШКА

Положите ее где-нибудь между двумя холмами,
Подальше от моря и солнца.
Ей есть о чем думать — она ​​должна бежать.
Всегда на твоей светлой груди, Мать Земля?
Отложите ее и позвольте другому рождению
Верните ее к шуму моря и солнца.
После того, как она подумает под безмолвными холмами,
Под твоей роящейся грудью, Мать-Земля,
Она найдет слова для своей возлюбленной.

НЕЗАВИСИМОЕ ПОСВЯЩЕНИЕ

Это были его песни.Теперь он их сломал.
Все, что он создал, то и убил:
Увидев мою красоту расцветающей, сломал стебель;
Обнаружив свое подобие здесь, где он лежал,
Обнаружил здесь пламя своего больного духа
В этом небольшом бассейне, который двигался его тенью,
Увидев себя, он поразил меня своим страхом —
Он живет только для того, чтобы сломать то, что он сделал.

Все, все, что он породил, все, что им было живо,
Закрыто от его лица с громким стуком дверей.
Солнце, теряющее дух, теперь померкло;
Только море, которое раньше ревело, все еще ревёт.

Теперь пора тихонько уйти;
Мы будем хрупкими, песни, скоро угаснем.
Ему нет для нас места, мы не можем оставаться —
Он не может вынести красоты, которую создал.

Куда мы пойдем, песни мои, под солнцем?
Идти некуда, нет, некуда.
Море пренебрежительно относится к нашим страданиям.
Море подобно ему, ко всему небрежно;
Бьет свое и оплакивает свою смерть.

Все вещи подобны ему — они прекрасны, они лгут.
Дико прижимая свой образ к нашему горю,
Несчастные в своей красоте, ужасные и краткие,
И когда они смотрят на нас, горько напуганные,
Они не могут вынести красоты, которую создали.

Куда мы пойдем, мои песни?
Он больше не знает Твоих лиц и не любит твоих губ.
Мы слишком слабы, чтобы продержаться. Будет снег,
Шум рек и кнуты зимы.
Ветру и воде отдадим свое горе.
Когда-то сочинили музыку. Пусть идут за ним.
Когда все небо потемнело по краю
И мы с ним споткнулись в его тени,
Никто не узнает красоты, которую он создал.

IV

ИНДИЙСКОЕ ЛЕТО

В тот день
Все будут петь,
Все будут играть в тот день;
Будет колядовать.

Вы напишете стихи для соседского ребенка;
Лес вырастет диким.

В тот день
человек не будут молиться,
сердца мужчин никогда не узнают
Борьба и горе.
Любителей будет
Просто и бесплатно;
В теплые осенние ночи возлюбленные мужчины зачат.

Никто не горюет,
Никто не седеет;
Футов не пойдут
Блуждание, в тот день
Сэкономьте на одном задании
Старше их:
Через один порог — непрошеный гость.

ГОВОРИТ ВОДА

Если ты будешь держать переднюю часть стопы в моем бассейне,
, я не потеряю ни единой ряби, Прекрасно.
Потрескивайте стебли папоротника, арку вверх и смотрите,
Смотрите! Вам нигде не страшно.
Ни лист не поднимется, ни тень не поколеблется.
Ты и твоя робкая любовь прочь от моего озера.
Я знаю, что полдень горит для вас,
Этот изможденный лес, лабиринт для вас:
Станьте на колени рядом с этой каплей воды на камне,
Никто не падает. Ты одинок.
Сегодня я опал, окрашенный в синий цвет,
Мой цвет темнеет от стеклянного тепла,
И я прислушиваюсь к копытам. Я тоже робкий?
Полдень — мой враг! Толкайся ногами!
Попирай это серебро, топчи этот песок,
Я тебя не испугаю, Малыш; Стойка
Стройная, как лиственница, вот, Я не возьму
Даже тень твою к голой боли
Моей уменьшающейся воды. Если вы наклонитесь,
Другой фавн, как и вы, но зеленый
Будет щелкать ушами и выгибать горло,
Его теневое копыто поднимется между
Эти камешки-пятна.Ты будешь плавать,
Смешаться, дремать и дотронуться до меня, Прекрасная?
Если в полдень вы спуститесь в мой бассейн,
Я буду спокойна, я буду спокойна.

МАЛЬЧИКИ И ДЕВОЧКИ

РЕБЕНОК СОЛНЦА

Мальчики и девочки, выходите поиграть:
Солнце взошло, ветер сбился,
Золото раннего утра ушло —
(Они дремлют, они еще дремлют.)
Я никогда не делал с вами
Половина того, что я хочу сделать.

Я поцелую тебя на колени,
И мы разбазарим, сколько захотим
В этот прекрасный, маленький ленивый день!

На расстоянии девяноста миллионов миль
Солнце гудит: «Выходи поиграть;
Ветры скачут на цыпочках,
Нетерпеливо ждать так долго;
Холмы смотрят вверх.Выходи и ох,
Пусть твои тела метаются и бегут
Пока я создаю тени, — говорит солнце.

Мальчики и девочки, выходите поиграть
Пока река не убежит,
Я никогда не делал с вами
Половину того, что я хочу сделать ….

СОЛНЦЕ

Мальчики и девочки, выходите поиграть
До того, как река убежит,
Пока вы теките, не боитесь,
Под моим бегом света и тени,
До того, как этот сложенный мрак потускнеет
И конечности больше не следует за конечностями
Танцы под пятнистой тенью .

Для танцев были созданы твои тела:
Прежде, чем увядут твои розы,
Найди свой смысл для уст
Пока я наклоняюсь на юг; пока я иду на запад,
Найдите свой смысл для всего остального.

РЕБЕНОК СОЛНЦА

Запрокиньте голову и летите со мной —
Любите меня, гонитесь за мной, ложитесь со мной;
Следуй, возлюбленная солнца,
Повернись и следуй туда, куда я бегу
Между голубыми виноградниками и фруктовыми деревьями —
Упади и поцелуй меня на колени!
Тянись рядом со мной, пока я вытаскиваю для тебя
ягод из полных
ветвей, украшенных синими драгоценными камнями.Раздави их красными,
Не в рот, а в мой!

СОЛНЦЕ

Шустрый ты двигаешься — ты мой,
Моя податливая сущность. В полном одиночестве,
В огне пассивного неба
Я горю — камень, камень золотой;
Вместе, вы в двойном оттенке
Узнайте, почему были созданы ваши конечности.

РЕБЕНОК СОЛНЦА

Я никогда не делал с тобой
Половину того, что я хочу делать.

Соедините руки и расслабьте их,
Выщипывайте и сосите стебель травы.
Коснись моей груди этой голубой астрой,
Целуй меня быстро — я тебя быстрее поцелую!
Соедините руки и расслабьте их.

А теперь соедините вместе руки, как мои,
К мне легонько, как перышко,
Танцуй. Как перья тебя разнесет.
Только через ровное поле,
И, как коричневое крыло, мои босые ноги
Пронзят луг, пока мы не встретимся.

Река скачет, но мы быстрее:
Тело ее стройное блестит
Спускается листвой по аллеям.
Мерцание, солнце, и река, мерцание;
Слушай, любимый, слушай, слушай
Как река смеется и печалится ….

Я никогда не делал с тобой
Половину того, что я хочу делать.

Прыгай за меня, милая, дотянись и попробуй
Чтобы поймать меня, милая; целую и плачьте
За мной, милая, проносится мимо.

После того, как ты схватишь меня, мы ляжем,
Я в траве, ты в небе;
После того, как вы поцелуете меня, мы начнем.

ДЕТИ СОЛНЦА

Прежде чем река убежит,
мальчиков и девочек выходят поиграть.
(Они дремлют, они еще дремлют,
Утренний блеск почти исчез.)
Желтыми пузырями наполняют ваши вены
Прежде, чем погаснет похотливая дневная звезда.
(Они дремлют, они дремлют,
Шелковый леопардовый полдень прошел.)
Умереть можешь, умереть ты должен —
Наполни рты пыльцой;
Чашечки и бедра медовые.
Оба засохнут. Красота умирает.
Узнай, почему рты ягодно-красные
Прежде чем застыть в своей тусклой постели.
Над вами, гудящее лето, проплывет,
Ты никогда не ляжешь томным на бок,
И послушай тогда, как ты слушаешь сейчас
Для полуслышных мелодий; о, как
Река течет, течет и течет
Флюид в великолепии, и солнечный контур
поет. Хрупкий день!
Мальчики и девочки, выходите поиграть!

МОРОЗ В ВОЗДУХЕ

Зима положила плечо
К нашим дверям,
Ночей холодеют
Все больше и больше;
Мы стары — или старше
Чем раньше.

Маковый сон и сладкое дыхание
Противоядие от смерти.

Если у вас покалывает пальцы
Подержите их здесь:
Рок нарисовал один круг
;
Наклонись ко мне и смешай
Страх со страхом ….

Маковый сон и сладкое дыхание
Противоядие от смерти.

ПОВСЕДНЕВНАЯ АЛХИМИЯ

Мужчины молча идут к женщинам за их покой;
И те, кому этого больше всего не хватает, создают его, когда
Они создают — потому что они должны, любя своих мужчин —
Утешение для печально склоненных к груди голов.
Это все скудные мирные люди, которых нет больше нигде;
Нет горного пространства, нет дерева с безмятежными листьями,
Или тяжелый мрак под волосами молодой девушки,
Нет звука колокольчика долины в осеннем воздухе,
Или комната, сделанная домом с голубями вдоль кануна,
Когда-либо хранится такой мир, льется от бедных женщин
Из бедности сердца для измученных мужчин.

ЭПИТАЛАМИЙ

Из леса, пантера, выходи,
Шелковый, гибкий, тихий, одинокий —
Из леса, поникший от ночи —
К твоей радости.
Под цветением и над камнем,
Из леса выйди, пантера.

Что-то видит и ускользает вместе с вами,
Что-то огромное, изможденное и синее,
Хлеет хвостом и следует за вами:
Вы, преследуемые, все еще преследуете …

Небо с громом на ободе
Закрывается и закрывается за вами:
Спусковой крючок, качающаяся конечность,
Иди, иди, иди прочь от него!

Чистые бедра, натянутые росой,
Следуй, следуй, следуй за тобой.

Теперь лань с поднятыми ушами
Сзади в ежевике, смотрит и слышит.
Немного покачивайтесь, лианы, лианы;
После того, как вы придете, более изможденный, чем вы.
И прислонитесь к добыче, и быстрый прыгун,
— И маленькая лань будет спать со спящим.

Из леса, пантера, приди,
Шелковая, гибкая, тихая, одинокая,
Из леса, поникшая от ночи,
К твоей радости:
Под цветением и над камнем,
Из леса, пантера, приди .

ПРУЖИНА СЕНСОРНАЯ

Как нежно-безумно лежат маленькие луга!
Колеблющиеся ягнята вкушают молочные сорняки,
Пьяные деревья
Наклоняются, как пена, на зеленые, овеянные ветром моря;
Бледная моль порхает там, где ведет бледная моль,
И ты плыви по небу
По пояс в волнах цветущих яблонь — I,
Сладость твоему бедру,
Прими новую дрожь от пены из семян.

ДЛИННАЯ МАГИЯ

Качание, качание и обморок,
Утро, вечер, полдень,

А с ночью спать.

Если нужно, поплачьте…
Но здесь, здесь, со мной.

Качели, как море
Где высокие волны;
Торрентов и три
Приливов падают ….

Пусть конец будет
С последним взмахом:
Обморок, обморок вместе со мной —
Тогда спи.

С РЕБЕНКОМ

Теперь я медлительна и безмятежна, люблю солнце,
Как больной зверь или измученный:
Нет стройной и томной девушки — не рада
С ветреным путешествием, которое у меня когда-то было,
Но бархатная, размышляющая о себе ,
Торпидный, мягкий, тупой, как камень.

Ты пронзил меня пульсом своей красоты, и теперь
Твой пульс принял тело. Не волнуйся, как
Старая благодать уходит, как тяжело я вырос,
Большой с этим одиночеством, как ты один
Задумайся о нашей любви. Прикоснись к моим ногам и почувствуй.
Стремление Земли, не мое — моя маленькая смерть, а не ее;
И чистая красота тоскует и волнует.

Он не обращает внимания на наш экстаз, он обращается
С собственными секретами, своими собственными заботами,
К собственному ветреному миру, к суровым
И уединенным местам.В темноте
Непокорный, даже сейчас он рычит и стонет.
Чтобы освободиться от этих материнских костей.


ЛЕДНИК


ЛЕДНИК

Бесшумно пролетят планеты,
Как дым, как дыхание, как снегопад;
На обмороженных солнцах, на них будет дуть;
Над кривой Земли полетят луны, как птицы.
Не издавая шума, а только нечеткие тени.

И паучий снег будет крутиться и вертеться.
Клубок льда, чтобы заманить землю в ловушку.

Маленькая земля, значит,
Будет приютить несколько человек:
Маленькая земля, сморщенная —
Больше не пьяная
Пурпурная, великолепная, бурлящая земля;
Земля повисла
Жемчугом морей,
Земля дрожит,
Вот-вот замерзнет.

И по ее венам, пойманным в эту паутину,
Жизнь, цвет и звук угаснут.

Будут слабые оттенки, их нет.
От центра солнца.

Будет легкий шум, нет
Звук резче снега.

Ни звука грома или реки,
Поток или камень —
Только смутное дыхание старого животворящего,
Делает свою собственную
Окончательная, затяжная филигрань
Изморозь, взорванная
На стекле неба, на планете и дереве ,
Сосулька луна, поток и три
Сверкающих звезды наполовину выросли;
Слабый тон
Ревущий звук в спокойной реке,
Чистое море.

И паучий снег будет крутиться и вертеться
Клубок холода, чтобы поймать землю.

Красный зевок утра,
Вечерняя боль,
Никогда не испугает землю;
Чистая от ее пятен,
Ее одежды выброшены или очищены холодными чистыми руками дождя.

Линии листа, оттенки стебля,
Нанесение на обледенелых местах, отпечатки;
След ступни изогнутой лапы;
Поселился в камне после последней оттепели;
Гольяны гнутся с колебаниями
По кромке льда цепляются за лужу.

Все прекрасные, храбрые
Цвета, извивающиеся в волнах —
Пурпурные заливные земли и малиновый воздух —
Потрепанные, жесткие и голые.

Земля, обескровленная ее соком,
Слишком жесткая, чтобы развернуться
Проросшая плесень
В расщелине ее колен;

Пока круги плетутся ближе, теперь
Вешай ей на лоб холодные мысли.

Тем не менее, затем треск — еще раз —
Ледяных ног поднимаются на холм.

Отодвигая гранитный испуг
Мужчины поют утром и поют ночь!

Теперь только пение имеет значение,
С суровыми птицами на каждой ветке.

Колядовать утром, колядовать в полдень:
Жесткие задачи, выполненные с крохотной мелодией,
И никогда не слышать
По тембру больше, чем тон флейты —
Только маленькие звуки, доходящие до вашего горла,
И большие звуки приглушены .
Тоньше, реже и пронзительнее,
По мере того, как тишина белеет на холме:
Свист при дневном свете, чтобы успокоить нервы,
В то время как синяя белизна поднимается вверх по кривой.

Бравада скудного дыхания
Унесенная смертью;
Голоса в тишине, парящие, как птицы,
Голоса и колядования,
Теплые слова.
Брошено на суровый взгляд неба —
В хрупкий воздух —
Смех, как вспышка факела ….

Отчаянное веселье и игры,
И шутки для комфорта, такие как тусклое пламя,
Будет их единственным выходом,
Ибо посреди игры —
Пауза — долгое колебание,
Что-то дрожит внизу,
Краткое
Задыхается дыхание , расплывчатый глаз,
Зевок смертных пальцев, слова слишком толстые, чтобы сказать,
Легкие движения под серым
Облачные лики,
И колядовать, колядовать, колядовать громко,
Чтобы не замерзнуть.

Некоторые будут сутулиться,
Ленивые, храбрые;
Другие приседают
В скрытой пещере,
Слышать близко и слышать далеко
Тяжелые шаги от каменных ног
Ступать в одиночку по искривленным полям —
Слышать далеко и слышать около
Шипение ветра в ухе земли —
Почувствовать
Падение на землю и катушка с землей,
Хрупкие шаги украсть
Вверх по холму и вниз по утесу,
Касание, щелчок, скованность;
Пока гранитные шаги, онемели скрежет,
Вверх по дуплу.

Не сдаваться,
Мужчины пойдут на
Заниматься смутной любовью, целовать бледные
Лиц. Пытаться создать
Дети с женщинами,
Пытаться разбудить
Намеки на старый голод — горько сломить
Плоть, которая становится твердой как мрамор — пытается взять
Жизнь в свои руки ради кратковременного комфорта.

Женщины не будут двигаться так же, как движение.
Уверенные в любви:
Обижены, как оцепеневшая змея,
Агония тащит и шевелится, но не может проснуться.

Так они проведут свои дни,
Воспитание одного или двух детей — давая имена
Из полузабытой музыки, крика, звука;
Из-за ссутулившихся плеч всматривается
От холода наступает ползание;
Снова и снова произнося тропические слова,
И зовя младенцев в честь птиц джунглей.

Их будут подбадривать с каждым новым ребенком;
И странный
Небесный покров, и дикий
Путаница обрученных лун, сложенных
Как мусор на бледном западе,
Не так сильно их потревожит
То, чего они боялись:
Они коснутся
Осторожно своих детей и их любовники — сцепление
Ничего живого.

Не сдаваться,
Мужчины пойдут дальше,
Холод до подбородка —
Легкие шаги от страха,
Чувствуя тонкий
Лед воздуха трескается под тяжестью
Перышко уравновешенной земли и почти
Носик снег и копье ветра.

Дым от огня
И ледяной дым
Выпад вместе,
Борьба и удушение,
Падение, удушение и борьба, и все
Синий дым исчезает. Пепел падает.
Некоторые назовут скимминг-планеты, журавли
Зимовать на юг — не более того;
А некоторые засеют ледяные поля зерном,
Обыщите бесплодные водоемы,
Соберите водоросли, посадите гальку или
Вспомните снег терпеливыми инструментами.

И они никогда не перестанут искать весны:
Поднимитесь по бескрайним холмам,
И поверните с востока на запад и с запада на восток;
Представляя себе наименьшее количество
клочков далекого цвета,
Предположим, что они чувствуют
Тепло на своих лицах, следуя за колесом
Обращаясь вокруг своей оси, они будут искать в небе
Признаки оттепели, дождя или каких-либо изменений —
В поисках птицы, где летают только мертвые звезды
И зовут снега, и все глубже падает снег, странно.

В сгущающейся тишине они будут искать звук;
Под дымкой неба
Найдите спутанное железо, так как первые люди нашли
Железо и более чем живые существа в земле.

И они будут поклоняться символам верных вещей —
Уверенные и осязаемые вещи, вырезанные ясно.
Забыв ржавчину, держат железо при себе,
И попытаются вылить в железную форму
Белый огонь прошлого, погибающий от холода.
И от прикосновения железа к их ладоням
Песнь выйдет.
И они схватят каменные молотки, издадут лязг,
Пой, как они никогда не пели —
Дикий, нападающий, сильный;
( лязг, холодный лязг ),
Камень на камне, с железными битами,
Сжатие вместе, ( лязг, лязг ),
Железо скручено до упора —
Зубчатое, заклинило и быстро прикручено —
Тяжело и медленно
Один памятник на фоне снега;
Памятник последнему, могила для хранения
Желтая пыльца всех прошлых
Против холода.

Пока, наконец, не мерцает сумрак:
Голоса, лица, движения тускнеют,
Дыхание низко,
Как все покрывающий снег;
Даже вечер и утро прикоснулись.
Щека к щеке, исчезнет —
Сияние и звук сделались единым целым.
И успокоились и не слились ни с чем.


НА ЗЕМЛЕ И ПОД НЕЙ


БОЛЬШОЙ ЧАС

Все ароматы сладости от белого
Теплый день испаряется, когда темный
опускается. Возносится мелодия лугового жаворонка,
Возносится к полуденному запаху травы, когда ночь
Забирает солнечный свет из мира и дает ему легкость.
Таинственные крылья коснулись воздуха; и свет
Плывут все призраки чувств, звука и зрения;
Тихий улей перекликается с пчелами.
Так что будоражите мои мысли в это медленное, торжественное время.
Только теперь для меня есть уверенность.
Когда весь день очищен и понят.
Теперь свет встречается с тьмой: теперь мои усики карабкаются.

К ВЕЛИКОЛЕПНОМУ СПИННЕРУ,
УБИТЫ

Комары и муравей обглодали твои ловкие кости —
Ты, кто прыгнул и растянулся на своей нити
Спустись на половину луга.Под крошечными камешками
Муравей сохранил вашу сущность. Ты мертвец.

Вы сшили воздух ровными дротиками: солнце
скользнуло по вашим серебрам. Сейчас они косые
Как капли дождя ….
Ваши соседи начали
Жевать жвачку фестонов. На щеке
Из этого, ваш волосатый враг, свешивает одну
Петлю своего ликования, чтобы дразнить ваш скелет.

Осы по-прежнему кусают виноград, несут паучьи трофеи
В скрученных муках мимо твоей паутины и на
Где их сырой мед висит мутными шишками.
Муравьи спешат. Интонирует одна огромная пчела.
Пруд сморщен бархатным маслом.
Там, где с наступлением сумерек вылупятся мошки, появится еще одно икру.

МЕРТВОК

Около меня шевелится сок, корни тянутся и схватываются,
Разделяющих камней.
И реки просыпаются, начинаются монотонно
Их более поздние мелодии.
Дубы преклоняют свои узловатые колени
Роды и стонет полная земля
Как женщины большие от своего роста;
В то время как под землей лежит мое тело,
С открытыми глазами,
В этой жесткой позе покоя.

ВУЛКАН НА СПИНЕ: 1914

Красный — уста Пеле, страстного
Против пламени зажигающих звезд:
Огонь к огню движется: небеса ждут
Как низко на землю спускается алый Марс, капающий в кровь:
Они целуются в грохоте, дрожат, задыхаются —
Под людьми сделайте паузу и послушайте их войны.

РАБ-БАНДА ДВАДЦАТОГО ВЕКА

Мы, видевшие городскую стражу —
Какая-то железная башня, памятник
Чтобы замедлить наступающую силу — наши сторожки согнуты
Против ее балок! С ее шумом, ее звоном
От этого нашего железного языка мы звоним, чтобы сказать
Пытки и труд.Ее дети довольны;
Они спят за ее копьями, воинственные —
Пока не начнут в ужасе ….
Звонят в колокол:

Приготовьтесь, приготовьтесь к падению ваших башен;
Фундамент стонет, не выдерживая.
Бремя вашего обильного банкетного зала.

Так погиб Вавилон. Взгляните на руку
, Которая превращает вашу реку под стеной
И превращает ваше богатство в лавину песка!

РЕВОЛЮЦИЯ

Какие шелухи прошлогодней зимы закрывают вас,
Завтрашний мир — какой мертвый, какая морщинистая кожа
Древних пергаментов, законов, верований! то, что высушено,
Изношенные, рваные слои сохраняют жизнь внутри,
Там, где стройна, как меч, и нежно-зеленая
Она дрожит, толкает, терпеливо и невидимо:
Вибрирующий атом, шелковая нить с перьями,
Когда-нибудь встряхнет, разорвет спину мертвые
Две половинки полушарий — пробить корку
Из векового хлама, корон, культов и пыли!

Смотрите, железные руки, которые загромождают все широкое плато свободы.
Встревоженный, вы стоите, готовый встретить врага,
Готов к битве, удар за громовым ударом;
Вы также не видите этот росток мягкой пшеницы,
Лезвие между вашими твердыми имплантированными ступнями.

Эта книга была размещена в Интернете в рамках Инициативы BUILD-A-BOOK на праздновании Дня женщин-писательниц благодаря работам:
Кэтрин Дейли и Мэри Марк Окерблум.

ваших воспоминаний о любви, запечатленных в стихах: NPR

Продавец регулирует подушки в форме сердца, свисающие с дерева в Джаландхаре, Индия, 2 февраля.9. Шамми Мехра / AFP / Getty Images скрыть подпись

переключить подпись Шамми Мехра / AFP / Getty Images

Продавец регулирует подушки в форме сердца, висящие на дереве в Джаландхаре, Индия, 9 февраля.

Шамми Мехра / AFP / Getty Images

Еще в январе, в честь Дня святого Валентина, Morning Edition объявил строчку с просьбой о любовном стихотворении: пришлите нам свои воспоминания о любви и отношениях, и автор Кваме Александр найдет стихотворение, отражающее это чувство.

Мы получили более 600 искренних и трогательных отзывов. Вы поделились историями о поражении и предательстве; рассказы о родительской любви и любви между пустыми гнездами.

И, конечно, есть хоть одно любовное письмо собаке.

Вот стихи, выбранные Александром для некоторых из этих сообщений.

Солнечный день в гамаке с моей возлюбленной Тией. Все, что я помню, — это золотой свет и ее улыбку. Мы идеально подошли друг другу. Тогда я знал, что я утонул и влюбился!

— Анджела Рис (Санта-Фе, Нью-Мексико)

Александр рекомендует «Зубную пасту» Э. Этельберта Миллера.Он говорит Рэйчел Мартин из NPR, что ему нужно стихотворение, «которое бы полностью отражало романтический момент этого сезона, в котором мы находимся. Этельберт Миллер — один из моих любимых поэтов о любви. Он написал эту книгу под названием« Как мы спим по ночам ». Не занимайся любовью . Он такой лаконичный и ритмичный, и он поражает тебя в самое сердце ».

«Зубная паста» Э. Этельберта Миллера

После обеда
У вас есть привычка
Свернуться калачиком
Кушетка
Как тюбик
Зубная паста вся изогнута
Забавно и красиво
Я люблю чистить зубы
После каждого приема пищи

(из Как мы спим по ночам, когда не занимаемся любовью .Авторские права 2004 г. Э. Этельберт Миллер.)

Казалось, мой покойный муж всегда пил для меня чашку чая, когда мы были в местах, где чай не предлагали. Чистя и жертвуя его одежду после его смерти, я обнаружила в каждом кармане чайный пакетик. О, как мне не хватает такой заботы.

— Бренда Хонсингер (Сагино, Мичиган)

Александр рекомендует «Скучаю по тебе» Дженнифер Грешем. Он говорит: «, » «Моя мама скончалась в сентябре, и я помню, как брал ее чемодан и путешествовал с ним, чтобы попытаться запомнить ее, попытаться унести ее со мной, чтобы удержать ее в тот момент.И Дженнифер написала эту удивительную книгу под названием « Дневник клетки », о чем-то вроде пересечения любви и науки, и я вспомнил это стихотворение 10-летней давности, прочитав его. Это действительно запомнилось мне, и это применимо ко мне, и я думаю, что применимо к Бренде ».

« Скучаю по тебе », Дженнифер Грешам

Гремучая заправка из голубого сыра
внутри дверцы холодильника, полупустая.
Я подумал о открываю его,
поливая каждый красно-зеленый лист,
просто чтобы заполнить мой рот
чем-то, что тебе нравилось.

(Из Дневник камеры . Авторское право 2005, Дженнифер Грешем.)

В ночь, когда родился мой сын, я не подавлял его в течение 3 часов. Когда я наконец положил его наугад, я сказал: «Я люблю тебя, ЛЮБЛЮ тебя, ЛЮБЛЮ тебя». Это был наш ночной ритуал каждую ночь его жизни. Трое любят вас, потому что одного было недостаточно.

— Анджела Крайан (Эджуотер, Колорадо)

Александр рекомендует «Новорожденную на Пасху» Нэн Коэн.Он говорит, что подобные стихотворения запечатлевают важные жизненные моменты, «для тех из нас, кто пережил их, а для тех из нас, кто этого не сделал, они могут найти свой путь».

«Новорожденная девочка на Пасху» Нэн Коэн

Представьте себе один абрикос в корзине.
Он очень похож на все остальные абрикосы —
уже индивидуум, кожица и косточка.

А теперь подумайте об этом дне. Вы, вероятно, забудете.
Следующий вдох, долгий глоток воздуха.
Праздник или нет, не важно.

Ребенок родился и не знает, какой сегодня день.
Она не может представить особой радости в моем сердце.
Ей ждет вкус абрикоса.

(«Новорожденная девочка на Пасху» Нэн Коэн с Веревочного моста . Copyright 2005 WordTech Communications LLC, Цинциннати, Огайо.)

Момент, когда он сказал мне, спустя 30 лет, что он изменял мне и дико изменял мне в течение многих лет.В этот момент жизнь, которой я так дорожил с моей любовью, моим лучшим другом, разрушилась, как кристалл, и была непоправима. Когда он ушел, он забрал и наше будущее, и наше прошлое. Наша совместная жизнь была химерой, домом лжи и зеркал. Из всех своих потерь я больше всего скучаю по вере в настоящую любовь.

— Джинни Гаррард (Остин, Техас)

Александр рекомендует «Вуду» А.Ван Джордан. Он говорит: «Когда мы говорим о романах, любовных стихах и Дне святого Валентина, мы всегда говорим о радостной любви. А как насчет любви, которая ушла? способ.»

«Вуду» А. Ван Джордана
для Э. Этельберта Миллера

Однажды я показал Этельберту
Любовное стихотворение
Я написал о женщине
, с которой встречался.

Что ты думаешь, чувак?
— спросил я.

Его комментарии были X
Он нарисовал от одного конца
К другому.

Потом сложил.
Вернул мне.

Мужик, разве ты не знаешь,
Я расстался
С той женщиной.

(Из Rise . Copyright 2001 А. Ван Джордан .)

У моего мужа была рабочая поездка, в течение которой он проехал по стране на неделю. Когда он приехал к нам домой, мы долго стояли на кухне, обнимаясь. Объятие было идеальным, и я осознал, что «дом» — это не место, это человек.Мой дом там, где он.

— Мэри Маргарет Незгода (Таллахасси, Флорида)

Александр рекомендует собственное стихотворение «Изображая тебя». Он говорит: «Пару лет назад я сидел перед телевизором и смотрел телевизор, и эта фигура шла перед телевизором. И это была красивая красивая женщина, и сначала я не знал, кто это. потом я понял, что это моя жена.И это была самая странная вещь, и в итоге я написал это стихотворение об этом, о ней, и я подумал, что это действительно говорит об этой идее совершенной любви в несовершенном мире ».

« Изображая тебя »Кваме Александра

I я не художник
Коричнево-синие
Мы живем
Но мы
не близки
Я не
Ван Гог
Но дайте мне
Обычная бумага
Тупой карандаш
Немного скотча
И я
Взломаю ваши кривые
Возьмите твоя душа
Заложник
Нарисуйте портрет
Такой красочный и нежный
Возможно, вам придется
Отрезать мне ухо

(Из И тогда вы знаете: Новые и избранные стихи .Авторские права 2009 Кваме Александр.)

Первой большой любовью в моей жизни была моя собака Каяк, которую я взял щенком из приюта, когда учился в колледже. … Я провел с байдаркой больше времени, чем кто-либо другой за последние 10 лет. Он был моим лучшим другом и ближайшим товарищем. Он был моей стабильностью. … Вскоре после того, как я уехал из Орегона для нашего последнего совместного переезда, я обнаружил, что у него отказали почки, и вскоре он скончался у меня на руках. Одна из моих подруг сказала мне, что хотела бы отдать ему свою почку, и я тоже сделал бы это в мгновение ока, если бы это спасло его.

— Энджи Селигман (Бисмарк, Северная Дакота)

Александр рекомендует «Собака умерла» Пабло Неруды. Он говорит: «Я думал, что Энджи действительно запечатлела ее отношения с Каяком, со своей собакой. Это как бы показало ту связь, которая у них была. А Пабло Неруда — одно из наших мировых сокровищ с точки зрения искусства, поэзии и жизни, и он запечатлел их. моменты и делает его личным нашим делом.И я почувствовал, что с помощью этого стихотворения он действительно мог бы подарить Энджи и всем нам некоторую надежду, немного подбодрить, немного приятных воспоминаний.»

Теперь, когда моя дочь переехала из дома, чтобы жить в общежитии колледжа, мы с моим мужчиной вошли в новую главу наших отношений, где мы действительно равноправные спутники жизни. Мы наслаждаемся ленивым субботним утром, задерживаемся над Home Depot работает, исследуйте местные горячие точки для гурманов на еженедельных свиданиях и планируйте время от времени уезжать с работы, чтобы исследовать новый город или новую культуру … Я [нахожу] себя головокружительно довольным этим этапом наших отношений. Пожилые пары всегда сказал нам, что трудно быть пустыми ночлежками, но я рада тому, насколько близки я и мой партнер!

— Тереза ​​Акоста (Карлсбад, Калифорния.)

Александр рекомендует «Компания, которую она держит» Коллин Дж. МакЭлрой. Он говорит: «Мои дочери становятся старше, и в какой-то момент в доме останутся я и моя жена. Так как же тогда выглядит любовь? Как выглядит любовь, когда всех детей нет? И я почувствовал, что что это стихотворение действительно захватило это для некоторых наших слушателей, таких как Тереза, и я хотел поговорить об этом — этой любви в более поздние годы.»

» Компания, которую она держит «Коллин Дж. МакЭлрой

наконец-то она больше не беспокоится о Луне
и детях около
Носки пропали
при стирке или почта
, пришедшая поздно
, теперь она отказывается покрывать
ее вожделение справедливо ищет
самого потрясающего
выхода любовника
, невосприимчивого к возрасту, который вкладывает
времени в умение
о, она практиковалась
, бегая по пляжу
в море, не
беспокоясь о том, что
утонет или будет втянут
потоком
и она хороша
в том, что она делает

ее больше не волнует
, если соседи поймают
ее с поличным кремень
он спичка она зажигает
она шокирует стройные бедра
молодежь, которая считает, что у них
есть все вкусное
это flagrante delicto
это Действуй она нянчится
до совершенства
Предупреждаю, она говорит:

впусти меня в дверь и
я возьму комнату впусти меня
в комнату и
я заберу дом впусти меня
и
Я буду владельцем квартала, пусть
меня на улицу, а
город в уме, так что
лучше двигаться сейчас cuase
Я домовладелица
, и тебе никогда не будет
слишком стар, чтобы выучить

он склоняется над
увольняет боль
в его старых суставах
целует пальцы ног

(Из Сон с луной .Авторские права 2007 Коллин Дж. МакЭлрой. Используется с разрешения поэта и University of Illinois Press.)

Адриенн Рич — Двадцать одно стихотворение о любви

I

Всякий раз, когда в этом городе мерцают экраны
с порнографией, с научно-фантастическими вампирами,
наемников-жертв, склоняющихся к плетке,
мы также должны идти пешком. . . если просто пройти
по мокрому от дождя мусору, жестокости бульваров
о наших собственных кварталах.
Нам нужно осознать нашу жизнь, неотделимую
от этих прогорклых мечтаний, этого треска металла, этого позора,
и красной бегонии, опасно вспыхивающей
с подоконника многоквартирного дома высотой в шесть этажей,
или длинноногих молодых девушек, играющих в мяч
в детская площадка для младших классов.
Никто нас не вообразил. Мы хотим жить как деревья,
платанов, пылающих в сернистом воздухе,
покрытых шрамами, все еще буйно распускающихся почками,
наша животная страсть коренится в городе.

II

Я просыпаюсь в твоей постели. Я знаю, что мне снился сон.
Намного раньше сигнализация разлучила нас друг с другом,
Вы уже несколько часов сидите за своим столом. Я знаю, что мне приснилось:
наша подруга поэт заходит ко мне в комнату
, где я писал несколько дней,
черновиков, угли, стихи разбросаны повсюду,
и я хочу показать ей одно стихотворение
, которое является стихотворением о моя жизнь. Но сомневаюсь,
и просыпаюсь. Ты поцеловал меня в волосы
, чтобы разбудить меня. Мне приснилось, что ты стихотворение, я говорю,
, стихотворение, которое я хотел кому-то показать.. .
, и я смеюсь и снова падаю, мечтая
о желании показать вас всем, кого я люблю,
, чтобы двигаться открыто вместе
в притяжении силы тяжести, что непросто,
, который уносит оперенную траву далеко вниз по восходящему воздуху .

III

Поскольку мы не молоды, недели должны занимать время
за годы отсутствия друг друга. И все же только этот странный варп
во времени подсказывает мне, что мы не молоды.
Проходил ли я когда-нибудь по утренним улицам в двадцать, когда мои конечности текли от чистой радости?
Я прислонился из своего окна над городом
, слушая будущее
, пока я слушаю нервы, настроенные на ваше кольцо?
И вы, вы двигаетесь ко мне в том же темпе.
Твои глаза вечны, зеленая искра
голубоглазой травы раннего лета
зелено-голубой дикий кресс, омываемый весной.
В двадцать лет — да: мы думали, что будем жить вечно.
В сорок пять лет я хочу знать даже наши пределы.
Я трогаю вас, зная, что мы не родились завтра,
и каким-то образом каждый из нас будет помогать другому жить,
и где-то каждый из нас должен помочь другому умереть.

IV

Я возвращаюсь домой от вас ранним светом весны
, отражающимся от обычных стен, Pez Dorado,
Discount Wares, обувного магазина.. . . Я тащу свой мешок
с продуктами, я мчусь к лифту
, где мужчина, напряженный, пожилой, тщательно собранный
позволяет мне почти закрыть дверь. — Ради бога, держись!
Я каркаю на него. — Истерично, — выдыхает он мне.
Я захожу на кухню, разгружаю свои узлы,
завариваю кофе, открываю окно, ставлю пение Нины Симоне
А вот и солнце. . . . Я открываю почту,
пью восхитительный кофе, вкусная музыка,
мое тело все еще легкое и тяжелое с тобой.Письмо
позволяет упасть ксерокопию чего-то написанного мужчиной
, 27 лет, заложником, замученным в тюрьме:
Мои гениталии были объектом такой садистской демонстрации
, что они не дают мне спать постоянно от боли. . .
Делайте все возможное, чтобы выжить.
Вы знаете, я думаю, мужчины любят войны. . .
И мой неизлечимый гнев, мои неизлечимые раны
разрываются слезами, я беспомощно плачу,
и они все еще правят миром, и вы не в моих руках.

V

Эта квартира, полная книг, может легко раскрыться
до толстых челюстей, выпученных глаз
монстров: открыв книги, вы должны столкнуться
с обратной стороной всего, что вы любили —
стойки и клещи наготове, кляп.
Кеннет говорит мне, что он раскладывает свои книги
, чтобы он мог смотреть на Блейка и Кафку, пока он печатает;
да; и мы все еще должны считаться с Свифтом
, ненавидящим женскую плоть, но хвалящим ее ум,
Гете страхом перед матерями, Клоделем, поносящим Жида,
и призраками — их руки сцеплены веками —
художников, умирающих при родах, мудрых женщин обугленные на кострах,
веков ненаписанных книг, сложенных за этими полками;
, и мы все еще должны смотреть в отсутствие
мужчин, которые не хотели, женщин, которые не могли,
говорить с нашей жизнью — это еще не раскопанная дыра
, называемая цивилизацией, этот акт трансляции, этот полмира.

VI

Твои маленькие руки, точно такие же, как у меня —
только большой палец больше, длиннее — в этих руках
я мог бы доверять миру, или во многих таких руках
обращение с электроинструментом или рулевое колесо
или прикосновение к человеческому лицу. . . . Такие руки могут повернуть
нерожденного ребенка прямо в родовой канал
, или провести разведывательное спасательное судно
через айсберги, или собрать
тонкие игольчатые осколки огромной чашки кратера
, несущей на своих сторонах
фигурки людей. восторженные женщины шагают
к логову сивиллы или Элевсинской пещере —
такие руки могли бы совершить неизбежное насилие,
с такой сдержанностью, с таким схватыванием
диапазона и границ насилия
, что насилие когда-либо устареет.

VII

Какой зверь превратит свою жизнь в слова?
О чем все это искупление?
— и все же, пишу такие слова, я тоже живу.
Неужели все это похоже на вой росомахи,
, модулировавшую кантату дикой природы?
или, когда я вдали от вас, я пытаюсь создать вас в словах,
я просто использую вас, как реку или войну?
И как я использовал реки, как я использовал войны
, чтобы избежать написания худшего из всех —
не о преступлениях других, даже не о нашей собственной смерти,
, а о неспособности достаточно страстно желать собственной свободы
так что что зараженные вязы, больные реки, массовые убийства кажутся всего лишь символами того осквернения нас самих?

VIII

Я вижу себя много лет назад в Сунионе,
, больной инфицированной ногой, Филоктет
в женском обличье, хромая по длинной тропе,
, лежащий на мысе над темным морем,
смотрящий на красные скалы туда, где беззвучный завиток белого цвета
сказал мне, что нахлынула волна,
представил себе приток воды с этой высоты,
знал, что умышленное самоубийство не было моим делом,
все же все время лечил, измерял ту рану.
Что ж, готово. Женщина, которая пережила
своих страданий, мертва. Я ее потомок.
Мне нравится шрам-ткань, которую она мне передала,
, но я хочу продолжить с вами,
, бороться с искушением сделать карьеру боли.

IX

Твоя тишина сегодня — это пруд, в котором живут утонувшие существа.
Я хочу увидеть, как капает вода и падает на солнце.
Я вижу там не свое лицо, а другие лица,
даже твое лицо в другом возрасте.
Все, что там потеряно, нужно нам обоим —
часы из старого золота, размытая водой диаграмма лихорадки,
ключ.. . . Даже ил и галька на дне
заслуживают особого внимания. Я боюсь этой тишины, этой нечленораздельной жизни. Я жду
, когда ветер мягко откроет эту покрытую водным покровом
на этот раз и покажет мне, что я могу сделать
для вас, которые часто делали безымянный
именуемым для других, даже для меня.

X

Ваша собака, спокойная и невинная, дремлет через
наших криков, наш бормотание заговоров на рассвете
наших телефонных звонков. Она знает — что она может знать?
Если из-за своего человеческого высокомерия я утверждаю, что прочитал
ее глаз, я нахожу там только свои собственные животные мысли:
что существа должны находить друг друга для телесного комфорта,
что голоса души проникают сквозь плоть
дальше, чем плотный мозг мог бы предсказать,
, что планетарные ночи становятся холодными для тех
, находящихся в одном и том же путешествии, которые хотят до конца дотронуться до одного существа-путешественника
;
что без нежности мы в аду.

XI

Каждая вершина — кратер. Это закон вулканов,
делает их вечно и явно женскими.
Нет высоты без глубины, без горящего ядра,
хотя наши соломенные подошвы крошат застывшую лаву.
Я хочу путешествовать с вами на каждую священную гору
курить внутри, как сивилла, склонившаяся над штативом,
Я хочу дотянуться до твоей руки, когда мы взбираемся по тропе,
, чтобы почувствовать, как твои артерии светятся в моей застежке,
никогда не перестают обратите внимание на маленький, похожий на драгоценный камень цветок
, незнакомый нам, безымянный, пока мы не переименуем его,
, который цепляется за медленно изменяющуюся скалу —
эта деталь вне нас, которая приводит нас к нам самим,
был здесь перед нами, знал, что мы придем, и видит дальше нас.

XII

Спящие, вращающиеся по очереди, как планеты
, вращающиеся на своем полуночном лугу:
Достаточно прикосновения, чтобы мы знали
, что мы не одни во вселенной, даже во сне:
призраки снов двух миров
ходят по своим городам-призракам, почти обращаясь друг к другу.
Я проснулся от ваших пробормотанных слов в
, сказанных в светлых или темных годах отсюда, в
, как если бы говорил мой собственный голос.
Но у нас разные голоса, даже во сне,
и наши тела, такие похожие, но все же такие разные
и прошлое, отражающееся в наших кровотоках,
наполнено другим языком, разными значениями —
хотя в любой хронике мира мы share
это можно было бы написать с новым значением:
мы были двумя любовницами одного пола,
мы были двумя женщинами одного поколения.

XIII

Правила ломаются, как термометр,
ртуть разливается по системам, обозначенным на картах,
мы находимся в стране, в которой нет языка
нет законов, мы гоняемся за вороном и крапивником
через неизведанные ущелья с тех пор рассвет
все, что мы делаем вместе, — чистое изобретение.
Карты, которые они нам дали, устарели на
лет. . . мы едем по пустыне
гадая, выдержит ли вода
галлюцинации превращаются в простые деревни
музыка по радио становится ясной —
ни Rosenkavalier, ни Götterdämmerung
, а женский голос, поющий старые песни
с новыми словами, с тихий бас, флейта
, которую щипали и играли женщины вне закона.

XIV

Это было ваше видение пилота
, подтвердившее мое видение вас: вы сказали, Он держит
на руле с головой в волнах, нарочно
, пока мы присели в открытом люке
рвало в полиэтиленовые пакеты
на троих часов между Сен-Пьером и Микелоном.
Я никогда не чувствовал себя ближе к тебе.
В тесной каюте, где молодожены
ютились в объятиях и руках друг друга
Я положил руку тебе на бедро
, чтобы утешить нас обоих, твоя рука легла на мою,
мы остались такими, страдая вместе
в наших телах , как если бы все
страданий были физическими, мы коснулись так в присутствии
незнакомцев, которые ничего не знали и не заботились
, изрыгая их личную боль
, как если бы все страдания были физическими.

(Плавающая поэма, без номера)

Что бы ни случилось с нами, ваше тело
будет преследовать мое — нежное, нежное
ваши занятия любовью, как полукривившийся вайя
папоротника в лесу
, только что омытый солнцем. Ваши путешествующие, щедрые бедра
, между которыми все мое лицо подошло и кончилось —
невинность и мудрость того места, где мой язык нашел там —
живой, ненасытный танец ваших сосков у меня во рту —
ваше прикосновение ко мне, твердое , защитная, ищущая
меня, твой сильный язык и тонкие пальцы
достигают того места, где я годами ждал тебя
в моей влажной от розовых роз пещере — что бы ни случилось, это так.

XV

Если бы я лежал на этом пляже с вами
белая, пустая, чистая зеленая вода, нагретая Гольфстримом
и лежащая на этом пляже, мы не могли бы остаться
, потому что ветер гнал нас на мелкий песок
, как если бы это был против нас
, если мы попытаемся противостоять этому, и мы потерпим неудачу —
, если мы поехали в другое место
, чтобы спать в объятиях друг друга
и кровати были узкими, как койки для заключенных
, и мы устали и не спали вместе
и это было то, что мы нашли, и вот что мы сделали —
было нашим провалом?
Если я цепляюсь за обстоятельства, я могу чувствовать себя
не виноватым.Только та, кто говорит, что
она не выбирала, в конечном итоге оказывается в проигрыше.

XVI

Через город от вас, я с вами
как раз августовской ночью
лунный, теплый на входе, моросящий, я смотрел, как вы спите,
вычищенное, блестящее дерево туалетного столика
загромождено наши кисти, книги, флаконы в лунном свете —
или сад в соляном тумане, лежащий рядом с вами
смотрящий красный закат через дверной проем хижины,
соль минор Моцарт на магнитофоне,
засыпающий под музыку море.
Этот остров Манхэттен достаточно широк
для нас обоих и узок:
Я слышу ваше дыхание сегодня вечером, я знаю, как ваше лицо
лежит перевернутым, полусвет освещает
ваш щедрый, нежный рот
, где горе и смех спят вместе .

XVII

Никто не обречен и не обречен никого любить.
Несчастные случаи случаются, мы не героини,
они случаются в нашей жизни, как автомобильные аварии,
книг, которые меняют нас,
районов, в которые мы переезжаем и любим.
«Тристан и Изольда» — это вряд ли история,
женщин, по крайней мере, должны знать разницу
между любовью и смертью. Нет чаши с ядом,
нет покаяния. Простое представление о том, что магнитофон
должен был поймать какого-то нашего призрака: этот магнитофон
не просто играл, но должен был слушать нас,
и мог обучать тех, кто после нас:
это мы были, вот как мы пытались любить,
, и это силы, которые они выставили против нас,
, и это силы, которые мы выставили внутри нас,
, внутри нас и против нас, против нас и внутри нас.

XVIII

Дождь на шоссе Вест-Сайд,
красный свет на Риверсайд:
чем больше я живу, тем больше думаю,
два человека вместе — это чудо.
Вы рассказываете историю своей жизни
на этот раз, дрожь ломает поверхность ваших слов.
История нашей жизни становится нашей жизнью.
Теперь вы в фуге над тем, что, я уверен,
викторианский поэт назвал соленым отчужденным морем.
Это те слова, которые приходят на ум.
Я чувствую отчуждение, да.Когда я почувствовал рассвет,
приближается к рассвету. Что-то: расселина света?
Между горем и гневом открывается пространство
, где я одна Адриенн. И становится все холоднее.

XIX

Может ли становиться холоднее, когда я начинаю
снова трогать себя, адгезия отрывается?
Когда медленно обнаженное лицо отворачивается от взгляда назад
и смотрит в настоящее,
глаз зимы, города, гнева, бедности и смерти
и губы приоткрываются и говорят: Я хочу продолжать жить?
Я холодно говорю, когда говорю вам во сне
или в этом стихотворении: «Чудес не бывает»?
(Я сказал вам с самого начала, что хочу повседневной жизни,
этот остров Манхэттен был для меня достаточным островом.)
Если бы я мог сообщить вам —
Две женщины вместе — это работа
Ничто в цивилизации не сделало простым,
Два человека вместе — это работа
героическая в своей обыденности,
Медленно выбираемый, останавливающийся переход поля
, где самое яростное внимание становится рутиной.
— посмотрите на лица тех, кто его избрал.

XX

Тот разговор, который мы всегда были на грани
, крутится у меня в голове,
ночью Гудзон дрожит в Нью-Джерси свет
загрязненная вода, но отражает даже
иногда луну
и я различаю женщину
Я любил, тону в тайнах, страх обвил ее горло
и душил ее, как волосы.И это она
, с которой я пытался поговорить, чья больная, выразительная голова
, отворачиваясь от боли, тянется глубже,
, где она меня не слышит,
, и скоро я узнаю, что разговариваю со своей собственной душой.

XXI

Темные перемычки, синие и инородные камни
огромной круглой изогнутой камнями орудия
свет в середине лета поднимается из-под горизонта
— где я сказал «расселина света»
Я имел в виду это. И это не просто Стоунхендж
и не какое-либо другое место, а разум
, отбрасывающий назад туда, где ее одиночество,
разделили, можно было выбрать без одиночества,
нелегко и без усилий выделить
круг, тяжелые тени, великий свет .
Я предпочитаю быть фигурой в этом свете,
, наполовину заляпанной тьмой, что-то движущееся
в этом пространстве, цвет камня
, приветствующий луну, но больше, чем камень:
женщина. Я предпочитаю гулять здесь. И нарисовать этот круг.

1974–1976

10 вещей, которые вам следует знать {если вы собираетесь любить поэта}

  1. У нас всегда будет любовница. Поэзия — наша религия, а муза — наше божество. Она владеет нами. Мы покоримся ей; умолять ее появиться, вывернуться наизнанку и опуститься на колени, чтобы доставить ей удовольствие.В какой-то момент вы станете вторым после нашей жгучей потребности творить. Вы будете завидовать музе. Но если мы не успокоим ее, огонь поглотит нас и вас в процессе. Она имеет решающее значение для нашего выживания.

Давайте порадовать ее.

  1. Поэзия не всегда буквальна. Не думайте, что наши стихи означают то, что они говорят. Иногда это будет означать прямо противоположное. Иногда Я люблю тебя означает Я тебя ненавижу . Иногда приходит сюда означает уходит .Не превращайте себя в крендель, пытаясь понять, что это может значить. Позвольте мне повторить это еще раз. Поэзии нет. Всегда. Буквально. Кроме тех случаев, когда это так. Вы рискуете сойти с ума, пытаясь понять это.

Пусть будет.

  1. Поэты легко влюбляются. Регулярно. Грязно. С людьми. С идеями. С едой. С тем, как свет падает на твои волосы и проходит по щеке. Со звуком наших собственных мыслей. Любовь — корм для нашего искусства. Любовь — это корень всего.Столько любви, и не только тебе. В этом опасность любви к поэту. Это блаженство любви к поэту.

Будем любить.

  1. Когда голоса в нашей голове начинают говорить, мы не отвечаем и не ищем врача, чтобы их остановить. Записываем их. На всем, что мы можем найти. Квитанции. Последнее письмо, которое ты получил от покойной бабушки. Счета в долларах. Вся поверхность нашей правой руки. Если вы оказались лысым, макушка в крайнем случае — честная игра.НЕ засыпайте, пока мы держим в руках что-либо, что можно использовать как пишущий инструмент. Будем писать на светофоре. Во время счастливого часа. Прямо в самый разгар особенно романтического момента. Наши слова должны найти дом, иначе они поглотят нас.

Напишем.

  1. Вы никогда не были так красивы, как в наших глазах. Вы никогда не узнаете, что твердый край вашего бедра достоин поэзии, или кривая вашей улыбки, или хрипота вашего голоса, или ласка вашей щеки о нашу собственную.Но если мы любим вас, мы превратим вас в стихотворение. Вы будете бессмертны силой наших слов. Вы можете рассчитывать на это.

Пусть будет.

  1. Когда вы начинаете встречаться с поэтом, мы должны зачитать вам ваши права: все, что вы говорите / делаете или думаете, может и будет преследоваться против вас. Мы напишем о том, какой ты был задницей в ту ночь, о том, как ты сводишь нас с ума, распевая REO Speedwagon в душе, о том, как ты совершил предательство. Тем не менее, если вы подвергнете себя цензуре, мы тоже об этом узнаем.С таким же успехом вы можете говорить правду. Для нас это все поэзия.

Давайте впишем вас в жизнь.

  1. В какой-то момент на ваших хороших листах появятся чернильные пятна. Твоя лучшая классическая рубашка. Тот очень важный отчет, который вы не спали всю ночь для своего босса. Это сведет вас с ума. Но знайте, что мы также будем заниматься с вами любовью с руками, испачканными чернилами. Нарисуйте пальцами шрифт пишущей машинки на своей коже, заклейте шедевр в промежутках между ребрами словами, струящимися из наших ладоней.Сделайте татуировку с отпечатком наших сердец. Вместе мы станем живым стихотворением.

Давайте разберемся.

  1. Мы будем любить вас хорошо, со словами и нюансами, с телами и фразами, с поцелуями и страстью, со стихами и любовными письмами, нацарапанными на салфетках в кофейнях. Чтобы что бы ни происходило между нами, всю оставшуюся жизнь что-то в вашей душе всегда будет искать стихотворение, в котором мы были вместе. Из-за этого будет очень сложно стать вашей следующей девушкой.

Будем любить тебя.

  1. Поэзия имеет долгую-долгую память. После того, как наша любовь давно ушла, мы по-прежнему будем читать ваши стихи. Вы не будете единственным, чье сердце разбивается. Знайте, что мы будем стоять, читая слова, написанные о нашей любви — и мы будем болеть за вас. Тело будет помнить, как вы двигались и вздыхали, когда кожа соприкасалась с кожей, и эти слова будут отдавать дань уважения строкам, которые были составлены, пока мы двигались. этот мир вместе. Из-за этого мы никогда не забудем вас по-настоящему.

Давайте вспомним.

  1. Если вы хотите полюбить поэта, вы должны это знать. Наши слова — это наша правда. Наша кровь гудит стихами. Мы легко ломаемся. Наши слова спасают нас. Наши строфы поддерживают нас в живых. Если мы вообще любили вас, мы любили вас по-настоящему. И вы никогда не оставите нас, но будете жить под нашей кожей, под кончиками наших пальцев и в пятнах чернил на чистом листе.

Потому что поэзия, как и любовь, вечна.

Текст стихотворения — Возвышенная любовь — Брэд Мелдау

Семь песен из «Часовой книги Райнера Марии Рильке: стихи о любви к Богу»

Английский перевод Аниты Бэрроуз и Джоанны Р.Macy

I, 44

Ваше первое слово было светом,
и время начало. Потом долго молчали.

Вторым твоим словом был человек, и начался страх,
который до сих пор охватывает нас.

Вы собираетесь снова говорить?
Мне не нужно твое третье слово.

Иногда я молюсь: пожалуйста, не говори.
Пусть все ваши дела будут только жестами.
Продолжай писать лицами и камнями
, что означает твое молчание.

Ты будешь нашим убежищем от гнева
, изгнавшего нас из Рая.

Будь нашим Шепардом, но никогда не звони нам ─
Нам невыносимо знать, что нас ждет впереди.

I, 1

Час бьет так близко надо мной,
такой ясный и острый,
, что все мои чувства звенят с ним.
Я чувствую это сейчас: во мне есть сила
схватить и придать форму моему миру.

Я знаю, что
никогда не было реальным без моего наблюдения.
Все становление нуждалось во мне.
Мои взгляды созревают.
И они подходят ко мне, чтобы встретиться и быть встреченным.

I, 5

Я люблю темные часы своего существования.
Мой разум углубляется в них.
Там я могу найти, как в старых письмах,
дней моей жизни, уже прожитых,
и сохраненных, как легенда, и понятых.

Затем приходит знание: я могу открыть
для другой жизни, широкой и вневременной.

Так что я иногда подобен дереву
, шелестящему над могилой
и воплощающему в жизнь мечту
той, которую обнимают его живые корни
:

однажды потерянная мечта
среди печали и песен.

I, 25

Я люблю тебя, нежнейший из путей
, который созрел нас, когда мы боролись с тобой.

Ты, великая тоска по дому, которую мы никогда не могли избавиться,
прочь,
ты, лес, который всегда окружал нас,

ты, песня, которую мы пели в каждой тишине,
ты темная сеть пронизывала нас,

в тот день, когда ты сделали нас, которые вы создали сами,
, и мы стали стойкими в вашем солнечном свете…

Пусть ваша рука сейчас упирается в край Небес
И безмолвно несите тьму, которую мы навлекаем на вас.

II, 11

Никто не живет своей жизнью.

Замаскирован с детства,
Собран случайно
Из голосов, страхов и маленьких удовольствий,

Мы достигли совершеннолетия как маски.
Наше истинное лицо никогда не говорит.

Где-то должны быть склады
, где похоронены все эти жизни
, как доспехи или старые экипажи
или одежда, вяло висящая на стенах.

Может все пути ведут туда,
в хранилище неживых вещей.

II, 6

Его забота — кошмар для нас,
и его голос — камень.

Мы хотели бы прислушаться к его словам,
, но мы их слышим наполовину.
Большая драма между нами
Слишком много шума
, чтобы мы понимали друг друга.

Мы смотрим, как шевелятся его губы,
формирующих звуков, которые исчезают.
Мы чувствуем себя бесконечно далекими,
мы бесконечно связаны любовью.
Только когда мы замечаем, что он умирает
, мы узнаем, что он жил.

II, 7

Погасите мне глаза, я буду видеть вас.
Закрой мне уши, я буду тебя слышать.
И без ног я могу проложить путь к тебе,
без рта я могу клясться твоим именем.

Руки мои, возьму я тебя
сердцем, как рукой.
Остановите мое сердце, и мой мозг начнет биться.
И если ты сожжешь мой мозг огнем,

я почувствую, что ты горишь в каждой капле моей крови.

Три песни из «Голубых эстуариев» Луизы Боган

Слезы во сне

Всю ночь петушиные бригады, под луной, как день,
А я, в клетке сна, на груди незнакомца,
Сарай слезы, как задача, которую нельзя откладывать —
В ложном свете, ложное горе в моей счастливой постели,
Слезный труд, противопоставленный гибели радости.
Я бы не проснулся от твоего слова, сказал я со слезами.
Я цеплялся за прутья мечты, и им сказали:
И насмешливая рука боли дала мне покой.
От ночи, излучающей пламя, и возобновляемой тьмы.

Память

Не храните это как богатство без отметки
В кедровой тьме,
Не кладите его в трагических масках и наголенниках,
Облизанные языками листьев.

И пусть оно будет, как яйца под крыльями
Из беспомощных, испуганных вещей,
Ни в песнях, ни в славе
Извращенное и преходящее.

Скорее, как осколки и солома на грубой земле,
Малоценная находка, —
Обломки садов, такие как камни,
Что любая лопата может ударить.

Рассказ

Этот юноша слишком долго слышал прорыв
Вод в стране перемен.
Он идет посмотреть, что могут сделать солнца.
Из почвы более твердой и странной.

Он разрезает то, что скрепляет его дни
И запирает его, как замок в замке:
Стрелка лопасти, объявляющая погоду,
Звонок часов;

Ищу, я думаю, свет, который ждет
По-прежнему, как лампа на полке, —
Земля с холмами, подобными скалистым воротам
Где ни одно море не прыгает на себя.

Но он обнаружит, что ничто не смеет.

Love Sublime — Слова Флерин

Возьми меня за руку, мы пойдем —
в сказочное пространство.
Никто нас там не найдет,
Мы в нашем тайном месте…
Я буду танцевать с тобой в невесомости
самый старый танец —
Любовь возвышенная.

Вы не найдете там
ни завтра, ни вчера.
В свободное от времени время расправим крылья
и зажжем любовью, Я с тобой лету …
Умру рядом с тобой.

слов Fleurine

любовных цитат из фильмов, стихов, книг и музыки!

Все, что тебе нужно, это любовь, верно? С незапамятных времен люди искали творческие способы выразить это волшебное чувство, которое многие из нас знают и называют любовью. Цитаты о любви можно найти во множестве известных произведений, включая романы, стихи, фильмы, телешоу, картины, песни о любви и многие другие художественные произведения.Если вы ищете вдохновение для своих гравированных браслетов, нестандартных кулонов, брелоков, персонализированных рамок для картин или вам просто нужна небольшая помощь, чтобы выразить свои чувства, эта страница, посвященная цитатам о любви, станет для вас полезным ресурсом.

Цитаты о любви из фильмов

«Для меня ты совершенен» — Реальная любовь

«Если ты птица, я птица» — Блокнот

«Ты околдовал меня душой и телом, и я люблю… люблю… люблю тебя. ~ Гордость и предубеждение

«Хотел бы я сделать с тобой все на земле» ~ Великий Гэтсби

«Ты заставляешь меня быть лучше» — Как хорошо

«Женское сердце — глубокий океан тайн» — Титаник

«Ты прыгаешь, я прыгаю, верно?» — Титаник

«Как пожелаешь» — Принцесса-невеста

«Это настоящая любовь — вы думаете, это происходит каждый день?» — Принцесса-невеста

«Теперь ты моя жизнь.»
— Сумерки

Музыкальные цитаты о любви

«Одна любовь, одно сердце» — Боб Марли

«Люби меня нежно, Люби меня долго,
Прими меня к своему сердцу.
Потому что я здесь,
И мы никогда не расстанемся ». — Элвис Пресли

«Закрой глаза, я тебя поцелую, завтра буду скучать» — The Beatles

«Ты все еще тот, к кому я прибегаю.
. Тот, к кому я принадлежу.
. Ты все еще тот, кого я хочу на всю жизнь» — Шанайа Твейн

«Ты самый близкий к небу, каким я когда-либо буду» — Куклы GooGoo

«Эти пальцы в моих волосах.
. Эти хитрые взгляды.
. Это обнажает мою совесть.
. Это колдовство».

«Я чувствую себя прекрасно, потому что вижу,
Свет любви в твоих глазах» — Эрик Клэптон

«И когда ты улыбаешься, весь мир останавливается и смотрит на какое-то время, потому что ты потрясающий, такой, какой ты есть» ~ Бруно Марс

«Спасибо за любовь ко мне, за то, что вы были моими глазами, когда я не могла видеть. ~ Бон Джови

«Небеса — это место на земле с вами». ~ Лана Дель Рей

«И если ты хочешь плакать, я здесь, чтобы высушить твои глаза, и в кратчайшие сроки с тобой все будет в порядке». ~ Саде

«Бог дал мне тебя на все взлеты и падения. Бог дал мне тебя на время сомнений ». ~ Блейк Шелтон

«Может, я не так много знаю, но я знаю, что это правда, я был благословлен, потому что ты меня любил». — Селин Дион

Поэзия любовных цитат

«Нет лекарства от любви, кроме как любить больше.”

— Генри Дэвид Торо

«Ибо поистине любовь не знает« мое »или« твое »; С отдельными« я »и« ты »свободная любовь сотворила, Ибо одно есть оба, и оба — одно в любви» — КРИСТИНА РОССЕТТИ

«Я не влюбился. Я провалился через это » — Сара Мангусо

«Я люблю твои глаза, когда свет любви горит страстным огнем. Я люблю твои руки, когда теплая белая плоть касается моей нежными объятиями; Мне нравятся твои волосы, когда пряди твои поцелуи касаются моего лица.» — Элла Уиллер Уилкокс

«Я ценю твою любовь больше, чем целые золотые прииски,

Или все богатства Востока ». — Энн Брэдстрит,

«Если когда-либо двое были одним, то наверняка мы. Если когда-либо мужчина любил жену, то тебя. Если когда-либо жена была счастлива в мужчине, сравните со мной, женщины, если можете ». — Энн Брэдстрит,

Книга цитат о любви

«Ты и я, это как если бы нас научили целоваться на небесах и вместе отправили на землю, чтобы посмотреть, знаем ли мы, чему нас учили.»- Доктор Живаго

«Стареть вместе со мной! Лучшее еще впереди ». — Раввин Бен Эзра

«Каждая частичка твоей плоти так же дорога мне, как и моя собственная: в боли и болезни она все равно была бы дорогой». — Джейн Эйр

«Последние две буквы в ее имени были первыми в его, глупость, о которой он никогда не говорил ей, но заставил его поверить, что они связаны вместе». — Земля непривычная

«Каждый раз, когда ты повторяешься со мной снова и снова.»- Эпоха невинности

«Я прошу вас пройти по жизни рядом со мной — быть моим вторым« я »и лучшим товарищем на земле». — Джейн Эйр,

«Ты пронзаешь мою душу. Я наполовину агония, наполовину надежда… Я не любил никого, кроме тебя ». — Гордость и предубеждение

«Я не могу сосредоточиться на часе, или месте, или взгляде, или словах, положивших начало. Это слишком давно. Я был посередине, прежде чем понял, что начал ». — Гордость и предубеждение

«Из чего бы ни были сделаны наши души, его и моя — одно и то же.»- Грозовой перевал

«Ты сейчас для меня самое главное. Самая важная вещь для меня ». — Сумерки

«Не бойся. Теперь нас двое. — Outlander

— Ты была первой девушкой, которую я поцеловал, — мягко сказал он. «Но я клянусь, ты будешь последним». — Outlander

«Это когда-нибудь остановится? Желание тебя? » «Даже когда я только что ушел от тебя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2019 © Все права защищены. Карта сайта