Нелюбовь картинки: ⬇ Скачать картинки D0 bd d0 b5 d0 bb d1 8e d0 b1 d0 b2 d0 b8, стоковые фото D0 bd d0 b5 d0 bb d1 8e d0 b1 d0 b2 d0 b8 в хорошем качестве

Нелюбовь (2017) — фото и кадры из фильма

Найти Закрыть
  • НОВИНКИ КИНО
  • ТВ
  • МАТЕРИАЛЫ
    • ПОДБОРКИ
    • РЕЦЕНЗИИ
    • ИНТЕРВЬЮ
    • ПРЕСС-ОБЗОРЫ
    • БОКС-ОФИС
    • ОЖИДАНИЯ
    • БЫЛ БЫ ПОВОД
    • АНИМЕ
  • НОВОСТИ
    • НОВОСТИ КИНО
    • СЕРИАЛЫ
    • ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ СЕРИАЛЫ
    • BOOOM!!
  • МЕДИА
    • ТРЕЙЛЕРЫ
    • ПОСТЕРЫ
    • САУНДТРЕКИ
    • ФОТО
  • ЛУЧШИЕ ФИЛЬМЫ
    • ЛУЧШИЕ КОМЕДИИ
    • ЛУЧШИЕ БОЕВИКИ
    • ЛУЧШИЕ МЕЛОДРАМЫ
    • ЛУЧШИЕ ФИЛЬМЫ УЖАСОВ
    • ЛУЧШИЕ МУЛЬТФИЛЬМЫ
    • ЛУЧШИЕ ДЕТЕКТИВЫ
    • ЛУЧШИЕ ФЭНТЕЗИ ФИЛЬМЫ
    • ЛУЧШИЕ ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ФИЛЬМЫ
    • ЛУЧШИЕ ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКИЕ ФИЛЬМЫ
    • ЛУЧШИЕ ФИЛЬМЫ 2020
    • ЛУЧШИЕ ФИЛЬМЫ 2021

«достоевщина» без главного — Российская газета

Как говаривал один славный ковбой, на свете есть два типа людей. Одни — те, кто считает, что возглавляемый религиозным фундаменталистом отдел продаж в крупной московской конторе и фраза «непроглядная, полная фекалий пятая точка» (лексика частично эвфемизирована из соображений цензуры) — это «тонко», «честно», «ярко» и даже «сногсшибательно». Другим же подобного пошиба «социальная критика» и «политическая сатира» кажется грубоватой и поверхностной. Нет, есть еще, конечно, третьи: им ни критика, ни сатира не нужна, дай лишь вволю пооскорбляться чем-нибудь. Но эти последние вообще никакого интереса не вызывают. Зато любопытен феномен первых.

Дело в том, что не в последнюю очередь именно в неизбывной и страстной нелюбви отдельных соцгрупп к российской действительности в том виде, в которой она существует сейчас, и кроется секрет успеха поздних киновысказываний Андрея Звягинцева. Его новая картина, принесшая автору очередной (на сей раз — умеренный, но все же вполне очевидный) успех на Каннском фестивале, так и называется — «Нелюбовь». Совпадение? Не думаем.

Пока мерзкий плебс из «Елены» (2011), коротая досуг избиением друг друга на помойке, выжидает шанса на свой подлый реванш, чтобы выхватить кусок пожирнее из шамкающей пасти окончательно разложившихся хозяев жизни, представители столичного среднего класса в «Нелюбви» предаются упадническому гедонизму, демонстрируя безнадежный внутренний вакуум.

Женя (Марьяна Спивак) и Борис (Алексей Розин) Слепцовы давно хотят развестись. По причине взаимной ненависти. Более того, супруги никогда друг друга не любили. А поженились «по залету» — самоуверенному (не в меру) мужчине нужна была семья, а неопытная женщина находилась в растерянности.

Конечно, плод такого союза — 12-летний Алеша — не только никому не нужен, но способен вызывать лишь всеобщее — включая полубезумную бабушку — раздражение. Поэтому мамаша, которой на сына, по ее собственному признанию, с момента его рождения смотреть противно, мимо него, как тот зять из частушки про тещин дом, без исполненного немотивированной злости комментария не проходит.

Папаша же об отпрыске вспоминает только в минуты раздумий над тем, как бы его куда-нибудь сбагрить.

Проблема для Бориса крайне актуальна, потому что Женя своего ребенка тоже воспитывать не намерена. Так что любезные родители решают отправить его в интернат. А он от этой перспективы сбегает в неизвестном направлении.

Происходит это, впрочем, почти через час экранного времени, в течение коего нам демонстрируют, насколько на Алешу всем плевать. Какой там Алеша, когда личная жизнь Жени и Бориса радостно налаживается в соответствии с шаблонными представлениями о мещанском личном счастье из бульварных романов: мама нашла себе богатого и представительного папика, а папа — юную и тупую как пробка красотку, к тому же от него уже забеременевшую.

Женщины у Звягинцева вообще обычно умом не блещут, еще с тех времен, когда он не был так политически сознателен (чего стоит одна Вера из «Изгнания»). Теперь они вдобавок являются носительницами самых гнусных пороков — от безграничного эгоизма и инфантильного нарциссизма до изматывающей стервозности и исключительно бесстыдного распутства.

Мужики, впрочем, не отстают — всё лгут да бегут от любой ответственности. А на фоне всего этого что-то злобно бубнят радиоприемники и телевизоры, назойливо намекая на бессмысленность и безысходность происходящего. На средства для подкрепления этого впечатления Звягинцев не скупится, щедро осыпая зрителя ударами в лоб, будь то уже упомянутый офис, набитый пустоголовым и трусливым планктоном, или бегущая по тренажерной дорожке горе-мать, одетая в официальную олимпийскую форму российской сборной с огромной надписью «Russia» на груди. Это уже для самых непонятливых.

Словом, «все мы — Алеши Слепцовы», брошенные эксцентричной и бредущей в никуда самодуркой — родиной-мачехой — на произвол судьбы. Но во всем этом беспросветном мраке есть лучик света, отражаемый оранжевыми куртками спасателей-добровольцев, на которых держится весь процесс поисков ребенка (с полицией все ясно с первого появления ее в кадре — от кисло-безразличной мины правоохранительницы моментально сводит зубы).

Неслучайно эти немногословные, смелые и прямые ребята ведут себя, как остатки человечества в эпицентре зомби-апокалипсиса.

Да и можно разве иначе в этом консьюмеристском болоте обеспеченных слоев постиндустриального мегаполиса? На его сомнительные прелести здесь можно любоваться бесконечно: мрачная эстетика развалин в контрасте с комфортным бытом миддл-класса, навязчивая эротика, безостановочные селфи с пустотой, омерзительные затрапезные картины примитивной офисной фауны. И так далее — все в лучших традициях леволиберального дискурса, издавна близкого каннскому жюри.

И трагический конфликт в Донбассе он предлагает рассматривать даже не как что-то далекое и чужое, а как нарисованный чуть ли не лично Дмитрием Киселевым пелевинский морок, услужливо предоставляющий обывателям-скотам возможность прятаться от своего обывательского скотства в объятиях спасительного эскапизма. Как говорил один свободолюбивый поэт, ставший новым вплощением совести отечественной интеллигенции, «война заканчивается, когда ты выключаешь телевизор». Остается пожалеть, что населению ДНР и ЛНР, не знающему о том, что оно — просто чья-то злая метафора, эта волшебная опция по ряду причин остается недоступной.

То, с каким вкусом и умением вся эта нелюбовь подается, не может не вызвать специфического восхищения. Звягинцев рассказал свою (если быть точным — снова свою и Олега Негина) страшилку так связно и убедительно, как никогда прежде не рассказывал. А один из лучших операторов современности Михаил Кричман опять предоставил нам безупречную картинку, к тому же изобилующую излюбленными режиссером цитатами и отсылками. Тут вам и немного Брейгеля, и совсем чуть-чуть Тарковского (видимо, чтобы сравнения с Андреем Арсеньевичем не выглядели так причудливо), а пристальные любители вглядываться в Черное зеркало, возможно, найдут аллюзии на «Койяанискаци», как известно, почитаемый Звягинцевым.

Нельзя не усмотреть печальной иронии в том, что болезненная и контрпродуктивная рефлексия мастера, как это теперь принято называть, «широких и жирных мазков» воспринимается и ценится в мире как самый репрезентабельный срез не только русской культуры, но и российского общества. Обожаемая Европой «достоевщина», из которой грубо вырвали ее краеугольный камень, — собственно, любовь — превращается в свой зловещий негатив. И в таком гротескном виде по вполне понятным причинам способна вызвать у западной публики еще больший восторг.

Классическая русская философия известна последовательным движением от частной любви к общепланетарному гуманизму. Тотальная же мизантропия Звягинцева, заметно проявившаяся с самого старта его творческого пути и поначалу имевшая абстрактный характер, привела его в конце концов к зацикленным размышлениям на пресловутую тему «этой страны». Такой вот парадокс. Или, если угодно, наоборот — закономерность.

2.0

“НЕЛЮБОВЬ”: Кто принесет нам счастье? | by Lust for sense

“Если человек пришел домой после фильма и обнял своих близких, это хеппи-энд” (Андрей Звягинцев).

Есть такая практика у повышающих самосознание — полчаса в день просто смотреть на себя в зеркало. Спокойно, бесстрастно изучая и принимая все морщинки, прыщики, асимметрии на лице и в теле. Принять себя, полюбить себя такими, а потом помочь себе и помочь другим. С этого начинается любовь.

Эту работу за нас постоянно делает Андрей Звягинцев. Отражает нас на экране методично и без морализаторства, и дает возможность понять и принять. Но мы нередко отвергаем это беспощадное зеркало. Во время жуткой своей узнаваемостью сцены монолога матери главной героини одна из зрительниц начала хохотать. Повизгивая, заливаясь истерически. И никто ей не предложил воды.

Сюжет уже известен: разводится семейная пара, у каждого есть “свой новый проект”, в котором и он, и она надеются обрести счастье и все переделать на чистовик. У них есть 12-летний сын, которого то ли планируют сдать в интернат, то ли просто пугают этим друг друга. Мальчик сбегает. Его ищут.

Уже известно, что за этот фильм, который купили все страны мира, Андрей Звягинцев получил Приз жюри Каннского кинофестиваля. Александр Роднянский, продюсер, рассказывал, что судьба фильма и приза решалась в последние минуты: выбирали между “Квадратом” Рубена Эстлунда (который и получил Золотую пальмовую ветвь) и “Нелюбовью”.

В картине есть очень точные, узнаваемые приметы времени: новые корпоративные правила с “духовными скрепами”, новая мифология — помесь лицемерия и ханжества; длинноногие, длинноволосые сирены, пасущие дичь в дорогом ресторане по старым правилам охоты; салон красоты — как место паломничества людей успешных; безумные новости по телевизору, включенному в каждом доме.

А среди всего этого — герои, сами не знающие, чего хотят. Тоже потерявшиеся, как их ребенок. Заблудившиеся в поисках любви и счастья в темном лесу. Ищущие тепла и боящиеся близости. Исполняющие ритуальные танцы времени. Замершие посреди этой стылой природы, серого неба, стоячей воды и поваленных заснеженных деревьев. Как в матрице, из которой нет выхода.

Фильм опоясывает красно-белая лента, развевающаяся в лесу как знак опасности , ямы, в которую мы можем провалиться и оттуда не выбраться.

В фильмах Андрея Звягинцева завораживает эта простота и обыденность надломленности, беды, спазм страха и невозможность это разжать. Он подловил нашу зажатость, скованность, судорогу в лице, как будто мы с рождения дали клятву — быть стойкими, никому не доверять, не расслабляться, не думать, а, сжав зубы, терпеливо искать птицу счастья или того, кто придет и выведет нас из заколдованного леса. Но это оказываются совсем не те, на кого возлагали надежды.

Проводники в новый мир прекрасны — они как люди с другой планеты: волонтеры в оранжевых жилетах, объединившиеся в четких, систематичных поисках пропавшего ребенка. Они — луч надежды и сдвиг парадигмы.

Ну и не могу не сказать о завораживающей, поэтичной, затягивающей внимание работе оператора Михаила Кричмана — неизменного соратника Андрея Звягинцева. Камера говорит больше слов. Лаконичность диалогов и выразительность каждого кадра — визитная карточка фильмов этого партнерства.

О том, кому и зачем смотреть “Нелюбовь”, очень емко сказал продюсер картины Александр Роднянский: ”Мы не верим в целевую аудиторию. В разные минуты своей жизни мы читаем разные книги, в каждом живет много зрителей. Фильмы Звягинцева не герметичны — они доступны для понимания всем”.

Так что откройте свои сердца и глаза, не отворачивайтесь от увиденного и не впадайте в отрицание (“мы сложнее”, “мы умнее”, “мы добрее”, “мы не такие”). Позвольте себе поплакать, отрефлексируйте и не бойтесь быть живыми. У меня, например, был такой спазм в горле и животе, что я едва через час пропихнула в себя горячий кофе. А разговаривать еще долго не могла.

Это сложно. Как добровольно ходить зубы лечить. Но мы же ходим?

Не знаю, как тут можно ставить оценку, особенно после Каннского кинофестиваля. Но 5, конечно.

На ”Киноходе” покупать билеты очень удобно, и нет наценки.

Художественное пространство фильма Андрея Звягинцева «Нелюбовь» как среда формирования идентичности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

В.А. Колотаев

доктор филологических наук, декан факультета истории искусства РГГУ

[email protected]

Е.В. Улыбина

доктор психологических наук, профессор кафедры Общей психологии Института общественных наук РАНХиГС

[email protected]

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО ФИЛЬМА

АНДРЕЯ ЗВЯГИНЦЕВА «НЕЛЮБОВЬ» КАК СРЕДА ФОРМИРОВАНИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ

В статье рассматривается художественное пространство фильма Андрея Звягинцева «Нелюбовь», внутри которого поведенческие стратегии героев определяются в соответствии с моделями стадиального развития идентичности: репродуктивной, продуктивной и метапродуктивной. Носитель репродуктивной идентичности — отец исчезнувшего ребенка, Борис, снимает проблемы внешней и внутренней неопределенности за счет отождествления с тем, что воспринимается как вечно существующая данность, что берет начало в глубоком прошлом и что не подлежит преобразованию. Продуктивная модель идентичности реализуется матерью исчезнувшего ребенка, Женей. Она формирует образ себя по форме некоего идеала, сконструированного медиа и поддерживаемого группой. Оба героя представляют два варианта построения идентичности — через попытку отождествиться с воображаемым должным прошлым (каноном) либо сконструированным должным будущим (идеалом). Носители метапродуктивной идентичности — это добровольцы спасательного отряда «Лиза Алерт», которые занимаются поиском исчезнувшего ребенка. Они показывают возможность действия в ситуации, когда нет никаких внешних ресурсов и можно опираться только на самих себя.

Ключевые слова: Звягинцев, «Нелюбовь», репродуктивная идентичность, продуктивная

идентичность, медопродуктивная идентичность, цитатность, объект желания, цикличность

The article considers the art space of Andrei Zvyagintsev’s movie «Loveless» (2017) as environment in which behavioral strategies of the heroes are in accordance with the models of the stage development of identity: reproductive, productive and metaproductive. The carrier of reproductive identity who is the father of the disappeared child, Boris, alienates all problems of external and internal uncertainty due to his identification with presumable eternally given existence, which originates in the deep past not subject of transformations. The model of productive is realized by the mother of the disappeared child, Zhenya. She shapes an image of herself in the mood of an ideal, constructed by media and supporting group. The state of her identity refers to the most common variants of today destructive ways to cope with uncertainty. Both heroes represent two variants of identity constructing an attempt to identify with an imaginary proper past (canonical) or a properly designed future (idealistical). Carriers of the metaproductive identity are volunteers of the rescue squad «Lisa Alert» who are searching for the disappeared child. They show the possibility of action in the situation of absence of any external support and of need to rely only on yourself.

Keywords: Zvyagintsev, «Loveless», reproductive identity, productive identity, metaproductive identity, citations, intertextuality, object of desire, cyclicity, dialogism, adaptability, Artistic space

H

hH

n

i »

a »

» a

I

s »

a a.

a» »

S »

a

K* ©

Л

в

О»

Л

О

Л

о

Л

в

О»

Л

ч ы

Фильм Андрея Звягинцева «Нелюбовь» (2017) получил высокие оценки кинокритиков, приз жюри Каннского фестиваля и Гран-При Мюнхенского фестиваля, права на прокат приобрели все европейские страны, он будетпоказан и в Азии, и в Латинской Америке. Можно выделить два главных признака большого кинематографического события: это, прежде всего, виртуозное владение © Колотаев В.А., Улыбина Е.В., 2017

it -и

ы 00

В.А. Колотаев, Е.В. Улыбина Художественное пространство фильма Андрея Звягинцева 52 «Нелюбовь» как среда формирования идентичности

3 режиссерским мастерством, и, не менее важное качество художника, — глубинное чутье, способность с* улавливать едва заметные токи социальных процессов. Звягинцев — режиссер, свободно владеющий м ремеслом, мастер, создающий произведение искусства, опознаваемое зрителем как таковое, и ей Звягинцев — медиум, схватывающий и передающий мельчайшие изменения в умонастроениях и 1—1 чувствах, лежащих в основе изменений жизни общества. Зрителю предлагается не столько картина социального диагноза, слепок трагического, сколько формула преодоления распада общественных связей, открытие перспектив личностного роста, становления субъективности. Делает он это с художественной точки зрения уже привычным, узнаваемым способом, используя, когда нужно, цитаты из Бергмана, Видора, Тарковского, Антониони, Виндерса, Озона.

Почти половину фильма мы видим обычную жизнь героев, потом исчезает их сын и его долго, без особых эксцессов, ищут. И вот этот бессобытийный фильм, лишённый драматических поворотов, завораживает зрителя, ни на минуту не отпускает от себя. Картина явно затрагивает глубинные психологические проблемы, его тематика не сводится к «желанию обнять близких». Он, как представляется, не только об отсутствии/недостаточной любви к детям, но в большей степени о проблемах поиска/строительства себя, значимых и для отечественной, и для мировой культуры. Начнем с анализа функциональной и смысловой нагрузки некоторых, ставших кинематографической классикой, сцен, воспринимаемых зрителями как цитаты. герои. И если считать, что время появления комнаты не случайно, то именно здесь и происходит кульминация, поворотный момент сюжета. Комната исполнения желания у Звягинцева в итоге трансформируется в комнату, где герои могли бы увидеть/признать результат исполнения желаний, эта комната — морг, а результат исполнившегося желания — труп подростка, опознать который отказываются родители.

Развод: перспективы будущего или новое прошлое

Фильм Звягинцева рассказывает еще одну историю развода, развода, который для каждого из супругов мог бы быть счастливым — за порогом семьи их ждут новые пары, новые отношения, и, казалось бы, любовь. Есть только небольшая проблема — их сын Алеша, которого куда-то нужно деть, так как в новой жизни ему нет места. И хорошо бы отдать его в интернат, но вот только у инспекции по делам несовершеннолетних могут быть вопросы, а если узнают на работе, то Борис может лишиться хорошо оплачиваемого места. Да и сказать сыну об этом почему-то сложно, нужно через что-то в себе переступить. Герои злятся и обвиняют друг друга.

Мальчик слышит разговор родителей и беззвучно рыдает, когда мать проходит мимо, не замечая его. Потом он отрешенно сидит за завтраком и это последний раз, когда его видит мать и зрители. Алеша исчезнет и весь оставшийся фильм его будут безрезультатно искать. И вот в H процессе поисков отец и оказывается в этой самой комнате из фильма Тарковского со льющейся сверху водой, возможно, получая шанс что-то понять про себя и свою вину. Но изобразительный g

■s

ряд фильма не дает ощущения возможных перемен. Поиск продолжается, ничего не происходит. «s

Отец на минуту задержался перед комнатой, куда его привели сталкеры «Лизы-Алерт», и пошел

дальше. настоял на том, чтобы ребенка сохранить и жениться, все как положено. Семьи и любви не

получилось. На момент развода у него есть новая женщина, ждущая от него ребенка. С ней «все по- [ 85 ] другому», хотя по-другому, как мы видим в финале фильма, не получилось. С. Зенкин отмечает, что

В.А. Колотаев, Е.В. Улыбина Художественное пространство фильма Андрея Звягинцева 52 «Нелюбовь» как среда формирования идентичности

3 в фильме изображены два модуса жизни персонажей — истерика и безучастное отправление гч социальных функций, отстраненное следование своим ролям. Есть истерика, и есть автоматизм [Зенкин, 2017]. Внешне Борис монументален, внушает доверие, он сама основательность, но 5а внутренне он пуст и механистичен. Герой как бы заведен и настроен на повторение одних и тех же действий по определенному лекалу. Кажется, после увиденного в морге сквозь непроницаемую форму наружу вырываются чувства и есть надежда, что в нем может что-то измениться. Борис получает шанс на перемены, на осознание и преодоление автоматизма. Однако ничего не происходит, точнее, воспроизводится прежний цикл: и в новой семье любви нет, очередной ребенок тоже не нужен и его можно грубо отправить в манеж, чтобы не мешал смотреть телевизор. Борис сделал свое дело, Борис должен уйти.

Герой снова и снова повторяет попытку выстроить так называемую репродуктивную модель идентичности [Колотаев, Улыбина, 2012; Колотаев, Улыбина, 2016], пытаясь воспроизвести утраченный (некогда кем-то заданный) набор способов жизни, поведенческих стереотипов. Иметь свою семью и детей не потому, что любишь конкретного человека, а потому, что так положено, потому, что так надо; надо опираться на проверенные ценности, воспроизводить когда-то сложившиеся и закрепленные традициями отношения между мужчиной и женщиной. представлен, например, в фильме К. Серебренникова «Ученик» (2016), также успешно показанном на прошлом Каннском фестивале.

Впрочем, наш герой от крайностей очень далек, вряд ли он даже действительно верит в Бога, хотя, с большой вероятностью, в церковь ходит. Борис демонстрирует сглаженный, неопасный вариант распространенной опасной стратегии преодоления неопределенности, решения проблемы идентичности за счет присоединения к прочной, сущностной группе. Он как все, один из многих. Но даже внешняя имитация такой стратегии оказывается деструктивной, не способной дать любовь и счастье. Ребенка, конечно, сохранить необходимо, жениться необходимо, но близость с женой ограничивается сексом, а сам ребенок никакой ценности не представляет. Просто так нужно, ведь все так живут.

Мать

Жена Бориса, Женя, мать пропавшего мальчика, говорит о себе и своих чувствах больше, чем

Борис. Она рассказывает о том, что в детстве она была несчастлива, что мама ее не любила и не

любит, что и с мужем любви не было, была случайная связь, беременность и замужество, чтобы от

мамы уйти. Мать в фильме показана убедительно ужасной истеричкой, что вполне может

обосновывать личностные проблемы дочери. И хотя детский опыт действительно влияет на H

особенности построения отношений с людьми во взрослом возрасте, в реальности это влияние не $

абсолютное. У человека остается возможность понять несовершенство родительской семьи и g

попытаться что-то с этим сделать самому или с помощью терапевта.

О»

it

партнер состоятелен и солиден, чем она тоже с удовольствием хвастается. .и

Как показывают многочисленные исследования [Баранская, 2008; Ребеко, 2010; Арина, ‘З Мартынов, 2009; Тарханова, Холмогорова, 2011; Холмогорова, Тарханова, 2014; Paquette, Raine, 2004; Etilé, 2007; Bardone-Cone, Cass, 2008; Featherstone, 2010; Lawler, Nixon, 2011; Karazsia et al., j 37 j 2013; Benton, Karazsia, 2015] зависимость от постоянного совершенствования тела прямо связана с

В.А. Колотаев, Е.В. Улыбина Художественное пространство фильма Андрея Звягинцева

5g «Нелюбовь» как среда формирования идентичности

3 влиянием культурных стереотипов через образы медиа, рекламы, искусства. «Культ совершенства i>

(S превращается в массовую, лихорадочную погоню за идеалом, в новую манию, зависимость, которую

Г4!

можно назвать нарциссическим перфекционизмом» [Соколова, 2015, с. 55]. Это состояние Е. Т. 5а Соколова относит к числу наиболее распространенных вариантов современных деструктивных способов справиться с неопределенностью. Борис и Женя и представляют эти два варианта построения идентичности — через попытку отождествиться с воображаемым должным прошлым (каноном), либо сконструированным должным будущим (идеалом). И в одном, и в другом случае речь идет о стремлении идентифицироваться с мнимым объектом, фантазмом, что запускает новую серию повторов проблемных ситуаций (механизм сериальных форм идентификаций подробно описан в работах A.B. Севастеенко [Севастеенко, 2005]).

протеевская идентичность, обладающая высокой степенью изменчивости и многообразием Я.

Носитель протеевской идентичности сам выбирает основания для своего присоединения к

человечеству и может сам изменять эти основания, если сочтет нужным. «Протеевское Я

представляет собой альтернативу насилию, которое всегда связано с абсолютными качествами и в

этом смысле ведет в тупик. Протеанизм, напротив, дает возможность избежать тупиков, он

включает в себя выбор — предполагая формирование собственных оснований для своего

присоединения к человечеству» [Lifton, 1993, с. 11-12].

Создание идентичности в ситуации неопределенности, при отсутствии возможности опереться

на внешние структуры (семья, школа, органы власти, полиция), требует достаточно высокого

уровня личностной зрелости и наличия взрослой позиции. «Известная толерантность к

неопределенности и переносимость амбивалентности могут свидетельствовать о достижении

индивидуальной зрелости, константности и целостности «я», способного справляться с

сепарационными и анаклитическими тревогами» [Соколова, 2012, с. 42]. Д.А. Леонтьев пишет, что

«…позитивное отношение к неопределенности возможно, и именно оно оказывается наиболее

продуктивным для личностного развития и сопротивляемости стрессам. десятках регионов. Волонтеры участвуют в тушении пожаров, помогают пострадавшим от стихийных бедствий, оказывают помощь бездомным людям и животным и занимаются [ 89 ] множеством других важных и полезных дел.

В.А. Колотаев, Е.В. Улыбина Художественное пространство фильма Андрея Звягинцева 52 «Нелюбовь» как среда формирования идентичности

3 Образы членов спасательного отряда выполняют в фильме двойную функцию. Они

с* демонстрируют тот самый возможный выход из нелюбви, единственно работающий м недеструктивный способ справиться с неопределенностью, и одновременно выступают в качестве и сталкеров, проводя главных героев по Зоне. Они все замечают, понимают, никого не жалеют, не 1—1 утешают, но и не осуждают. В некоторых отзывах на фильм это воспринимается как ущербность спасателей, как еще одно проявление нелюбви. Можно предположить, что это не совсем так. Члены отряда явно видели всякое и с выработанной безоценочной позицией проводят героев по сложному маршруту поисков сына и самих себя. Герои движутся от собственной семьи, в которой знание о сыне имеет статус «кажется», к взаимной ненависти мамы и Жени, далее — к школе и другу Алексея. Затем они попадают в то самое заброшенное здание, тайное место мальчиков, с комнатой исполнения желания, а потом в больницу к другому такому же сбежавшему ребенку, и, наконец, через ночные подъезды домов, живущих своей ночной жизнью, в морг — к трупу ребенка. В каждой точке у героев есть возможность встретиться с собой, но для этого нужно признать вину и пережить боль. Этого не происходит, герои оказываются не в силах признать собственное желание смерти сына, взять на себя ответственность за происшедшее и избегают, таким образом, возможности изменения и выхода из нелюбви.

Относительный, насколько возможно в современном отечественном прокате для неразвлекательного кино, успех фильма Звягинцева позволяет говорить о востребованности поднятой темы и, возможно, оставляет надежду на какие-то изменения в реальности.

л а

ю ев

>£ ФИЛЬМОГРАФИЯ

1. Нелюбовь (2017, реж. А.3вягинцев, Россия/Франция/Германия/Бельгия), игр.

>й а ю

§ источники

к

ГЦ

■4

н

Он

<

1. Долин А. «Нелюбовь» фильм о пустоте // Медуза. 18.05. 2017. [Электронный ресурс] URL: https://meduza.i0/feature/2017/05/18/nel3fub0v-film-0-pust0te (дата обращения 26.05.2017)

2. Зинцов О. Сцены из супружеской смерти // Ведомости. 02.06.2017. № 4334. [Электронный ресурс] URL:

ое https://www.ved0m0sti.ru/lifestyle/articles/2017/06/02/692695-nel3Tib0v-zvyagintseva (дата обращения 05.08.2017).

(S

3. Зенкин С.Н. Что делает «Нелюбовь» [Электронный ресурс] URL: https: Н //www.faceb00k.c0m/sergey.zenkin.3/p0sts/1313334268783182

iJQ

К (дата обращения 20.06.2016) >>

4. Королев А. «Нелюбовь» Звягинцева расколола зрителей на два непримиримых лагеря // Арт-объект. 15.06.2017. [Электронный ресурс]. URL: http://www.sobkoro2.ru/news/art-object/4999/ (дата обращения 06.08.

№. 2. С. 14-24. Й

Ы

8. Колотаев В А., Улыбина Е.В. Стадиальная модель развития идентичности субъекта в культурно-историческом контексте «¡J

Os

(к проблеме роста самодетерминации в ее осуществлении) // Мир психологии. 2012. №. 1. С. 61-67.

9. Колотаев В А., Улыбина Е.В. Кризисы идентичности в ситуации неопределенности как варианты отношения к себе // Мир

психологии. 2016. №. 3. С. 121-133. ю. Леонтьев ДА. Вызов неопределенности как центральная проблема психологии личности // Психологические исследования. 2015. Т. 8. № 40. [Электронный ресурс]. URL: http://psystudy.ru/index.php/num/2015v8n40/1110-Ie0ntiev40.html (дата обращения 04.08.2017).

11. Малыгина И.В. Методологические дискурсы этнокультурной идентичности: ресурс взаимодополнительности // Ярославский педагогический вестник. 2015. №. 5. С. 219-224. [Электронный ресурс]. URL: http://vestnik.3fspu.0rg/releases/2015_5/41.pdf (дата обращения 04.07.2017).

12. МалыгинаИ.В. Российская идентичность в контексте цивилизационных разломов Запада и Востока// Культура культуры. 2016. № 2. [Электронный ресурс]. URL: http://cult-cult.ra/Ae-rassian-identity-in-fte-œntext-of-civilizational-rift-between-the-west-and/ (дата обращения 04.07.2017).

13. Разлогов К.Э. Метаморфозы идентичности // Вопросы философии. 2015. № 7. С. 28-40. [Электронный ресурс]. URL: http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=i209 (дата обращения: 09.05.2017).

14. Разлогов К.Э. Множественная идентичность в условиях глобализации // Свободная мысль. 2008. № ю. С. 117-122.

15. Разлогов К.Э. Память и идентичность // Культурная память в контексте формирования национальной идеи России в 21 веке. М., гон. [Электронный ресурс] URL: http://mkrf.ru/upl0ad/mkrf/mkd0cs2012/19_11_2012_7.pdf (дата обращения: 03.05.2016). H

16. Реутов Е.В., Реутова М.Н. Недоверие в установках и практиках населения // Социологические исследования. 2015. № Ф 6. С. 126-132. §

2

17 .СевастеенкоА.В. Феномен киноидентичности // Известия Уральского федерального университета. Серия 3: Общественные g

H

hH

n

»

18. СевастеенкоА.В. Плюрализм как фактор формирования киноидентичности: сериальная форма реальных и виртуальных & идентификаций // Эпистемы. 2005. № 4. [Электронный ресурс] URL: cq

а-

http://elar.urfu.n1/bitstream/10995/29069/1/episteme_2005_10.pdf (дата обращения: 03.05.2016). ¡ь

л5

19. Соколова Е.Т. Культурно-историческая и клинико-психологическая перспектива исследования феноменов субъективной ад

А

неопределенности // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 2012. № 2. С. 37-48. 3

20. Соколова Е.Т. Утрата Я: клиника или новая культурная норма // Эпистемология и философские науки. Papini // International J. of Theory and Research. 2015. Vol. 15. № 1. P. 74-88.

N 33. Berzonsky, M. D., Cieciuch, J., Duriez, В., Soenens, B. The how and what of identity formation: Associations between identity

CO CO

styles and value orientations // Personality and Individual Differences. 2011. Vol. 50. № 2. P. 295-299.

34. EtileF. Social norms, ideal body weight and food attitudes // Health Economics. 2007. T. 16. №. 9. C. 945-966.

35. Featherstone M. Body, Image and Affect in Consumer Culture // Body and Society. 2010. Vol. 16. № 1. P. 193-221.

36. Fredman, LA., Buhrmester, M.D., Gomez, A., Fraser, W.T., Talaifar, S., Brannon, SM., Swann, WJi. Identity fusion, extreme pro group behavior, and the path to defusion // Social and Personality Psychology Compass. 2015. Vol. 9. № 9. P. 468-480.

37. Gomez A., Brooks MX., Buhrmester M.D., Vazquez A., Jetten J., Swann WJI. On the nature of identity fusion: insights into the construct and a new measure // Journal of Personality and Social Psychology. 2011. Vol. 100. № 5. P. 918-933.

38. Hogg MA. From uncertainty to extremism: Social categorization and identity processes // Current Directions in Psychological Science. 2014. Vol. 23. №. 5. P. 338-342.

39. Hogg MA. Self Uncertainty, Social Identity, and the Solace of Extremism. In.: Extremism and the psychology of uncertainty. Boston: Wiley-Blackwell, 2012. P. 19-35.

40. Karazsia, B.T., van Dulmen, MM., Wong, K., Crowther, JM. Thinking meta-theoretically about the role of internalization in the development of body dissatisfaction and body change behaviors // Body Image. 2. Zintsov O. Stseny iz supruzheskoi smerti [Scenes from martial death] in Vedomosti. 02.06.2017. № 4334. [e-journal] URL:

fi https://www.ved0m0sti.ru/lifestyle/articles/2017/06/02/692695-nel3fub0v-zvyagintseva (accessed 05.08.2017).

H 3. Zenkin S.N. Chto delaet «Neliubov»‘ [What the Loveless makes] [personal Facebook blog] URL: https:

//www.faceb00k.c0m/sergey.zenkin.3/p0sts/1313334268783182

§ (accessed 20.06.2016) %

O, 4. Korolev A. «Neliubov «Zviagintseva raskolola zritelei na dva neprimirimykh lageria [The Loveless splitted the audience in two P5 hostile groups] in Art-ob»ekt 15.06.2017. [e-journal]. URL: http://www.sobkoro2.ru/news/art-object/4999/ (accessed

06.08.2017).

REFERENCES

¡5 1. Arina G.A. Sredstva massovoi informatsii kakfaktor vozniknoveniia ozabochennosti sobstvennoi vneshnost’iu v iunosheskom

vozraste [Media as factor of the shaping of youth self-criticism of their own apperance] In Kul’turno-istoricheskaiapsikhologiia

‘Sj [Cultural-Historical Psychology]. 2009. № 4. Pp. 105-114.

¿2

2. Astaf eva O.N. Restrukturizatsiia i demarkatsiia kollektivnykh identichnosteivusloviiakh globalizatsii: budushchee natsional’no-kul’turnoi identichnosti [Restructurisation and demarcation of collective identities in the age of globalization: the future of national

»

cultural identities] in Voprosy sotsial’noi teorii [Questions of the Social Theory].

of Ethnocultural Identity: Complementarity Resource] In Iaroslavskiipedagogicheskii vestnik [Jaroslavl Pedagogical Bulletin]. 2015. №. 5. P. 219-224. [e-source]. URL: http://vestnik.3fspu.0rg/releases/2015_5/41.pdf (accessed 04.07.2017).

Ы

ON

h-k On Ul

V.A. Kolotaev, E.V. Ulybina Artistic space of Andrei Zvyagintsev’s

movie «Loveless » as medium of identity formation 53

4. Bauman Z. Tekuchaia sovremennost’ [The liquid modernity], Saint-Petersburg, Piter Publ., 2008.

5. Belinskaia E.P., Bronin I.D. Adaptatsiia russkoiazychnoi versii oprosnika stilei identichnosti M. Berzonski [Adaptation of the Russian version of M. Berzonsky’s Identity Style Inventory] In Psikhologicheskie issledovaniia [Psychological researches]. 2014. T. 7. № 34. [e-source] URL: http://ps3fstudy.ru/index.php/num/2014v7n34/964-belinskaya34.html (accessed 03.05.2016)

6. Benton C., KarazsiaB.T. The effect of thin and muscular images on women’s body satisfaction In Body image. 2015. Vol. 13. Pp. 22-27.

7. Berzonsky, M.D. Cognitive Reasoning, Identity Components, and Identity Processing Styles, Identity in International Journal of Theory and Research. 2015. Vol. 15. № 1. Pp. 74-88.

8. Berzonsky, M.D., Cieciuch, J., Duriez, B., Soenens, B. The how and what of identity formation: Associations between identity styles and value orientations In Personality and Individual Differences. development of body dissatisfaction and body change behaviors in.: Body Image. 2013. Vol. 10. № 4. Pp. 433-441. g.

18. Khoruzhii S.S. Azbuka identichnosti [Alphabet of identity] in Iskusstvo kino [Art of cinema]. 2001. № 9. Pp. 78-82. Si

19. Khoruzhii S.S. Mytarstva identichnost’iu [Temptation with identity] in Iskusstvo kino [Art of cinema]. 2001. № 10. Pp. 49-54. R

20. Khrenov N.A K arkhetipicheskoi interpretatsii tsivilizatsionnoi identichnosti [To the archetype interpretation of civilization a, identity]. In.: Khrenov N.A. Iskusstvo v istoricheskoi dinamike kul’tury [Art in historical d3fnamics of culture]. Moscow., 2015. 55

5

21. Khrenov N.A Russkii Protei [Russian Proteus]. Saint-Petersburg, Aleteiia Publ., 2007. §

22. Khrenov N. A. Tsivilizatsionnaia identichnost’ v perekhodnuiu epokhu: kul ‘turologicheskii, sotsiologicheskii i iskusstvovedcheskii aspekty [Civilization identity in the era of transition: cultural, social and art studies aspects]. Moscow, 2011. y>

in the situation of uncertainness as moods of self-attitude] in Mir psikhologii [The world of psychology]. 2016. №. 3. Pp. 121-133. Л

3

24. Kolotaev V.A, Ulybina E.V. Stadial’naia model’razvitiia identichnosti sub»ekta v kul’turno-istoricheskom kontekste (kprobleme q-

л

rosta samodeterminatsii v ее osushchestvlenii) [Stage model of subject identity development in the cultural-historical content (to 7

о

ftequestionofftegrowft and realization of self-determination^^ №.

URL: http://psystudy.ru/index.php/num/2015v8n40/1110-le0ntiev40.html (accessed 04.08.2017). it

-U

Ы 00

В.А. Колотаев, Е.В. Улыбина Художественное пространство фильма Андрея Звягинцева 5g «Нелюбовь» как среда формирования идентичности

V© 29. Malygina I.V. Rossiiskaia identichnost’v kontekste tsivilizatsionnykh razlomov Zapada i Vostoka [Russian identity in the context of civilization breaks of the West and the East] in Kul’tura kul’tury [Culture of culture]. 2016. № 2. [e-source]. URL: http://cult-

Г4

N cult.ra/Ae-rassian-identity-in-fte-context-of-civilizational-rift-between-the-west-and/ (accessed 04.07.2017).

5r

Ф 30. McGregor I., Zanna M.P., Holmes J.G., Spencer S.J. Compensatory conviction in the face of personal uncertainty: Going to

** extremes and being oneself in.: Journal of Personality and Social Psychology. 2001. № 80. Pp. 472-488.

31. Paquette M.C., Raine К Sociocultural context of women’s body image in.: Social science & medicine. 2004. Vol. 59. №. 5. Pp. 1047-1058.

32. Razlogov KE. Metamoifozy identichnosti [Metamorphoses of identity] in Voprosyfilosofii [Questions of philosophy], 2015. № 7. P. 28-40. [e-source]. URL: http://vphil.ru/index.php?0pti0n=c0m_c0ntent&task=view&id=i209 (accessed: 09.05.2016).

33. Razlogov KE. Mnozhestvennaia identichnost’v usloviiakh globalizatsii [Multiple identity in the age of globalization] in Svobodnaia mysl’ [Free thought]. [Pluralism as factor of shaping cinema identity: a serial form of real and virtual identification] in Epistemy [Epistems]. 2005. №

ft

1® 4. [e-source] URL: http://elar.urfu.n1/bitstream/10995/29069/1/episteme_2005_10.pdf (accessed: 03.05.2016).

A

Sg 38. Sokolova E.T. Klinicheskaia psikhologiia utraty la [Clinical psychology of the loss of I]. Moscow, Smysl Publ. 2015a.

И

Г4

■4

H

Он

<

39. Sokolova E.T. Kul’turno-istoricheskaia ikliniko-psikhologicheskaiaperspektiva issledovaniia fenomenov sub»ektivnoi

neopredelennosti [Cultural historical and clinical psychological perspective of the research of phenomena of subjective uncertainty]

О in VestnikMGU. Ser. 14. Psikhologiia [Moscow State University Bulletin. Series 14. Psychology]. 2012. № 2. Pp. 37-48.

p 40. Sokolova E.T. Shok ot stolknoveniia s sotsiokul’turnoi neopredelennost’iu: klinicheskii vzgliad [Shock as the result of collision

2 with sociocultural uncertainty and ambiguity: clinical approach] in Psikhologicheskie issledovaniia [Psychological investigations].

2015. nauka i obrazovanie [Psychological science and education] 2011. №. 5. Pp. 52 — 60.

j? 45. Toshchenko Zh T. Travma i antinomiia — novye cherty obshchestvennogo soznaniia i povedeniia v sovremennoi Rossii [Trauma >S and antinomy as new traces of social consciousness and behavior in contemporary Russia] in Zhurnal sotsiologii i sotsial’noi

A

% antropologii [Journal of sociology and social anthropology]. 2015. T. 18. № 1 (78). Pp. 23-50.

3!

46. Varlashkina E.A. Znachimost’obrazafizicheskogo «ia» v strukture samosoznaniiapatsientok esteticheskoikhirurgii [Meaningful of physical I in the structure of identity of patients of aesthetic surgery]. In Sovremennye problemy nauki i obrazovaniia

e; [Contemporary problems of the science and education], 2014. № 4.

>S 47. Wood J.L., Giles H. Group and intergroup parameters of gang activities: An introduction and research agenda. In.: Group £

¡K Processes & Intergroup Relations. 2014. Vol. 17. №. 6. Pp. 704 -709.

j*

Нелюбовь Звягинцева. Замкнутый круг метафор.

Декабрь, 2017г.

 

1.

Писать о фильме, который все давно посмотрели, о котором высказались маститые критики, — дело рискованное, неблагодарное. Но не все вопросы были освещены и раскрыты, значит, остается возможность найти ключ к пониманию картины.

Эхо споров вокруг Нелюбви продолжает расходиться по социальным сетям. Название картины становится нарицательным понятием, следовательно, задели за живое, попали в точку. Реакция на фильм была кардинально противоположной: от признания Нелюбви очередным шедевром, до оценки ее как проходной ленты, рассчитанной на мнение конкретного жюри и клишированного зрителя. Однако операторская работа Михаила Кричмана, снявшего две предшествующие картины (Левиафан в 2014-м и Елена в 2011-м) Андрея Звягинцева, признается всеми. Камера мастера оправдывает и бесконечное хождение действующих лиц (уже традиционное после Елены), и подробную описательность пейзажа. Холодные тона, протяжный бледно-голубой фильтр, в котором окружающее становится стеклянным и неживым. Межсезонье, уходящее в длинные утвердительные планы, с цитатами из Брейгеля и малых голландцев, отмеченные и критиками, и зрителем, выполнено безупречно. Звягинцев повторно использует свои коронные приемы как метафору замирания и пустоты: те же голые ветки и недвижимый воздух, что и в предыдущем фильме; тот же свет, не опознанный ни как утренний, ни как вечерний. Верещагинские вороны в Елене, вещающие на обглоданных деревьях, как на горе черепов, — и отдаленное карканье над зеркальной водой в Нелюбви — намек на грядущую смерть. Буквальные отсылки к войне, выпирающей только в самом конце картины, — парафраз Апофеоза.

Режиссер прибегает к знаковым понятиям, подсказывая и предвидя грядущие события. Чего стоит оградительная строительная лента, заброшенная ребенком на дерево! Во время выхода фильма именно она стала символом борьбы москвичей за право собственности. В последних кадрах, уже выцветшая, она все так же развевается на голых ветках, как надежда на возрождение сознания.

Нарастающий в обществе регресс, о котором начат разговор в предыдущих картинах, подхватывается и раскрывается в Нелюбви. К середине фильма зритель возвращается в узнаваемую локацию — бетонные стены с большими окнами и длинным стеклянным балконом, по которому ходили герои Елены. Тема равнодушия и жестокости, вживляемых как нечто естественное и нормальное, здесь рассмотрена из точки отсчета. Нелюбовь, как промежуток между любовью и ненавистью, серое безразличие, которое недостойно даже нового отдельного понятия, названия, слова.

Там, где кинематографическое высказывание тоньше и прозрачнее, работают не только цвет и картинка, но и звук, пронизывающий и точный. Благодаря композитору Евгению Гальперину слуховые ощущения становятся тактильными: холодный воздух и озноб неизвестности ощутимы физически, переход от хруста сломанной ветки к музыке и обратно сливается в единое.

Белый шум тишины и шелест листьев, топот выбегающих из школы детей, легкий гул поднимающегося лифта с офисными служащими — концентрация на простых машинальных движениях, на привычных, незаметных звуках, складывающихся в существование, дает возможность почувствовать ход времени. Идущие постоянным фоном за кадром действительности, они указывают на неумолимость, неизбежность встраивания в социальный механизм, где все идет по единой схеме, скукоживается и выцветает.

Даже серо-голубые глаза ребенка, всматривающегося в расплывчатый пейзаж, теряют выражение. Активное действие фильма начинается с приходом потенциальных покупателей квартиры, в которой живут герои. Супруги разводятся и продают жилье. Их двенадцатилетний сын остается и без семьи, и без дома. Взрослые заняты собой и своей новой личной жизнью, в которой все должно быть иначе, в которой нет никакого «мы» и где общий ребенок становится лишним. Колесо равнодушия продолжает закручиваться: родители, не понимающие друг друга, без конца выясняющие отношения; якобы тихие соседи, ругающиеся за стеной; новые жильцы, ждущие ребенка (уже на коротких фразах покупателя понимаешь, что и в этой семье будет не все благополучно) — конвейер разрушенных жизней. Мы видим, что вокруг все именно так. Мы пытаемся вырваться, как и герои фильма, но не можем. Почему? Это один из вопросов, поставленных перед зрителем. Ничего вроде бы не значащие мелочи: подзатыльник и мелкое унижение на глазах гостей — признаки невнимательности, неумение и нежелание понимать, ценить и беречь, отношение ко всему живому и неживому как к незначительному, временному. Безвременье как промежуток между белым и черным — серость, из которой вырастает мгла жестокого будущего. Ничего не нужно делать, достаточно бездействия. Стоит только остаться равнодушными, и все самое дорогое поглотит ничто — за неизвестностью последует чернота.

Звягинцев снимает не очередную притчу, не авторское или только фестивальное кино — статуэтки не являются главной целью. Следуя за мыслью, начатой в Елене, он пытается вскрыть источники равнодушия и насилия, царящие в обществе, создавая драму о жизни обывателей, снимая для обывателей, стараясь говорить с ними на их же языке. Это редкая для российского кинематографа гуманистическая картина, ставящая перед собой задачу изменить сознание массового зрителя — утопическая идея, внушающая, тем не менее, уважение. Отсюда морализаторство, очевидные цитаты и прямые высказывания, за которые так ругают критики. Социальное кино, снятое для широкой аудитории, не способно работать с намеками и тонкими аллюзиями. Максимум, что можно себе позволить, — это вытаскивать зрителя визуальными приемами, тянуть в эстетическое всеми путями — через красоту к пониманию.

 

2.

Будучи еще совсем девочкой, я проходила мимо интерната и увидела у ограды рыдающего малыша. Он глотал слезы беззвучно, зажмурившись, пряча отчаяние куда-то глубоко в себя, понимая, что его никто не видит, что его горе никому не интересно. Он плакал так, будто кроме него никого на свете не было, даже бога (скорее всего, он и не знал о возможности его существования). Мальчик, рыдающий за дверью, случайно узнавший, что не нужен родителям, в точности повторил те воспоминания — в немоте, беспомощности, нигде.

Погружаясь в картину, секунду назад узнавая себя в героях, убегающих от всего, что может нарушить хрупкий комфорт, от всего, что мешает строить позитивное будущее, неожиданно оказываешься перед тем, чего так бежишь. Оператор будто берет за шкирку, ведет из угла в угол, отвлекая и заманивая, и вдруг, с разбегу, дистанция сокращается до минимума, и зритель оказывается перед лицом трагедии — в точности как еще один бессильный ребенок, идущий мимо чужой беды. Общая беспомощность находящихся в неведении, в темноте — на экране и по обратную сторону, в зрительном зале, — темнота как зеркало для героев.

Неизвестность замыкает и сам фильм. Мальчик уходит из дома и пропадает, будто не было (и мы наконец узнаем говорящую фамилию героев — Слепцовы). Его ищут, и этот розыск, долгое хождение за бригадой неравнодушных поисковиков по пегой земле в проталинах, по заброшенному сталкеровскому зданию — путь по своим ошибкам, шанс двух взрослых людей выскочить из инфантильного существования в осознанность, почувствовать потерю. Даже здесь к исчезнувшему нелюбимому ребенку отношение обнулено. День назад он был не нужен, а сегодня пытаются его найти, то есть перестают думать о сыне как о вещи. Трагедия доходит до них постепенно, прорываясь сквозь слепоту восприятия, и только в главной страшной сцене, в морге, перед неопознанным трупом, они понимают происходящее. Мать говорит, что у сына было родимое пятно на груди, которого еще недавно она не вспомнила. Абстрактный мальчик, ненавидимый еще в утробе, принесший боль при родах, так похожий на нелюбимого мужчину, отторгнутый как еще одно виноватое мужское существо, становится реальным и близким.

Но даже теперь, стоя перед трупом, супруги не готовы окончательно понять происходящее, не способны действовать осознанно. «Я никогда бы его не отдала», — кричит героиня, пытаясь отбиться от собственной вины. Истерика матери и рыдания отца — это запоздалое осознание и слезы о себе, недолгий стыд перед собой, попытка оправдать себя в своих же глазах.

Финал одновременно остается открытым и ставит жирный крест на светлом будущем бывших супругов. Что именно случилось с мальчиком, до конца не проговаривается. Пропавший ребенок, которого оба хотели спихнуть то на озлобленную бабушку, то друг на друга, то в интернат, выкинуть из жизни как напоминание о неудачном браке, по факту оказывается единственной возможностью оживить выскобленную способность чувствовать. По диалогам двух задерганных людей не совсем понятно, каковы были их отношения раньше. Крики и оскорбления говорят скорее об утрате надежд, чем о равнодушии. В любом случае, их взаимные обиды полностью падают на сына, концентрируются в нем. Можно ли начать заново, перешагнув через собственного ребенка? Способно ли общество, ходящее по трупам, создать иную действительность?

В новой семье герой относится к годовалому сыну, рожденному от якобы любимой женщины, точно так же — он чуть ли не бросает надоевшего малыша в манеж, не обращая внимания на его плач. Героиня, нашедшая нового любовника, сосуществует с ним и окружающей действительностью на той же дистанции. Способность любить и, значит, быть любимым утрачена.

Нелюбовь как вирус покрывает и людей, и вещи, и понятия, переходит по наследству, встраивается в геном. Невозможность что-либо создать без навыка любить, что-либо объяснить без понимания главного кажется Звягинцеву абсолютной. Но он не первый режиссер, заговоривший об этой теме в российском кинематографе, но, кажется, единственный, сделавший это так откровенно. Еще в картине Павла Лунгина Такси-блюз (1990 год) герой Мамонова пытался научить простой работе мойщика машин. «А ты полюби этот коврик!» — кричал он напарнику, теряя терпение и озверевая. Тот, кто понимает источник равнодушия и несостоятельности, от бессилия впадает в отчаяние, кричит прямым текстом, капслоком, то есть, ведет себя как неприспособленный, как тот, кто еще может остро чувствовать отчаяние, боль и бессилие, — «невзрослый».

История, на которую ссылаются критики и сам режиссер, рассказанная Ингмаром Бергманом в Сценах из супружеской жизни (1973 год), где дети появляются в первых кадрах, а далее выносятся за скобки существования, пока родители строят свою жизнь, получает у Звягинцева буквальное воплощение и обратный итог. Ребенком, как символом жизни, жертвуют, не глядя. В действительности, где кругом сплошное насилие, живое несовместимо с благополучием — слишком затратно эмоционально. Небытие в незнании, как жизнь в матрице, в социальных сетях, в созданной кем-то легенде, легче и желаннее — оно не требует действий. Безучастие героев, как бегство от боли, должно вызывать сочувствие, но ничего подобного не происходит. В конце фильма с трудом вспоминаешь их имена — равнодушие включается и здесь. Нельзя стать важным, любимым, если не способен к эмпатии, к нравственному действию. Равнодушие окружающих друг к другу порождает слабость и отстранение. Отстранение потакает ситуации, где насилие будет принято и съедобно. Отстранение приводит к легализации насилия. Насилие приводит к войне. В связи с этим сравнение развода супругов с разъединением и войной когда-то родственных государств не кажется пафосным и притянутым. Невидимое, серое бездействие, непротивление злу ведет к глобальным последствиям — очевидная истина, стертая из современного контекста. Звягинцев смеет на ней настоять. Прямое высказывание становится единственно возможным, когда речь идет о самом страшном — гибели ребенка и о войне. Но режиссер оставляет надежду: мальчик, как символ любви, пропадает. Погиб он или просто пропал — до конца не ясно, следовательно, вопрос исхода противостояния остается открытым.

Начиная с подсказок и продолжая очевидными символами, режиссер доводит метафору до голого факта — отрывок из передачи с Киселевым об Украине, крупные буквы во весь экран на спортивной кофте в самых последних кадрах — то есть, буквально называет вещи своими именами. Однозначность сценарных ходов в конце фильма похожа на прямой удар — нарочитый, но сокрушительный. По сути, это тот же прием, что используется в самом начале, когда зрителя тыкают носом в детское горе. Там хотелось утешить ребенка, вбежать в кадр и унести. Тут хочется спасти нас всех. Это решение рассчитано именно на такое чувство — подтолкнуть к действию, разорвать круг равнодушия — что отчасти удалось хотя бы в поле зрительского восприятия.

 

Елена Дорогавцева
Журнал «Знамя»

«Нелюбовь» Звягинцева вошла в шорт-лист премии «Оскар» :: Общество :: РБК

Фильм «Нелюбовь» Звягинцева Россия выдвинула на премию «Оскар» в мае, после того как картина получила приз жюри Каннского кинофестиваля. После этого, в октябре, фильм признали лучшим на фестивале в Мюнхене и 61-м Лондонском международном кинофестивале (BFI London Film Festival). В начале ноября лента была удостоена двух призов Европейской киноакадемии. Тогда же ее номинировали на премию Independent Spirit Awards. В декабре «Нелюбовь» стала номинантом на премию «Золотой глобус».​

Фильм рассказывает историю российской семьи на грани развода, у которой пропал ребенок. В главных ролях снялись актеры Марьяна Спивак и Алексей Розин.

Выдвижение «Нелюбви» на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» стало уже не первой номинацией картины Звягинцева на эту награду. В 2015 году на эту премию выдвигался снятый им «Левиафан». На следующий год в борьбу за получение награды киноакадемии вступил «Солнечный удар» Никиты Михалкова.​

Российское кино на «Золотом глобусе» и «Оскаре»

«Золотой глобус»

Советские и российские фильмы 13 раз (шесть — до распада СССР и семь — после) номинировались на «Золотой глобус» в категории «Лучший фильм на иностранном языке», однако получали награду всего два раза. В 1969 году победу одержал фильм «Война и мир» Сергея Бондарчука. В 2015 году приз получила картина Андрея Звягинцева «Левиафан». В 2017 году на премию от России также был номинирован фильм Звягинцева — картина «Нелюбовь». Для Звягинцева эта номинация на «Золотой глобус» уже третья. Кроме картин «Нелюбовь» и «Левиафан», в 2004 году на премию была номинирована его картина «Возвращение». Кроме Звягинцева, из российских режиссеров на «Золотой глобус» претендовали Никита Михалков («Урга — территория любви»), Сергей Бодров-старший («Кавказский пленник»), Павел Чухрай («Вор») и Алексей Учитель («Край»).

Премию «Оскар» в аналогичной категории за лучший фильм на иностранном языке советские и российские картины получали четыре раза из 16 номинаций. Обладателями награды становились картины «Война и мир» Сергея Бондарчука, «Дерсу Узала» Акиры Куросавы (совместное производство Японии и СССР), «Москва слезам не верит» Владимира Меньшова и «Утомленные солнцем» Никиты Михалкова.

Из российских фильмов до номинации в этой категории также доходили картины «Урга — территория любви», «Кавказский пленник», «Вор», «12» и «Левиафан». Последний в 2015 году считался одним из главных фаворитов, но проиграл польской картине «Ида». «Нелюбовь» Звягинцева в 2017 также выдвинули от России на «Оскар».

Звягинцев и Михалков — лидеры по номинациям на «Оскар» в постсоветское время. Михалков выдвигался на получение премии пять раз, дважды номинировался и один раз получил награду. Звягинцев выдвигался трижды и также получил две номинации.

В 2018 году на «Оскар» от России выдвигался фильм «Собибор» Константина Хабенского.

Советские и российские фильмы получали «Оскар» в категории «Лучший документальный фильм» («Разгром немецких войск под Москвой» Леонида Варламова и Ильи Копалина, 1943) и «Лучший короткометражный анимационный фильм» («Старик и море» Александра Петрова, 2000).

Размещавшего нацистские картинки педагога СПбГУ уличили в нелюбви к религии

Размещавшего нацистские картинки педагога СПбГУ уличили в нелюбви к религии Евгения Авраменко

11:41 15.10.2020 158 В СПбГУ произошел скандал из-за преподавателя, публиковавшего в социальной сети фото с нацистской символикой. На него пожаловались студенты, и ВУЗ решил обратиться в полицию.

В среду, 14 октября, стало известно о жалобе студентов руководству СПбГУ на преподавателя, размещавшего на своей личной странице в социальной сети «ВКонтакте» неподобающие фотографии. Об этом сообщает «Комсомольская правда Санкт-Петербург». 

Студенты рассказали, что педагог публиковал картинки с нацистской символикой и обнаженными женщинами. Также он позволял себе размещать на личной странице расистские и антирелигиозные высказывания. Аккаунт преподавателя во «ВКонтакте» при этом был открыт для всех пользователей.  

По итогам ректорского совещания, на котором обсуждали жалобу студентов, сотрудники вуза решили обратиться в правоохранительные органы и комиссию по этике СПбГУ.

Ранее НЕВСКИЕ НОВОСТИ писали, что Санкт-Петербургский государственный экономический университет переходит на дистанционный формат обучения в связи со сложной эпидемиологической ситуацией в городе.

Понравился материал?Подпишись на «Невские новости»

Материалы партнеров:

Более половины публики не любят свои фотографии

Нет ничего хуже, чем быть застигнутыми врасплох на камеру, особенно когда мы запечатлены в нелестной позе. К сожалению, это изображения, которые обычно попадают в социальные сети после того, как кто-то записывает социальное событие, а затем загружает доказательства для всеобщего обозрения.

Внезапно все наши неровности и неровности открываются для всеобщего обозрения — что на самом деле будет намного добрее, чем наше собственное суровое отношение к себе.

Безопасность в цифрах

Хорошая новость в том, что не только мы ненавидим свои фотографии. Фактически, 57,9% из нас не любят смотреть на свои фотографии, будь то снимки, сделанные другими людьми, или наши собственные тщательно поставленные селфи. Это было выявлено в ходе независимого опроса британской общественности: «Что вы думаете о своих фотографиях, сделанных кем-то другим?»

Несмотря на многочисленные попытки сделать идеальное селфи — не говоря уже о фильтрах и редактировании, которые мы можем внести в выбранные нами снимки, — только 5% из нас предпочитают фотографировать себя.

Скажи сыр!

Как бы мы ни хотели, невозможно навсегда избежать камеры. Помимо того, что вас сфотографировали по работе или для получения документов, удостоверяющих личность, всегда будет какое-то социальное событие — например, свадьба или семейное мероприятие, — когда вам необходимо сфотографироваться.

Очевидно, мы не всегда знаем, когда собираемся сфотографироваться. Но когда вы знаете, что приближается важное общественное мероприятие, вы можете сделать несколько вещей, чтобы подготовиться к фото.К ним относятся следующие:

  • Поэкспериментируйте с техникой макияжа — ознакомьтесь с нашими советами профессиональных визажистов ниже — чтобы подчеркнуть свои лучшие черты.
  • Закажите стрижку — или хотя бы бахрому — перед мероприятием. Если вы собираетесь сделать рестайлинг, дайте себе время привыкнуть к новому стилю.
  • Если вы беспокоитесь о том, что стойкий жир испортит ваш профиль лица, неинвазивная хирургия, такая как SculpSure, может стать решением для улучшения линии подбородка.
  • Точно так же, если диета и упражнения не помогают избавиться от шишек и шишек вокруг бедер, бедер и живота, SculpSure может помочь избавиться от этих участков жира.
  • Найдите время, чтобы спланировать свой гардероб, избегайте ярких узоров или чрезмерно ярких цветов, если только вы не стремитесь выделиться!

Слушайте экспертов

Вместо того, чтобы искать способы уклоняться от камеры, мы решили узнать, как максимально использовать наши возможности фотографирования и что может быть лучше, чем поговорить с экспертами.

Читайте советы профессиональных фотографов Шэрон Триз и Абраксас, визажистов Хелены Шекспир и Жаки МакЭлрой, а также тренера по свиданиям Рэйчел Нью.

Какой ракурс камеры, по вашему мнению, больше всего подходит для похудения?

Sharon: Я думаю, что портрет крупным планом очень лестен. Не так много шишек и шишек, о которых можно подумать. Групповые фотографии также помогают, так как вы можете сжать и спрятать части тела, которые не устраивают людей.

Abraxas: Чтобы сделать снимок всего тела, поверните объект под небольшим углом и попросите его повернуть шею так, чтобы его нос был направлен к центру объектива камеры.Низкий угол камеры может заставить человека выглядеть выше, в то время как большой угол, как правило, больше подчеркивает черты лица. Размытие фона вне фокуса очень хорошо работает при портретных снимках крупным планом — опять же, поворот тела под небольшим углом, как правило, наиболее лестно. Убедитесь, что ступни находятся под тем же углом, что и плечи, — это предотвратит скручивание верхней части тела человека, если фотограф попросит его немного повернуться влево или вправо.

Что вы можете посоветовать людям, которым сложно позировать для фотографий?

Sharon: Мой самый большой совет — не позировать.Это выглядит немного надуманным и неуклюжим. Лучшие позы — это естественные моменты. Я обычно использую небольшие подсказки или действия с парами, чтобы они чувствовали себя комфортно и улыбались естественно.

Abraxas: Доверьтесь своему фотографу! Лучшие фотографы без труда проведут вас и сразу же заставят вас почувствовать себя комфортно. Не тренируйте свою улыбку или какие-либо позы — некоторые люди не умеют улыбаться, поэтому фотограф, заставляющий вас улыбаться, только заставит вас почувствовать дискомфорт.

Есть ли какие-то определенные цвета / узоры, которые плохо фотографируются?

Sharon: Полоски и очень насыщенные яркие узоры плохо снимаются.На помолвках я рекомендую парам носить нейтральную или подходящую одежду. Никаких ярких цветов или узоров.

Abraxas: Обычно лучше всего подходят нейтральные цвета, такие как серый. Очень популярны пастельные тона, особенно синий, лавандовый, сиреневый и серый. Черный цвет хорошо подходит для похудения и может сочетаться с кремовыми или белыми аксессуарами. Стоит учитывать время года. Осенние цвета могут быть очень насыщенными и теплыми, весна и лето более легкими, а зима, как правило, привлекает насыщенные тона, такие как черные, красные и коричневые тона.Оливковый — это цвет, который очень хорошо фотографирует зимой.

Какие типы фона лучше всего подходят для фотографирования?

Sharon: Естественный фон — кусты, поля и парки — хорошо подходят, как и стены. Все, что не отвлекает.

Abraxas: Лучше всего подобрать место, где вы чувствуете себя комфортно и вы сами. Это может быть в сельской местности или где-нибудь более городское и резкое. Разное время дня и года может резко изменить ощущение фона — например, свет зимой имеет очень синий оттенок, который наши глаза на самом деле не улавливают, а камеры.С течением года цветовая температура меняется, и естественные тона дневного света начинают становиться намного теплее в сторону желто-красной шкалы.

Есть ли у вас какие-нибудь советы, как успокоить людей, когда вы их фотографируете?

Sharon: Мой самый большой совет, чтобы успокоить людей перед тем, как их фотографировать, — это поговорить и узнать их поближе. Мы часто сначала пьем кофе и болтаем, и я обычно рассказываю обо мне несколько забавных историй. Мне нужно сначала быть их другом, а потом фотографом.Я всегда могу сказать, когда фотограф сделал фотографию, с которой пара чувствует себя счастливой.

Abraxas: Лучшие фотографы заставляют людей чувствовать себя расслабленными перед камерой, даже если они этого не замечают, поэтому даже самые стеснительные люди могут хорошо фотографировать. Опытный фотограф направит вас и расскажет, что делать, а не вы сами. Если фотограф просто просит вас «вести себя естественно», этого на самом деле недостаточно.

Сколько снимков реально нужно сделать, чтобы получить идеальный снимок?

Sharon: Как правило, идеальное фото получается на двух или трех фотографиях.Хотя лучшие фотографии часто бывают «запечатлевшими момент», когда что-то просто происходит, и вы сразу же снимаете это. Именно в этот момент я начал заниматься свадебной фотографией.

Абраксас: Один! Серьезно, вам не нужно делать сотни снимков, чтобы получить отличное фото. Опять же, все сводится к опыту фотографа.

Когда вы порекомендуете отредактировать фотографию или применить фильтр?

Sharon: Я с энтузиазмом занимаюсь минимальным редактированием и ненавижу фильтры, особенно фильтры социальных сетей.Я бы отредактировал, если бы на лице был прыщик, но это все, что мне нужно. Я думаю, что если вы зайдете слишком далеко, это будет выглядеть фальшивкой и не соответствует действительности.

Abraxas: Фильтры никогда не были такими популярными, и каждый может их использовать, особенно в Instagram. Обратной стороной фильтров является то, что они очень быстро устаревают, даже в «винтажных» тонах, которые сейчас популярны на свадьбах. Я лично верю в то, чтобы фотографии выглядели абсолютно естественно. Поэтому, хотя мы редактируем недостатки и можем естественным образом сгладить кожу и другие нежелательные детали, лучшие фотографии — это те, которые выдержат испытание временем и на которых не используются фильтры.

Подготовка — ключ к успеху

Даже если вы не большой поклонник макияжа, он действительно может стать вашим лучшим другом, когда нужно хорошо выглядеть на фотографии. Немного тактически нанесенного консилера и тонального крема могут помочь выровнять цвет лица и уменьшить любые покраснения или блеск. Лучше меньше, да лучше, особенно если вы обычно не пользуетесь косметикой, поэтому хитрость заключается в том, чтобы замаскировать пятна и выделить черты лица.

Визажисты Хелена Шекспир и основательница школы макияжа Жаки МакЭлрой предлагают свои советы экспертов:

Есть ли какие-то виды макияжа, которые вы бы избегали использовать, зная, что вас сфотографируют?

Jacqui: Я бы избегал закрепляющей пудры высокой четкости (HD).В отличие от большинства закрепляющих порошков, порошки HD состоят из диоксида кремния, ингредиента, который отражает вспышку фотоаппарата. В видеороликах пудра HD может придать коже безупречный вид, как в Photoshop, но на фотографиях она будет выглядеть как ярко-белая пудра.

Helena: Матовая кожа лучше всего подходит для фотографий, поэтому я бы не стал использовать слишком влажные продукты или слишком много бликов на базовом слое. Я бы стремился сделать матовыми «горячие точки» на лице человека — везде, где масло быстро становится жирным или горячим, — поскольку пот производит блеск, который улавливает камера.

Мерцающие продукты в порядке — я бы просто не стал покупать блестящие продукты, если бы это не было кратким изложением.

Избегайте тональных кремов с высоким уровнем SPF / солнцезащитного крема, так как они могут производить нечто, известное как «ретроспективный эффект» при фотографировании со вспышкой. Это вызвано светоотражающими частицами в макияже и средствах ухода за кожей и придает фотографиям белое сияние.

Как вы думаете, полезно ли наносить больше или меньше макияжа, если вы собираетесь фотографироваться?

Jacqui: Если вы работаете над молодой безупречной моделью, то меньше значит лучше.Кожа должна выглядеть как кожа. Гладкий и глянцевый даже в старшем поколении. Кожа должна выглядеть молодой, и если вы нанесете слишком много тонального крема или пудры, это может сделать вас тусклым и пыльным. Важно убедиться, что кожа безупречна, скрывая участки вокруг глаз, носа, подбородка и т. Д. Это должно применяться ко всем возрастам.

Helena: Как правило, на фотографиях требуется на 10% больше макияжа. Некоторые продукты и цвета кажутся «исчезающими» в разных цветах и ​​источниках света.Например, я всегда советую клиентам наносить немного больше румян в день свадьбы, так как есть много конкурирующих элементов, и нет ничего лучше белого платья, которое отражает прекрасный свет на лицо. Если не добавить немного румян или бронзатора, вы рискуете выглядеть «размытым».

Есть ли какие-нибудь техники макияжа, которые вы бы порекомендовали, чтобы лицо выглядело стройнее на фотографиях?

Jacqui: Тонкое контурирование и выделение, но не в стиле «Instagram».На более округлом лице я обведу контуром по бокам лба и вдоль висков. Также область под скулами, начиная от ушей до середины щек и заканчивая изгибом до линии подбородка. Затем я выделил середину лба и центр подбородка, завершив область под глазами в виде перевернутого треугольника, чтобы сделать их ярче.

Helena: Бронзирование, контурирование и выделение — три полезных метода, которые могут помочь создать иллюзию более стройного лица на фотографиях.Ищите места для света и тени. Я обычно делаю подсветку на скуле и смягчаю ее контурным оттенком от уха до впадин щеки, чтобы сделать лицо более стройным. Точно так же контур может быть полезен на линии подбородка. Нанесите бронзер на верхнюю часть лба — в любое место, где солнце будет естественным образом загорать, — это также поможет создать иллюзию более стройного лица.

Есть ли у вас какие-нибудь советы, как сделать макияж стойким на весь день?

Jacqui: Грунтовка, безусловно, необходима.Мне нравится праймер Laura Mercier, который удерживает основу на месте в течение всего дня, и хороший праймер для теней, например Urban Decay. Также необходима водостойкая тушь.

Helena: Убедитесь, что ваша кожа должным образом увлажнена — пейте много воды и увлажняйте ее независимо от типа кожи. Праймеры — это полезные продукты, которые помогают продержаться другим продуктам, но бесполезны, если вы не заботитесь о своей коже. «Стойкая основа», обеспечивающая до 16 часов носки, может продлить срок службы основы и, в свою очередь, любых других продуктов, используемых поверх.Спрей с хорошей фиксацией также поможет макияжу держаться на протяжении всего дня. Кремовые основы для теней сохранят стойкость теней и предотвратят образование складок. Для придания долговечности любой жидкий продукт засыпьте пудрой.

Что бы вы посоветовали носить с собой в сумочке для ретуши в течение дня?

Jacqui: Прессованный порошок — но не HD! Кремообразный консилер, такой как Nars, а также помада или блеск.

Helena: Я бы порекомендовала держать под рукой промокашки, пудру и помаду.Очень важно удалить этот масляный слой пудры перед нанесением ретуши, иначе на него будут прилипать дополнительные слои пудры, и макияж будет выглядеть твердым и тяжелым. Очевидно, что помада — важный продукт, который нужно носить с собой, чтобы хорошо выглядеть, так как она исчезнет после питья и еды. Если у вас сухая кожа, можно использовать спрей для увлажнения, чтобы макияж выглядел свежим и увлажненным.

Есть ли у мужчин какие-то уловки с макияжем, которые будут естественны на камеру?

Jacqui: Лучше меньше, да лучше! Небольшой кусочек консилера под глазами и гель для бронзатора — в отличие от пудры — для более реалистичного эффекта бронзового оттенка.Бобби Браун создает великолепный гель для бронзатора.

Helena: Сокрытие — и, возможно, корректировка в зависимости от темноты под глазами — поможет мужчинам выглядеть более ясными и бодрыми в кадре. Нанесение небольшого количества бронзатора на верхние точки лица действительно может улучшить здоровье кожи и общий вид. Маскирующие пятна и прыщи могут помочь улучшить цвет лица, и необходимо приудить любой блеск полупрозрачной пудрой. Расчесывание и установка бровей с четким набором бровей также могут иметь огромное значение.

Добавление лица к имени

Есть много случаев, когда лестная фотография может быть полезной, например, сайты знакомств. Хотя все большее количество сайтов заявляют, что в центре внимания находится личность, а не внешний вид, достойная фотография, несомненно, поможет создать это важнейшее первое впечатление.

Чтобы узнать больше о типе аватарки, которая используется в приложениях для знакомств, мы поговорили с тренером по знакомствам Рэйчел Нью. Вот что она сказала:

Считаете ли вы, что потенциальные партнерши решают совместимость исключительно по фотографии?

Рэйчел: Нет, но это всегда отправная точка.Мы реагируем на фото на физическом и эмоциональном уровне.

По вашему опыту, какие фотографии на сайтах знакомств самые успешные?

Rachel: Вам нужно опубликовать около четырех картинок в различных настройках. По крайней мере, один должен быть снимком в полный рост, показывающим вашу фигуру — честность действительно важна при свиданиях. Они должны быть в курсе последних событий — обнаружение, что ваше свидание выглядит на 10 лет старше, чем на их фото, — очень разочаровывающее начало свидания! Вы также хотите создать впечатление, что у вас широкий круг интересов и активная общественная жизнь.Я предлагаю один в кафе, задумчиво или для чтения, а другой на улице, гулять, подниматься на гору, у воды или чего-то подобного.

Что вы думаете о снимках в стиле боевиков или вечеринок по сравнению с постановочными кадрами?

Rachel: Приятно показать, что у вас есть друзья, поэтому фотографии с вечеринки могут быть полезны. Но должно быть ясно, кто из них вы (может, стрелку добавить ?!). Однако вы не хотите создавать впечатление, будто вы всегда выпиваете, поэтому вам нужен баланс между здоровыми и приятными занятиями!

Работают ли селфи так же хорошо, как и фотографии, сделанные другими людьми?

Рэйчел: Нет, селфи выглядят действительно непрофессионально и производят впечатление, что вы не приложили усилий.Селфи также может указывать на то, что у вас нет друзей, которые могли бы сфотографировать вас. Они никогда не выглядят так хорошо — очень сложно получить нужный угол, не глядя вниз, а свет никогда не бывает правильным. Снимки, на которых ваше лицо слегка наклонено, также выглядят более привлекательно, что сложно сделать правильно в селфи.

Люди склонны выбирать естественные изображения или изображения с сильной фильтрацией?

Рэйчел: В наши дни монтаж — это нормально, особенно среди тех, кому от 20 до 30 лет.Трудно получить естественные и хорошие снимки, если вы не пользуетесь услугами профессионального фотографа (что многие люди сейчас и делают). Но если вы хотите выделиться из толпы, подлинность привлекательна и освежает, поэтому стоит приложить усилия.

Есть ли какие-то большие запреты, когда дело доходит до выбора картины для своего изображения?

Rachel: Никаких бывших партнеров, детей, грязных тарелок (если ваше фото в ресторане), грязных комнат, футболок, пивных банок! Не надевайте ничего слишком откровенного, если вы ищете что-то серьезное — даже если этого и не должно быть, это создаст впечатление, что вы просто ищете что-то небрежное.Я бы сказал, никаких животных, если только найти кого-то, кто любит животных, не станет для вас препятствием. Не делайте снимков, на которых вас трудно увидеть при просмотре на телефоне. Немного отталкивают и глупые картинки с глупыми ухмылками!

бесплатных клипартов «Дизлайк», скачать бесплатные картинки, бесплатные картинки в библиотеке клипартов

PNG

кнопка «Не нравится»

палец вниз клипарт

Призма для волос

не нравится gif клипарт

палец вверх символ

ненависти картинки

pouce rouge youtube

facebook палец вниз png

эмблема

палец вниз красный клипарт

большие пальцы руки вниз смайлик

палец вниз картинки

клипарт ненависть

нелюбовь клипарт

не нравится логотип

палец вниз gif клипарт

злой кальвин и хоббс

палец вверх вниз значок png

значок плохой производительности png

Значок

ненавижу математику

кнопка «Мне не нравится» в facebook

злой компьютер клипарт

картинки любящее сердце

неправильный клипарт

II ненавижу любовь

картинки

смайлик негативный

PNG

картинки палец вверх знак

не люблю читать

значок дизлайка png

международный аэропорт гонконга

палец вниз вектор png

прозрачный палец вниз гифка

Гарфилд по понедельникам

картинки

палец вверх картинки

нравится и не нравится клипарт

PNG

чувствую смайлик

статуя единства

business woman клипарт

красный вопросительный знак png

статуя единства

Довольно некрасиво: почему нам нравятся некоторые песни, лица, еда, пьесы, картинки, стихи и т. Д.и неприязнь к другим

Люди — это химические машины, но мы (и некоторые другие животные) развиваем чувство прекрасного. Почему и как оно развивалось? Как он образуется?

Эта книга отвечает на эти вопросы с точки зрения ученых с глубокими познаниями в области искусства. В нем переплетаются экспериментальные науки с историей искусства, архитектуры, музыки, танцев, речи, литературы и еды.

Хотя мы воспринимаем каждое из наших органов чувств как совершенно разные, авторы показывают, что все они внутренне похожи — похожи в том, как они функционируют и как они формируют наш эстетический опыт.

Авторы охватывают множество областей и не предполагают, что у читателя есть какие-либо специальные знания или опыт. Они избегают жаргона, уравнений и формул и начинают каждое обсуждение с вводного уровня.

Однако вводный еще не значит элементарный. Это широкий нож, который глубоко режет.


Чарльз Маурер — свободный писатель, специализирующийся на науке и технологиях. Он читает академическую литературу по многим направлениям и имеет профессиональные навыки в области графического дизайна и коммерческой фотографии.

Дафна Маурер — психолог-экспериментатор, изучающая развитие зрения. Она является заслуженным профессором факультета психологии, неврологии и поведения в Университете Макмастера, Канада, и является членом Королевского общества Канады.

Их предыдущая книга «Мир новорожденных» получила Книжную премию Американской психологической ассоциации.

«Почему мы находим одни вещи привлекательными, а другие — нет? В этой увлекательной книге авторы отправляют читателя в обширное интеллектуальное путешествие, чтобы предложить комплексный подход к ответу на этот извечный вопрос.
Джанет Ф. Веркер, доктор философии, FRSC
Канада, научный руководитель, факультет психологии, Университет Британской Колумбии

«Одна из самых поучительных книг, которые я когда-либо читал».
Тимоти МакГи, доктор философии
Почетный профессор музыкального факультета Университета Торонто

«Представьте, что вы ранний человек, идущий по джунглям, а поблизости прячется тигр. Чтобы выжить, вам понадобится ухо, которое сможет отличать звуковые волны, издаваемые шагами тигра, от всех других шумов вокруг вас.Или глаз, который мог бы заметить малейшее оранжевое пятно среди множества зеленых листьев. Вам нужно будет распознавать закономерности и внимательно следить за их изменениями. Сегодня вы можете использовать те же способности, чтобы наслаждаться гармониями в музыке или восхищаться визуальными эффектами в искусстве. К такому выводу пришли психолог из Университета Макмастера Дафна Маурер и писатель из Торонто Чарльз Маурер, которые потратили три десятилетия на создание научной основы эстетики. Их недавняя книга Pretty Ugly: Почему нам нравятся некоторые песни, лица, еда, пьесы, картинки, стихи и т. Д.и не любит других, начинается с эволюционной биологии и затем использует нейробиологию, психологию развития, физику, математику, антропологию, музыковедение и историю искусства, чтобы установить механизмы, лежащие в основе наших культурных вкусов. Конечно, вкусы субъективны, а вот способ их установления — нет ».
Кейт Тейлор
«Глобус и почта», 27 июня 2020 г.

«Эта книга намного богаче, чем можно описать в этих нескольких абзацах. Грамотные читатели будут впечатлены размахом эрудиции и международной известности авторов и, вероятно, будут получать удовольствие от метафор и сравнений, украшающих текст.
Грегори Хэнлон, доктор философии.
Манро, профессор истории, Университет Далхаузи; Эволюционные исследования образной культуры, 2020

10+ лучших плагинов для кнопок «Нравится» на 2020 год

Поскольку социальные сети стали тенденцией последнего десятилетия, большое количество пользователей Интернета начали писать блоги и сообщения на различных платформах, включая Facebook, Tumblr, Reddit, LinkedIn и т. Д.

Вы, как владелец веб-сайта, должны постоянно обновлять свой веб-сайт в соответствии с последними тенденциями.Практически на каждой платформе социальных сетей, на которую вы заходите, вы обязательно увидите кнопку «Нравится». Поскольку WordPress является самым популярным конструктором веб-сайтов и благодаря его гибкости, вы можете просто добавить кнопку «Нравится» на свой веб-сайт, чтобы ваша аудитория могла дать вам обратную связь или даже поставить лайк на разных платформах.

Существуют также темы WordPress, в которые интегрированы кнопки социальных сетей, включая тему WordPress Publisher.

Теперь, без лишних слов, давайте представим лучшие плагины для кнопок WordPress на 2020 год.

Лучшие плагины кнопки Like WordPress:

Первым плагином кнопки Like WordPress в нашем списке является WP ULike, разработанный и разработанный Али Мирзаи. Этот плагин считается лучшим и самым быстрым плагином для добавления кнопок «Нравится» и «Не нравится» на ваш сайт WordPress. WP ULike — это бесплатный плагин для добавления базовой кнопки лайка WordPress. Тем не менее, он также поставляется с профессиональной версией, которая имеет гораздо больше функций.

Профессиональная версия включает голосование «не нравится», виджеты Elementor, великолепно выглядящие шаблоны, быстрые и полные услуги поддержки и т. Д.WP ULike позволяет посетителям ставить лайки или антипатии к сообщениям, изображениям и даже комментариям на вашем сайте.

Кроме того, он поставляется с полной настройкой, которая позволяет вам создать свой собственный стиль для кнопки «Не нравится» или «Нравится». Вы можете воспользоваться комплексными инструментами статистики, которые поставляются с плагином, для создания более привлекательного контента на веб-сайте.

Плагин WP ULike можно загрузить с официального сайта WordPress или непосредственно с панели инструментов WordPress.Просто перейдите на панель инструментов> Плагины> Добавить новый и найдите WP ULike.

После установки плагина он появится в меню слева. Плагин можно настроить на 4 вкладках «Общие», «Сообщения», «Комментарии» и «Настроить». На вкладке «Общие» вы можете изменить текст кнопок «Нравится» и «Не нравится». Отключить файлы плагинов на выбранных страницах и т. Д.

На вкладке «Сообщения» вы можете выбрать одну из 4 предварительно разработанных тем. Также убедитесь, что автоматическое отображение отмечено, иначе плагин не будет работать.Кроме того, WP ULike дает вам возможность включать или отключать Google Rich Snippets.

Вкладка «Комментарии» аналогична предыдущей. Последняя вкладка позволяет полностью настроить саму кнопку. Однако это для более продвинутых пользователей. Потому что вам может потребоваться добавить в него собственный код CSS.

Наконец, не забудьте нажать «Сохранить настройки», чтобы сохранить изменения.

WP ULike имеет чистый интерфейс и совместим с последней версией WordPress. Кроме того, он полностью поддерживает RTL и уже переведен на несколько языков.

WP Like Button разработана ребятами из CRUDLab, и это еще один отличный плагин для WordPress, который позволяет добавлять кнопку «Нравится» и «Не нравится» Facebook в WordPress. Кроме того, он позволяет добавлять кнопки «Поделиться» рядом с кнопками «Нравится» и «Не нравится».

Этот плагин имеет 4 различных типа расположения кнопок. Кроме того, он позволяет вам создать кнопку «Нравится» для вашей фан-страницы, сообщений, страниц и всего вашего сайта. WP Like Button может отображать кнопку «Мне нравится» и «Поделиться» на домашней странице, определенных страницах или даже на каждой отдельной странице и сообщениях.

Кроме того, кнопку можно добавить только с помощью шорткода, и она полностью совместима с большинством тем WordPress. Плагин не требует активации, просто установите его, и он готов к работе.

В настройках предлагается несколько вариантов. Например, вы можете выбрать, хотите ли вы добавить кнопку до или после выбранных вами страниц и сообщений или всех их. Кроме того, вы можете изменить язык, положение и даже ширину кнопки.

Пожалуй, самая крутая функция WP Like Button — это функция настройки в реальном времени, которая есть в ее настройках.Чтобы отключить кнопку «Нравится» и «Поделиться» в Facebook, просто используйте индикатор включения и выключения в настройках и сохраните изменения.

Рейтинг кнопки «Мне нравится» — отличный и полезный плагин для кнопки «Нравится» для WordPress, который помогает администраторам WordPress добавлять кнопки «Нравится» и «Не нравится» на свои веб-сайты. Этот плагин содержит забавные кнопки, которые могут сделать сайт более привлекательным для вашей аудитории.

Это бесплатный плагин, однако вам необходимо иметь учетную запись на LikeBtn.com и подключить свой веб-сайт, чтобы полностью активировать плагин.

После активации учетной записи вы получаете 7-дневную пробную версию, и как только пробная версия будет завершена, плагин вернется к использованию бесплатного плана. Чтобы активировать плагин, выполните следующие действия.

1. На панели инструментов WordPress нажмите кнопки Like.

2. На вкладке «Настройки» нажмите «Получить данные учетной записи», после чего вы будете перенаправлены на страницу регистрации. Просто зарегистрируйтесь, выбрав адрес электронной почты и пароль.

3. Введите домен вашего веб-сайта.

4.Скопируйте свой ключ API и идентификатор сайта и вставьте их во вкладку «Настройки» плагина. Затем нажмите «Проверить данные учетной записи».

5. Нажмите «Сохранить все изменения», и все готово!

На вкладке «Кнопки» вы можете выбрать макет из 41 предварительно созданной темы и предварительно просмотреть каждую из них. Кроме того, вы можете создать свою собственную кнопку «Нравится» или «Не нравится», нажав «Пользовательская тема и изображение» прямо под темами.

Рейтинг кнопки Like от LikeBtn позволяет полностью настроить кнопку и даже дает статистику общего количества лайков и антипатий, которую можно использовать для улучшения вашего контента так, как этого хотят посетители.

Liker — это плагин премиум-класса для WordPress, который позволяет собирать рейтинги как в мнениях, так и в форматах лайков. Плагин очень гибок, когда дело доходит до добавления этих кнопок. Например, у вас может быть обычная кнопка «нравится / не нравится», или вы можете выбрать кнопки «да / возможно / нет» или даже простую кнопку +1.

Эта гибкость создана для того, чтобы вы могли использовать плагин для веб-сайтов различной тематики. Например, вы можете использовать его для определения эффективности публикуемого вами контента.

Liker полностью совместим со всеми темами WordPress, редактором Gutenberg, основными браузерами и даже популярными конструкторами страниц в репозитории WordPress.

Кроме того, Liker имеет 13 различных стилей кнопок и поддерживает RTL.

All-in-one Like Widget — это самый быстрый способ добавить лайки Facebook на ваш сайт WordPress. Этот плагин отображает простую рамку с кнопкой Facebook Like и изображением профиля.

Все, что вам, как администратору, нужно сделать, это установить плагин, активировать его и из «Внешний вид»> «Виджеты» перетащить виджет в любое место.

В настройках виджета вы можете изменить заголовок, ширину и язык. Имейте в виду, что для того, чтобы этот плагин работал, вы должны добавить имя или идентификатор страницы Facebook в виджет.

После активации счетчик Like Dislike Plus добавляет кнопку «Нравится» и «Не нравится» после каждого сообщения и прямо перед разделом комментариев с дополнительным поворотом, позволяющим делиться контентом на платформах социальных сетей.

Это еще один плагин, похожий на WordPress, с современным и красивым стилем, который содержит более 600 потрясающих иконок шрифтов, 45 пользовательских тем, градиентных тем и позволяет полностью настраивать тексты кнопок.

Плагин имеет 3 основные вкладки в настройках. Настроить кнопку, статистику и настройки. На вкладке «Настроить кнопку» вы можете выбрать любую из предварительно разработанных тем, с которыми она поставляется. К тому же нет необходимости сохранять изменения после выбора темы, все происходит автоматически.

На вкладке «Статистика» отображается количество положительных и отрицательных оценок, полученных вами на веб-сайте. Наконец, в Настройках вы можете настроить плагин на использование файлов cookie. Это означает, что пользователям не нужно входить в систему, чтобы поставить отметку «Нравится» или «Не нравится».

Плагин Like Dislike Buttons полностью бесплатен и совместим с большинством тем WordPress.

Comments Like Dislike — это бесплатный плагин для кнопок «Нравится» для WordPress, который добавляет в WordPress значки «Нравится» и «Не нравится». Этот плагин можно скачать прямо с панели управления WordPress или с официального сайта. После того, как плагин будет установлен и активирован, перейдите в раздел «Нравится», «Не нравится» в разделе «Комментарии».

Плагин имеет две основные вкладки «Основные настройки» и «Настройки дизайна». В основных настройках вы можете включить или отключить лайки или антипатии, выбрать позицию, ограничение и т. Д.

В настройках дизайна вы можете выбрать 4 готовых шаблона, изменить цвета или даже создать свой собственный.

MX Like Button — это простой и удобный плагин с 6 базовыми шаблонами. Мол, сердце, смех, вау, грустно и сердито. После того, как плагин установлен и активирован, он будет добавлен в ваши сообщения. Однако он поставляется с простыми конфигурациями.

Всего имеется 3 вкладки конфигурации: Основные настройки, Кнопки изменения и Дополнительные. В основных настройках вы можете проверить типы сообщений, которым нужны кнопки лайков.По умолчанию отмечены все доступные типы сообщений.

На вкладке изменения кнопок вы можете изменить изображение каждой кнопки, загрузив свое собственное.

Плагин Like Dislike Counter WordPress делает именно то, что вы думаете, он добавляет кнопку «Нравится» и «Не нравится» на ваш веб-сайт WordPress и позволяет вашим пользователям ставить лайки и антипатии к сообщениям, страницам, типам сообщений и даже комментариям. Этот плагин очень прост и удобен в использовании.

Плагин Like Dislike Counter имеет отличный интерфейс, чистый дизайн, премиальную поддержку и, самое главное, он поставляется с 10 заранее разработанными шаблонами.Кроме того, он совместим с WordPress Multisite и последней версией WordPress.

Последний плагин в наших плагинах кнопок лайка WordPress на 2020 год — это Sassy Social Share. Этот плагин позволяет аудитории вашего веб-сайта делиться опубликованным контентом в Facebook, Twitter, Google, Linkedln, WhatsApp, Reddit и более чем на 100 других социальных платформах.

WordPress Social Sharing — это простой и удобный плагин для обмена, который поставляется с оптимизированными векторными значками. Кроме того, Sassy Social Share не сохраняет файлы cookie в браузерах, что делает его отличным плагином для тех пользователей, которые всегда беспокоятся о безопасности своего браузера и компьютера.

Этот плагин можно установить обычным способом, и после его активации он появится на панели инструментов WordPress. Sassy Social Share — это полностью настраиваемый плагин с 6 вкладками опций.

На вкладке «Выбор темы» вы можете изменить форму значков, отображаемых на вашем веб-сайте, изменить их размер, положение и цвет.

В стандартном интерфейсе вы можете выбрать платформы социальных сетей, которые вы хотите добавить на свой веб-сайт, чтобы аудитория могла их использовать.

Этот плагин также совместим с Google Analytics, что может дать вам возможность улучшить свой контент и увеличить вероятность его распространения.

Возмущенных пользователей сети хотят бойкотировать «Coolie No 1» Варуна Дхавана, но на YouTube нет кнопки «Не нравится»

Это год антипатий и бойкотов. Поэтому, когда трейлер Варуна Дхавана и Сары Али Хан, главной роли Кули №1 упал на YouTube в субботу, возмущенные janta и болливудские «фанаты» имели только одну миссию — снять видео с «непо детьми». самое нелюбимое видео 2020 года.Но тогда у платформы OTT Amazon Prime Video были другие планы.

Комедия, снятая ветераном кино Дэвидом Дхаваном, является ремейком культового фильма с Говиндой и Каришмой Капур в главных ролях, который был выпущен в 1995 году. Трейлер показывает Варуна в нескольких аватарах — от попытки воссоздать очарование Говинды до имитации Митхуна Чакраборти. Некоторые из оригинальных песен также были включены в ремейк.

Трейлер, по всем очевидным причинам, вызвал мгновенное сравнение между Говиндой и Варуном, многие высмеивали последнего с мемами за его очевидную чрезмерную игру и, таким образом, «разрушая» драгоценный камень.

Также читайте: Coolie № 1 Трейлер Реакция: Варун Дхаван по сравнению с Говиндой, которого кричали за «переигрывание»

Была еще одна часть возмущенных фанатов, которые выразили недовольство после просмотра трейлера, и крики о бойкоте «звездных детей» стали громче в субботу. Фактически, пользователи сети настроили «не понравиться» видео на YouTube еще до того, как трейлер действительно упал на платформу.

Возможно, зная о судьбе, с которой они столкнутся, Amazon Prime Video уже отключила кнопку «нравится-не нравится» на своем канале YouTube во время выпуска трейлера.Это предвидение, возможно, также помогло потоковой платформе осуществить идеальный ход «обратной карты UNO», поскольку неосведомленные возмущенные пользователи сети продолжали возвращаться к видео, что в кратчайшие сроки сделало трейлер трендом №2 во всей Индии.

Ранее в этом году трейлер фильма « Sadak 2» , снятого Махешем Бхаттом, стал вторым по популярности видео на YouTube после того, как возмущенные фанаты набросились на директора и индустрию в целом за «продвижение» кумовства и фаворитизма. В фильме, получившем самые низкие рейтинги IMDb среди фильмов Болливуда, главные роли сыграли его дочери Алия и Пуджа Бхатт.

Между тем, официальный синопсис 45-го фильма Дэвида Дхавана гласит: После оскорбления богатого бизнесмена по имени Розарио пандит Джай Кишен преподает ему урок, выдавая его дочь замуж за Раджу — кули, изображающего из себя миллионера. Вскоре раскрывается настоящая личность Раджу, но он сочиняет историю о грязном богатом близнеце. Одна ложь приводит к другой, и все начинает выходить из-под контроля.

Премьера

Coolie No. 1 состоится эксклюзивно 25 декабря 2020 года на Amazon Prime Video.

Новое исследование: Дети учатся не любить толстые тела к двум с половиной годам?

Фото Петра Краточвиля. Лицензия: CC0 Public Domain

Название : Предвзятость детей младшего возраста смотреть на средние показатели по сравнению с показателями ожирения связана с предубеждениями матери против ожирения

Авторы : Раффман, О’Брайен, Таумопо, Латнер, Хантер

Источник : Журнал экспериментальной детской психологии (2016), том 142, стр. 195–202. Ссылка на статью

Сверхбыстрое резюме : Малыши младше трех лет уже предпочитают смотреть на средние тела, а не на полные.Эффект связан с антижирным отношением их матерей.

Подробнее:

Чем они занимались

Авторы протестировали 70 очень маленьких детей и их матерей. Детей можно разделить на четыре группы по возрасту: младенцы (в среднем 7 месяцев), младенцы старшего возраста (11 месяцев), дети младшего возраста (29 месяцев) и дети более старшего возраста (32 месяца). В каждой группе было одинаковое количество мальчиков и девочек.

Они посадили детей на колени матери перед двумя экранами телевизоров.Сначала на обоих экранах воспроизводилось короткое понятное для детей изображение, затем, после звукового сигнала, на одном экране была фотография «тучного» человека, а на другом — «среднего веса». Камера между двумя экранами фиксировала, куда смотрели дети и как долго они смотрели на каждую картинку. Во время этой части эксперимента матерям завязывали глаза, поэтому их реакция на изображения не могла повлиять на то, куда смотрели дети.

Это были изображения до и после телевизионного шоу о похудании, и было 10 пар изображений.На них были мужчины и женщины в черных коротких и белых футболках, и исследователи закрыли лица участников шляпами, так что это были только тела участников. Все изображения «до» имели ИМТ в диапазоне «ожирения», пять из которых были ИМТ 35-40, а пять — с ИМТ более 40. Изображения после были немного более вариабельными, потому что они зависели от того, сколько веса участники потеряли во время шоу. У четырех из них ИМТ находился в диапазоне «нормального веса» (ИМТ 18,5–24,9), у 5 — в диапазоне «избыточного веса» (ИМТ 25–29.9), а у 1 ИМТ был примерно в пределах «ожирения».

Исследователи также собрали информацию о росте и весе родителей, уровне образования матерей и количестве телевизоров, которые дети смотрели каждый день.

Что они нашли

Что ж, давайте начнем с того, чего они не обнаружили: они исключили ряд сбивающих с толку факторов — вещей, которые могли повлиять на результаты, но на самом деле исследователи не хотели этого исследовать. Никакой разницы между мальчиками и девочками.Никакой разницы в просмотре «тучных» или «средних» изображений, связанных с ИМТ матери или отца, образованием матери или нормальным временем просмотра телевизора. И никаких различий во времени просмотра в зависимости от того, был ли на фотографии мужчина или женщина. Затем они могли перейти к рассмотрению ключевых факторов, представляющих интерес, возраста детей и отношения матерей к борьбе с ожирением, чтобы увидеть, объясняют ли они какие-либо различия в «ожирении» и «средней» внешности.

И да, они сделали:

  • Малыши смотрели на оба набора изображений дольше, чем младенцы, несомненно, из-за большей продолжительности их внимания.
  • Пожилой возраст и более негативное отношение матери к ожирению предсказывали, что больше времени будет уделять «среднему» телу, чем «ожирению». Но для статистически мыслящих людей взаимодействия не было.
  • Затем они отдельно рассмотрели две стадии развития. Рассматривая сначала только младенцев, младенцы смотрели на изображения «ожирения» и «среднего» одинаково, а младенцы старшего возраста дольше смотрели на «ожирение». Этот результат оказался не таким, как ожидалось, и авторы предложили ему возможное объяснение.

Младенцы и малыши смотрят на вещи по разным причинам. У младенцев знакомство и новизна, вероятно, объясняют большую часть того, что заставляет их смотреть на что-то. Младенцы, вероятно, обращают внимание на знакомые вещи и закладывают нейронную память и структуру, говорящую им, что эти вещи знакомы или «нормальны». Позже, когда они получат хорошее представление о том, что является «нормальным», они, вероятно, будут интересоваться вещами, которые не являются, то есть изображения с новизной привлекут их внимание.

Авторы указали, что диапазон ИМТ на «средних» фотографиях (изображения «After» от участников по снижению веса) в основном был аналогичен диапазону значений ИМТ у местного населения, так что они были бы более знакомыми. Напротив, только 2% населения Новой Зеландии попадает в категорию «болезненного ожирения» с ИМТ более 40, поэтому фотографии «До» будут иметь некоторую ценность для новизны. Исследователи предположили, что для очень маленьких детей все новое, и поэтому никаких различий во времени просмотра между двумя наборами фотографий не выявлено; но для младенцев постарше понятие «нормальный» более вероятно, и новизна очень больших тел, возможно, объяснила, почему они дольше смотрели на эти картинки.

  • У малышей произошло обратное. Младшие дети также примерно одинаково смотрели на фотографии с «ожирением» и «средние», но дети старшего возраста дольше смотрели на «средние» фотографии и меньше — на изображения с «ожирением».

Исследователи отметили, что у малышей знакомство и новизна вряд ли могут объяснить все различия во времени просмотра. Эти дети уже в какой-то мере социализированы — и социальное отношение должно быть изучено и будет влиять на поведение.Авторы выдвинули гипотезу, что, хотя обе группы малышей могли иметь интернализованное общественное отвращение к полному телу, ценность новизны все же могла играть привлекательную роль, уравновешивая два эффекта.

По их предположению, у детей старшего возраста социальные эффекты, по-видимому, победили. Потому что исследователи предположили, прежде чем они начали, что отношение матерей против жира объясняет предпочтение против взгляда на более тяжелые тела, и потому что эта группа была единственной, кто действительно проявлял предпочтение к «средним» телам, а не к «тучным» телам. , они изучили взаимосвязь между отношением матерей к временам просмотра в группе старших детей ясельного возраста.И результат оказался предсказуемым — у матерей с более высоким отношением к ожирению были малыши, которые дольше смотрели на изображения «средних», чем «страдающих ожирением» людей (корреляция, r = –0,62, p = 0,008).

Что это значит

Результаты следует интерпретировать с осторожностью. Мы можем попытаться объяснить результаты, основываясь на наших знаниях о детском развитии и психологии, но в лучшем случае мы можем сказать, что существует связь между X и Y, и это может быть причиной. Это исследование также не показывает отношения детей ясельного возраста к борьбе с ожирением; это было бы слишком много для этого.Больше смотреть на одну вещь не означает, что она им больше нравится. Возможно, дети просто предпочитают смотреть на более знакомые вещи; например, в «средней» выборке 50% тел имели ИМТ в категории «избыточный вес», что очень похоже на средний национальный показатель Новой Зеландии (42%). В выборке с «ожирением» 50% страдали «ожирением» по стандартам ИМТ, а остальные 50% страдали «болезненным ожирением». Соответствующие цифры в населении Новой Зеландии составляют 28,5% и 2,5% соответственно. Однако тот факт, что просмотр «средних» фотографий был связан с антижирным отношением матерей, безусловно, поддерживает гипотезы исследователей.

Фактическое предпочтение более тонкому телу перед более толстым ранее было показано у детей в возрасте от 3 лет. Например, в трех исследованиях с участием детей в возрасте от 3 до 5 лет дети приписывали больше отрицательных характеристик толстому ребенку, чем худому, и сумели объяснить свои рассуждения тем, что к 4 годам он весит. Во всех трех возрастах. дети меньше всего хотели играть с толстым ребенком по сравнению со средним или худым ребенком. Большинство детей предпочитали среднего ребенка худому; кроме «полных» детей.У них были самые негативные взгляды на полных детей, чем у детей с меньшим весом. Как это печально, что в возрасте трех лет они уже учатся обесценивать других, похожих на них. Чему мы их учим?

Множество других исследований подтвердили это открытие — неприязнь к жиру начинается очень рано. Настоящее исследование может предоставить доказательства того, когда заложены корни этих предпочтений. Дети могут улавливать общественные предубеждения против жира к 2 1/2 годам.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Связанные

Кондиционирование негативного отношения к шоколаду и его влиянию на потребление шоколада

Front Psychol. 2017; 8: 1468.

Ян Ван

1 Школа психологии и когнитивных наук Восточно-Китайского педагогического университета, Шанхай, Китай

Госен Ван

1 Школа психологии и когнитивных наук Восточно-Китайского педагогического университета, Шанхай, Китай

Динъюань Чжан

2 Музыкальный факультет Восточно-Китайского педагогического университета, Шанхай, Китай

Лей Ван

1 Школа психологии и когнитивных наук Восточно-Китайского педагогического университета, Шанхай, Китай

Сянхуа Цуй

1 Школа психологии и когнитивных наук Восточно-Китайского педагогического университета, Шанхай, Китай

Джинглей Чжу

1 Школа психологии и когнитивных наук Восточно-Китайского педагогического университета, Шанхай, Китай

Юань Фан

1 Школа психологии и когнитивных наук Восточно-Китайского педагогического университета, Шанхай, Китай

1 Школа психологии и когнитивных наук Восточно-Китайского педагогического университета, Шанхай, Китай

2 Музыкальный факультет Восточно-Китайского педагогического университета, Шанхай, Китай

Отредактировал: Аликс Тимко, Университет Пенсильвании, США

Рецензировал: Инге Керсберген, Ливерпульский университет, Соединенное Королевство; Паскаль Ширан, Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл, США

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Пищевое поведение» журнала «Границы в психологии»

Поступила в редакцию 13 апреля 2017 г .; Принята в печать 15 августа 2017 г.

Авторские права © 2017 Ван, Ван, Чжан, Ван, Цуй, Чжу и Фанг.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Процедуры оценочной обусловленности (EC) могут использоваться для формирования и изменения отношения к широкому спектру объектов. В текущем исследовании изучалось влияние отрицательной процедуры ЭК на отношение к шоколаду, а также влияло ли это на оценку и потребление шоколада. Участников случайным образом распределили в экспериментальные условия, в которых изображения шоколада были объединены с негативными стимулами, или в контрольные условия, в которых изображения шоколада были случайным образом объединены в пары с позитивными стимулами (50%) и негативными стимулами (50%).Были собраны явные и неявные отношения к изображениям шоколада. Во время теста на мнимый вкус шоколада оценивались оценка и потребление шоколада. Результаты показали, что по сравнению с участниками в контрольных условиях участники в экспериментальных условиях демонстрировали более негативное явное и неявное отношение к изображениям шоколада и более негативно оценивали шоколад во время вкусового теста. Однако потребление шоколада не отличалось в экспериментальных и контрольных условиях.Эти результаты показывают, что сочетание шоколада с негативными стимулами может повлиять на отношение к шоколаду, хотя поведенческие эффекты отсутствуют. Применение интервенционных вмешательств ЭК открывает возможности для будущих исследований и практики.

Ключевые слова: оценочное кондиционирование, потребление шоколада, явное отношение, неявное отношение, оценка шоколада

Введение

Люди сильно отдают предпочтение продуктам с высоким содержанием жиров, что может легко привести к чрезмерному потреблению высококалорийной пищи в существующей пище. -богатая среда (Коэн и Фарли, 2008).Социально-психологические исследования отношения предоставляют возможности для измерения и изменения предпочтений в отношении нездоровой пищи, а также для мониторинга соответствующих поведенческих последствий (например, Olson and Fazio, 2001; Hollands et al., 2011).

Установки или оценки различных объектов считаются одним из наиболее важных факторов человеческого поведения (Sweldens et al., 2014). Теории двойного процесса в социальной психологии, такие как модель ассоциативно-пропозициональной оценки (APE), различают явные и неявные оценки (Gawronski and Bodenhausen, 2006, 2014).Первые можно измерить с помощью традиционных шкал самоотчетов, основанных на предположении, что явные оценки сознательно контролируются. Однако неявные оценки обычно измеряются косвенными методами, поскольку они являются результатом автоматических процессов, которые могут происходить вне ведома или контроля людей. Исследования показали, что явные и неявные установки имеют взаимную инкрементную валидность при прогнозировании поведения в самых разных областях (Greenwald et al., 2009). Как один из самых основных способов создания и изменения отношения практически к любому объекту установки, эффект оценочного обусловливания (EC) относится к изменению валентности стимулов (условных стимулов, CS) после объединения их с положительными или отрицательными валентными стимулами (безусловными). стимулы, УЗИ) (Stahl et al., 2009). Эффект оценочной обусловленности был продемонстрирован в самых разных областях, включая отношение к бренду (Sweldens et al., 2010), самооценку (Dijksterhuis, 2004), удовлетворенность телом (Martijn et al., 2013), алкоголь (Houben et al. , 2010a) и пищи (Hollands et al., 2011). Мета-анализ 214 исследований выявил средний средний размер эффекта ( d = 0,52), подтверждая, что эффект ЭК является подлинным явлением (Hofmann et al., 2010).

Предыдущие исследования показали, что вмешательства на основе ЭК могут изменить отношение к здоровью или еде, используя положительные или отрицательные вкусы в качестве УЗИ (Verhulst et al., 2006), используя нормальные или полные формы тела в качестве УЗИ (Dwyer et al., 2007) и используя аверсивные изображения в качестве УЗИ (Hollands et al., 2011). Благодаря накопленным данным о важности неявных процессов в поведении, связанном со здоровьем (обзоры см. В Hofmann et al., 2008; Sheeran et al., 2013; Avishai-Yitshak and Sheeran, в печати), недавние исследования с использованием процедур ЭК для изменения отношение к еде и поведение в основном сосредоточено на скрытых установках. Например, в одном исследовании использовалась процедура ЭК «картинка-изображение», в которой изображения закусок (например,g., шоколад, печенье, пирожные и чипсы) были объединены с негативными изображениями, связанными со здоровьем (например, ожирение, артериальные заболевания и кардиохирургия) в экспериментальных условиях, а изображения закусок появлялись только в контрольных условиях (Hollands и др., 2011). Результаты показали, что процедура ЭК значительно снизила скрытое отношение к закускам, но не повлияла на явное отношение. Кроме того, участники эксперимента с меньшей вероятностью выбирали закуски, а не фрукты, а влияние процедуры ЭК на поведение при выборе продуктов питания было частично опосредовано изменениями в скрытых установках.Точно так же сочетание изображений еды с изображениями негативных последствий для здоровья привело к выбору более здоровой пищи (Hollands and Marteau, 2016). Однако эти результаты были получены независимо от того, сочетались ли негативные изображения с закусками или фруктами. Эти результаты больше согласуются с грунтовкой, чем с объяснением ЕС. Другое исследование также показало, что сочетание изображений закусок с отрицательно валентными формами тела и парных изображений фруктов с положительно валентными формами тела изменило скрытое отношение к закускам (Lebens et al., 2011). Однако это исследование не обнаружило изменения поведения в задачах виртуального супермаркета.

Принимая во внимание противоречивые выводы относительно неявно измененного отношения через процедуры ЭК к последующему поведению, связанному с пищевыми продуктами, необходимо пересмотреть эффективность вмешательств, направленных на неявное отношение. Более того, хотя эффекты ЭК были очевидны как для явных установок (например, Jones et al., 2009), так и для неявных (например, Gawronski and LeBel, 2008), свидетельства как поведенческого эффекта, так и лежащих в основе процессов ограничены.Некоторые исследователи предположили, что эффекты ЭК были вызваны автоматическим формированием ассоциаций в памяти и, таким образом, неявное отношение изменилось бы после процедуры ЭК, в то время как явное отношение не обязательно изменится (например, Gawronski and Bodenhausen, 2006, 2014). Тем не менее, эффекты ЭК также могут быть связаны с контролируемым использованием пропозициональных знаний о непредвиденных обстоятельствах стимула (например, De Houwer, 2009). Фактически, метааналитическое исследование показало, что эффекты ЭК были меньше с неявными мерами отношения, чем с другими мерами, такими как явные меры или меры выбора, таким образом, отдавая предпочтение пропозициональным счетам (Hofmann et al., 2010).

С практической точки зрения важно изменить выбор продуктов питания или потребительское поведение, а не только изменить отношение к пище. Существующие исследования ЭК в области психологии здоровья в основном изучали выбор пищи (что есть), а не ее потребление (сколько есть), и привели к неоднозначным результатам (Hollands et al., 2011; Lebens et al., 2011; Walsh and Kiviniemi, 2014; Холландс, Марто, 2016). Насколько нам известно, были исследования, в которых использовался модифицированный тест неявной ассоциации (IAT) для изменения неявных оценок еды и последующего потребления (например,г., Ebert et al., 2009; Haynes et al., 2015a), используя переподготовку внимания, чтобы повлиять на предвзятость внимания для сигналов от шоколада и потребления шоколада (например, Kemps et al., 2014), но мало исследований использовало процедуру ЭК для изменения потребления пищи. В одном исследовании было обнаружено, что процедура ЭК, сочетающая нездоровые пищевые слова с положительными или отрицательными изображениями, влияет на последующее потребление перекусов, но этот эффект наблюдался только среди участников с низким уровнем тормозного контроля (Haynes et al., 2015b). Одним из ограничений этого исследования является то, что в нем противопоставлялись положительные перекусы и отрицательные перекусы, и в нем отсутствовали контрольные условия.С другой стороны, процедуры ЭК использовались для манипулирования отношениями и потребительским поведением в других областях здоровья, таких как употребление алкоголя и курение. В одном исследовании изображения, связанные с пивом, сочетались с негативными словами и изображениями, и эта процедура вызвала снижение отношения к алкоголю, а также алкогольного поведения на срок до недели после процедуры (Houben et al., 2010b). В другом исследовании стимулы, связанные с курением, сочетались со стимулами с положительной и отрицательной валентностью, и было обнаружено, что эта манипуляция влияет на неявное отношение к курению, что приводит к изменениям в явном отношении и самооценке курения (Măgurean et al., 2015). Эти исследования показали, что процедуры ЭК могут влиять на потребление пищи.

Таким образом, хотя влияние ЭК на отношение (включая отношение к еде) было обнаружено, влияние на поведение, связанное с потреблением пищи, менее изучено. В текущем исследовании изучалось влияние процедуры ЭК на отношение и потребление шоколада участницами женского пола. Шоколад был выбран потому, что это популярная вкусная, но высококалорийная еда, а также одна из самых любимых и популярных продуктов питания, особенно среди женщин (Rozin et al., 1991). Основываясь на исследованиях, сравнивающих различные способы спаривания CS-US в создании эффектов EC (например, Sweldens et al., 2010; Gawronski et al., 2015), мы приняли одновременное объединение CS с несколькими US одной и той же валентности. В условиях эксперимента изображения шоколада последовательно сочетались с отрицательными аффективными стимулами, а изображения фруктов последовательно сочетались с положительными аффективными стимулами. В контрольных условиях изображения шоколада и фруктов были случайным образом объединены в пары как с положительными, так и с отрицательными аффективными стимулами.Оценочные эффекты кондиционирования на отношение к CS (например, изображения шоколада по сравнению с изображениями фруктов) оценивались с помощью самооценок и IAT (Greenwald et al., 1998). Мы также измерили осведомленность участников о совместном возникновении CS-США (то есть осведомленность о непредвиденных обстоятельствах), чтобы изучить его потенциальную роль в эффектах EC. Наконец, во время теста на фиктивный вкус были измерены оценка и потребление шоколада. Таким образом, переменные результата включают явное и неявное отношение к изображениям шоколада, оценке шоколада и потреблению шоколада.Учитывая процедурные характеристики наших манипуляций с ЭК (Stahl et al., 2009; Whitfield and Jordan, 2009), мы предсказали, что текущая процедура ЭК будет влиять как на явные, так и неявные отношения. Мы также предположили, что это повлияет на оценку и потребление шоколада.

Материалы и методы

Участники

Участниками были 102 студентки бакалавриата, которые приняли участие в качестве кредита или денежной компенсации (приблизительно 4 доллара США).Средний возраст составлял 21,99 года ( SD, = 2,93 года). Средний ИМТ составил 19,91 ( SD, = 1,88). Участников случайным образом распределили в одно из двух условий: экспериментальное ( n, = 52) и контрольное ( n, = 50).

Процедура

Участники принимали участие в исследовании индивидуально. Информированное согласие было получено после того, как участник прибыл в лабораторию. Все участники проходили тестирование с 10:00 до 12:00 или с 15:00 до 17:00. чтобы свести к минимуму начальные различия в голоде.Каждого участника приветствовала женщина-экспериментатор и усаживалась в отдельную комнату, оборудованную компьютером. Сначала участники прошли процедуру ЭК. Затем они завершили явное измерение и неявное измерение. После этого осознание непредвиденных обстоятельств во время процедуры кондиционирования измерялось тестами на распознавание памяти. Затем, после задания наполнителя, участники пробовали и оценивали несколько тарелок шоколадных конфет, и записывалось количество съеденных каждым участником. После этого участники указали, когда и что они в последний раз ели перед экспериментом, уровень своего голода перед вкусовым тестом (по 6-балльной шкале Лайкерта от 1 = совсем не голоден до 6 = очень голоден), важность сокращения потребления шоколада. (по 6-балльной шкале Лайкерта от 1 = совсем не важно до 6 = чрезвычайно важно), а также личная информация (т.е. возраст, рост и вес). Наконец, участники описали, в чем, по их мнению, была цель эксперимента. После завершения сбора данных участники были опрошены по электронной почте. Это исследование было одобрено Университетским комитетом по защите исследований человека Восточно-Китайского педагогического университета.

Процедура ЕС

В качестве CS использовались пять изображений шоколада и пять изображений фруктов, загруженные из сетевых источников. Изображения представляли собой цветные цифровые фотографии, отображаемые на белом фоне, были схожи по яркости и визуальной сложности.Размер изображений был стандартизирован путем их масштабирования и / или обрезки до 300 × 225 пикселей. Изображения шоколада и фруктов были сопоставлены по рейтингам валентности ( M шоколад = 5,60, SD = 0,20; M фрукты = 5,71, SD = 0,20) и возбуждения ( M шоколад = 4,42, SD = 0,12; M фрукты = 4,50, SD = 0,16). Эти рейтинги были получены в результате пилотного исследования, в котором студенты бакалавриата из 30 женщин оценили 20 изображений шоколада и 20 изображений фруктов по 9-балльной шкале удовольствия и возбуждения.В качестве УЗИ мы использовали 25 положительных и 25 отрицательных изображений из Международной системы аффективных картинок (IAPS; Lang et al., 2008). Положительные УЗИ и отрицательные УЗИ были сопоставлены по рейтингам возбуждения ( M Положительное = 5,73, SD = 0,39; M отрицательное = 5,78, SD = 0,41).

Участникам было сказано обращать пристальное внимание на изображения на экране и что им будет задан ряд вопросов об изображениях позже (Gawronski et al., 2015). Каждая из 10 CS была спарена с пятью разными US с одинаковой валентностью, и каждая пара была представлена ​​дважды. Таким образом, общая процедура состояла из 100 пар CS-US (Stahl et al., 2009). Во время каждого испытания CS и US появлялись на экране одновременно на 2000 мс. Интервал между испытаниями составлял 1500 мс. Для участников экспериментальных условий изображения шоколада были объединены с УЗИ с отрицательной валентностью, а изображения фруктов — с УЗИ с положительной валентностью. Для участников в контрольных условиях изображения как шоколада, так и фруктов были объединены с US с положительной валентностью (50%) и US с отрицательной валентностью (50%).

Меры

Явные меры

Явное отношение к изображениям шоколада и фруктов измерялось по двум параметрам (привлекательность и приятность; Pleyers et al., 2007). Участники оценивали каждую CS по шкале от 1 до 7. Ответы на два вопроса были усреднены, чтобы создать единый явный индекс отношения для каждой CS (α Кронбаха = 0,932). Затем были вычислены средние явные отношения для пяти изображений шоколада и вычислены средние явные отношения для пяти изображений фруктов.В соответствии с предыдущим исследованием (Hollands et al., 2011), оценки явного отношения к фруктам были вычтены из баллов для шоколада, чтобы получить общий балл явного отношения, при этом положительный балл указывает на относительное предпочтение шоколада.

Неявная мера

Неявное отношение к изображениям шоколада по сравнению с фруктами было измерено с помощью варианта IAT по сравнению с шоколадом и фруктами (Greenwald et al., 1998). Задача участников заключалась в том, чтобы классифицировать изображения и слова, появляющиеся в центре экрана, по соответствующим категориям, нажимая левую (« E ») или правую (« I ») клавиши.Соответствующие ярлыки категорий были представлены в нижнем левом и нижнем правом углу экрана компьютера во время каждого испытания. Целевыми категориями были «шоколад» и «фрукты», а категории атрибутов — «хорошо» и «плохо». Целевыми стимулами были пять изображений той же марки шоколада (Hershey), которые использовались в тесте вкуса продукта, и пять изображений фруктов. Это CS, используемые в процедуре EC. Атрибутные стимулы представляли собой пять положительных слов и пять отрицательных слов, адаптированных из предыдущего исследования (Greenwald et al., 1998).

Участники прошли стандартную IAT из 7 блоков. Блоки 1 (20 испытаний), 2 (20 испытаний) и 5 ​​(40 испытаний) были практическими блоками, в которых участники практиковались в сортировке атрибутов и категорий отдельно. Блоки 3 (20 испытаний), 4 (40 испытаний), 6 (20 испытаний) и 7 (40 испытаний) были объединенными блоками, в которых участники классифицировали стимулы в соответствии с концепциями и атрибутами. Для совпадающих комбинированных блоков изображения шоколада и хорошие слова были отсортированы по одному ключу, а изображения фруктов и плохие слова — по другому ключу.Для несовместимых комбинированных блоков изображения шоколада и плохие слова были отсортированы по одному ключу, а изображения фруктов и хорошие слова — по другому ключу. Порядок конгруэнтных и несовместимых блоков был уравновешен между испытуемыми. Оценка IAT для каждого участника была рассчитана с использованием показателя D со штрафом за ошибку 600 мс (Greenwald et al., 2003), причем более положительное значение указывает на более позитивное имплицитное отношение к шоколаду, чем к изображениям фруктов.

Осведомленность о непредвиденных обстоятельствах

Два типа осведомленности о непредвиденных обстоятельствах были оценены для пар CS – US во время фазы кондиционирования с помощью тестов на распознавание памяти (Stahl et al., 2009). Осведомленность о валентности была определена как осознание валентности США, с которыми была соединена CS, а осведомленность об идентичности была определена как осознание идентичности США, с которыми была связана CS. Во-первых, участники указали для каждого CS валентность US, с которыми он был связан: приятный, неприятный или незнакомый. Во-вторых, были представлены шесть US с одинаковой валентностью, и участники указали, какой из них был спарен с данным CS. Для каждой CS осведомленность об идентичности США проверялась пять раз, по одному разу для каждого из пяти US, с которыми она была связана.Все участники прошли тесты памяти. Однако были проанализированы только данные в экспериментальных условиях, поскольку каждый CS регулярно сочетался с несколькими US одной и той же валентности в этом состоянии.

Оценка и потребление шоколада

Во время демонстрационного задания на вкус и оценку каждому участнику предоставили 120 отдельно упакованных (5 г) шоколада известного бренда (Hershey) с разными вкусами. Участникам было дано 8 минут на то, чтобы попробовать и оценить их в анкете, содержащей 28 вопросов.Среди 28 пунктов были два пункта Лайкерта с 6 пунктами (симпатия и намерение купить, α = 0,780 Кронбаха), измеряющие оценку шоколада (Pleyers et al., 2007; Gawronski and LeBel, 2008). По истечении времени шоколад убирали со стола участника и отправляли в другую комнату. Количество съеденного каждым участником записывалось.

Осведомленность о спросе

В качестве проверки осведомленности о спросе участники описали цель исследования своими словами.Пять участников продемонстрировали осведомленность о спросе, то есть они смогли сделать вывод, что процедура кондиционирования имела целью повлиять на их последующую оценку или потребление CS (Jones et al., 2009). Когда основной анализ был повторен без пяти участников, основная картина результатов не изменилась.

Результаты

Независимые отобранные t -тесты не выявили существенных различий между условиями по возрасту, голоду, ИМТ и важности снижения потребления шоколада, что указывает на успешность рандомизации.

Влияние обусловленности на явное и неявное отношение к изображениям шоколада и фруктов

В таблице представлена ​​описательная статистика явного и неявного отношения, отдельно для каждого условия. По сравнению с участниками в контрольных условиях, участники в экспериментальных условиях показали менее благоприятные явные [ t (100) = 6,382, p <0,001, d = 1,28] и неявные отношения [ t (100) = 2.379, p = 0,019, d = 0,48] в отношении изображений шоколада и фруктов.

Таблица 1

Влияние обусловленности на явные и неявные установки.

SD .60

Влияние на потребление шоколада 900 представляет описательную статистику для оценки и потребления шоколада во время вкусового теста отдельно для каждого состояния. По сравнению с участниками в контрольных условиях, участники в экспериментальных условиях показали менее благоприятную оценку шоколада, t (100) = 2.036, p = 0,044, d = 0,41. Тем не менее, участники экспериментальных условий съели такое же количество шоколада, как и участники контрольных условий, t (100) = 0,802, p = 0,424, d = 0,16.

Таблица 2

Влияние кондиционирования на оценку и потребление шоколада.

Состояние Явное отношение
Неявное отношение
M SD M 1,00 -0,02 0,48
Экспериментальный -1,43 2,02 -0,24 0,46
SD 908 902 9 Корреляции между результатами таблицы переменные результата. Явные установки имели значительную положительную корреляцию с неявными установками ( r = 0,41, p <0.001) и оценка шоколада ( r = 0,21, p = 0,040), а также незначительно значимая положительная корреляция с потреблением шоколада ( r = 0,18, p = 0,078). Кроме того, неявное отношение значимо коррелировало с оценкой шоколада ( r = 0,49, p <0,001) и незначительно значимо коррелировало с потреблением шоколада ( r = 0,17, p = 0,084). Наконец, оценка шоколада значимо коррелировала с потреблением шоколада ( r = 0.23, p = 0,020).

Таблица 3

Корреляции между переменными результата.

Состояние Оценка шоколада
Расход шоколада (г)
M SD M
4.92 0,93 37,70 29,13
Экспериментальный 4,53 0,99 33,55 22,74
14 ∗ Осведомленность о программном обеспечении была доля правильно указанной валентности США для участников экспериментальных условий.Средняя осведомленность о валентности США составила M = 0,91, что было значительно выше вероятности, t (51) = 19,712, p <0,001. Осведомленность о валентности отрицательно коррелировала с явным отношением, r = -0,373, p = 0,006. Это указывает на то, что участники, которые лучше определили валентность УЗ в сочетании с данным КС, показали менее благоприятное явное отношение к изображениям шоколада. Осведомленность о валентности не коррелировала с другими исходными переменными, все r s <0.15, все p s> 0,30.

Идентификационная осведомленность была вычислена как доля правильно выбранных US для участников в экспериментальных условиях. Средняя осведомленность об идентичности США составила M = 0,24, что было значительно выше вероятности, t (51) = 5,174, p <0,001. Осведомленность о личности отрицательно коррелировала с явным отношением, r = -0,348, p = 0,012. Это указывает на то, что участники, которые лучше идентифицировали личность США в паре с данным CS, показали менее благоприятное явное отношение к изображениям шоколада.Осведомленность о личности не коррелировала с другими исходными переменными, все r s <0,13, все p s> 0,39.

Обсуждение

В настоящем исследовании изучалось, можно ли повлиять на отношение к шоколаду и его потреблению с помощью процедуры ЭК, в которой изображения шоколада сочетаются с негативными стимулами. Результаты показали, что участники экспериментальных условий продемонстрировали более негативное явное и неявное отношение к изображениям шоколада по сравнению с участниками в контрольных условиях.Кроме того, испытуемые в экспериментальных условиях оценивали шоколад более негативно, чем те, кто находился в контрольных условиях. Однако процедура ЭК не повлияла на количество потребляемого участниками шоколада. Эти результаты имеют практическое значение для медицинских вмешательств и теоретические последствия для исследований ЭК.

Учитывая существенные доказательства, касающиеся предсказательной достоверности (т. Е. Предсказания поведения) неявных и явных показателей отношения (Greenwald et al., 2009), вмешательства, направленные на установление отношения, могут иметь потенциал для изменения поведения, связанного со здоровьем. Было доказано, что оценочные процедуры кондиционирования способны изменить отношение (Hofmann et al., 2010), но доказательства их влияния на поведение были довольно ограниченными. Хотя были исследования, показывающие, что процедура ЭК может изменить питьевое поведение (Houben et al., 2010a, b), влияние процедуры ЭК на потребление пищи изучено меньше. В нашем исследовании было изучено, может ли процедура ЭК повлиять на отношение к употреблению шоколада и шоколада.Результаты показали, что сочетание шоколада с негативными стимулами привело к более негативному явному и неявному отношению к шоколаду по сравнению с контрольным условием. Более того, процедура ЭК повлияла на оценку участниками шоколада при его дегустации. Эти результаты повторяют более ранние результаты, показывающие влияние ЭК на отношение к еде (например, Dwyer et al., 2007; Hollands et al., 2011), а также на явное и неявное отношение (обзор см. В Hofmann et al., 2010). . Полученные данные свидетельствуют о том, что ЭК может изменить отношение к знакомым пищевым объектам (т.э., шоколад).

Тем не менее, влияние процедуры ЭК на потребление шоколада было незначительным. Другими словами, хотя участники, привыкшие не любить шоколад, демонстрировали более негативное явное и неявное отношение к изображениям шоколада и оценивали шоколад более негативно, чем участники контрольного условия, они не потребляли меньше шоколада. Более того, наблюдалась незначительная, хотя и далекая от идеальной корреляция между установками и потреблением.Эти результаты предполагают, что установки не являются единственными и не обязательно наиболее важными детерминантами поведения. Одно возможное объяснение невозможности получить поведенческий эффект можно найти в теории разумного поведения (Ajzen, 1991). Согласно этой теории, установки, нормы и самоэффективность предсказывают намерение человека вести себя определенным образом, что является наиболее близким определяющим фактором реального поведения. Экспериментальные данные подтверждают идею о том, что изменение этих элементов способствует изменению поведения в отношении здоровья (Sheeran et al., 2016). В настоящем исследовании на потребление шоколада участниками могут в большей степени влиять предполагаемые или подразумеваемые правила о том, сколько они должны потреблять во время вкусового теста (т. Е. Нормы), чем их личное отношение к шоколаду. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы разобраться в влиянии взглядов и норм на потребление продуктов питания. Второе объяснение может заключаться в том, что изменение отношения не обязательно приводит к изменению поведения всех людей во всех ситуациях. Действительно, одно исследование показало, что процедура ЭК влияет на потребление нездоровой пищи, но только среди участников с низким уровнем подавляющего контроля (Haynes et al., 2015b). Другое исследование показало, что потребление конфет было предсказано автоматическим отношением к конфетам у участников, у которых истощились ресурсы самоконтроля (Hofmann et al., 2007). Таким образом, вмешательство, направленное на изменение поведения, может быть наиболее эффективным для определенных людей (например, низкий тормозящий контроль) или при определенных ситуационных граничных условиях (например, истощение самоконтроля). В-третьих, размер эффекта нашей процедуры ЭК меньше, чем показал предыдущий метаанализ (Hofmann et al., 2010), особенно при использовании оценки или потребления шоколада в качестве переменной результата. Следовательно, в будущих исследованиях необходимо изучить, как лучше всего реализовать процедуру ЭК и как максимизировать эффекты изменения поведения.

Существуют стойкие разногласия, связанные с некоторыми функциональными свойствами эффекта ЭК и лежащими в основе механизмами эффекта ЭК (Sweldens et al., 2014). Во-первых, все исследования ЕС должны исключать возможность соответствия требованиям, что может привести к ошибочным оценкам симпатий, не отражающим истинное изменение отношения (De Houwer, 2011).Уровень осведомленности о спросе был относительно низким в текущем исследовании, и исключение осведомленных о спросе участников не повлияло на структуру результатов. Кроме того, мы использовали неявную оценку отношения, чтобы уменьшить влияние соблюдения спроса (De Houwer, 2011). Другой связанный, но другой вопрос — это роль осведомленности о непредвиденных обстоятельствах в создании эффекта ЭК. Некоторые исследователи предположили, что процедура ЭК может изменить отношение без осведомленности участников о парах CS-US (например, Jones et al., 2009), в то время как другие утверждали, что эффект ЭК возникает только тогда, когда участники осведомлены о непредвиденных обстоятельствах CS-US (например, Stahl et al., 2009). Что касается процессов, лежащих в основе эффектов ЭК, некоторые отчеты сосредотачиваются на автоматическом формировании ассоциаций в памяти (например, Gawronski and Bodenhausen, 2006, 2014), тогда как другие подчеркивают неавтоматическое использование пропозиционального знания о случайных стимулах (например, Mitchell и др., 2009). В текущем исследовании использовались тесты распознавания непредвиденных обстоятельств, которые более чувствительны, чем открытые вопросы или задания на свободное вспоминание (Sweldens et al., 2014). Наше исследование показало, что влияние ЭК на явное отношение присутствовало, но ослаблялось, когда осведомленность о непредвиденных обстоятельствах была низкой, по сравнению с тем, когда осведомленность о непредвиденных обстоятельствах была высокой. С другой стороны, корреляции между осведомленностью о непредвиденных обстоятельствах и воздействием ЭК на неявное отношение, оценку шоколада и потребление были несущественными. Эти результаты предполагают, что как автоматические, так и пропозициональные процессы вступали в силу в нашей процедуре ЭК, таким образом поддерживая модель двойного процесса (De Houwer, 2009).Однако существует большое разнообразие процедур ЭК, таких как одновременные / последовательные пары CS-US, пары одного US / нескольких US, очевидные / скрытые пары CS-US (Jones et al., 2009; Hofmann et al., 2010 ; Де Хауэр, 2011). Мы попытались повлиять на отношение к пище и соответствующее пищевое поведение с помощью ЭК, и процессы, лежащие в основе эффектов ЭК, не представляли особого интереса. Оценочные процедуры кондиционирования, отличные от текущих, могут иметь разные характеристики и быть обусловлены разными механизмами.

Сильные стороны настоящего исследования включают использование объективной меры потребления пищи в рамках исследования вкусового покрытия для проверки эффекта ЕС и использование установленной неявной меры для уменьшения эффекта соответствия требованиям. Следует учитывать ограничения текущего исследования. Во-первых, мы использовали межсубъектный дизайн и оперативно определенный эффект ЭК как разницу между экспериментальным и контрольным условиями (Hofmann et al., 2010). Неявное отношение, явное отношение, оценка шоколада и потребление были измерены после процедуры ЭК.Хотя изменения в отношении к шоколаду от предварительного теста к последнему не могли быть рассчитаны, этот дизайн позволяет избежать артефактических эффектов ЭК из-за повторных оценок (De Houwer, 2011). Тем не менее, в будущих исследованиях необходимо собрать исходные данные о предпочтениях шоколада и изучить, смягчают ли существующие различия в предпочтениях влияние ЕС. Во-вторых, влияние процедуры ЭК на отношение и потребление оценивалось сразу после вмешательства. В будущих исследованиях необходимо изучить устойчивость эффектов ЭК в течение длительного периода времени.В-третьих, в текущем исследовании использовалась только выборка студенток бакалавриата, одна закуска (например, шоколад), и оно проводилось в контролируемых лабораторных условиях. Остается проверить, применимы ли эти результаты к другим группам населения (дети, люди, страдающие ограничениями в еде, клинические группы и т. Д.), Различным здоровым или нездоровым продуктам питания и различным обстоятельствам (например, в полевых условиях). Наконец, учитывая, что влияние ЭК на потребление шоколада было незначительным, интеграция ЭК с другими методами вмешательства (обучение самоконтролю, намерения по реализации и т. Д.)) может быть более эффективным в изменении пищевого поведения.

В целом, наше исследование показывает, что процедура ЭК может влиять на отношение к знакомым продуктам питания, и предполагает, что ЭК можно добавить к существующим методам вмешательства. Необходимы дальнейшие исследования для изучения эффективности, обобщаемости и долговечности тренировочных эффектов. Более того, интеграция техники ЭК в существующие вмешательства по изменению поведения может представлять собой многообещающее направление исследований и практики в будущем.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями руководящих принципов, разработанных Университетским комитетом по защите человеческих исследований Восточно-Китайского педагогического университета с письменного информированного согласия всех субъектов. Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен университетским комитетом по защите исследований человека Восточно-Китайского педагогического университета.

Вклад авторов

YW и LW разработали и разработали исследование; YW, GW и DZ подготовили документ; YW, GW, DZ, LW и XC проводили эксперименты; YW, JZ и YF проанализировали данные.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечания

Финансирование. Работа поддержана Национальным фондом естественных наук Китая (31600915).

Список литературы

  • Айзен И. (1991). Теория запланированного поведения. Орган. Behav. Гм. Decis. Процесс. 50 179–211. 10.1016 / 0749-5978 (91)

    -T [CrossRef] [Google Scholar]

  • Авишай-Ицхак А., Ширан П. (в печати). «Неявные процессы и изменение поведения в отношении здоровья», в Энциклопедия психологии здоровья Wiley редакторы Суини К., Роббинс М. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley;). [Google Scholar]
  • Коэн Д. А., Фарли Т. А. (2008). Еда как автоматическое поведение. Пред. Хронический дис. 5 1–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • De Houwer J. (2009).«Обусловленность как источник симпатии: в этом нет ничего простого», — в Границы социальной психологии: социальная психология поведения потребителей изд. Ванке М. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Psychology Press;) 151–166. [Google Scholar]
  • Де Хауэр Дж. (2011). «Оценочная обусловленность: методологические соображения», в Когнитивные методы в социальной психологии редакторы Клауэр К. К., Шталь К., Восс А. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press;) 124–147. [Google Scholar]
  • Дейкстерхейс А.(2004). Я люблю себя, но не знаю почему: повышение неявной самооценки за счет подсознательной оценочной обусловленности. J. Pers. Soc. Psychol. 86 345–355. 10.1037 / 0022-3514.86.2.345 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дуайер Д. М., Джаррат Ф., Дик К. (2007). Оценочная обусловленность с пищей как CS и формами тела как US: нет доказательств половых различий, исчезновения или затенения. Cogn. Эмот. 21 год 281–299. 10.1080 / 02699930600551592 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эберт И.D., Стеффенс М.С., фон Штюльпнагель Р., Еленец П. (2009). Как полюбить себя лучше или меньше шоколада: изменение неявного отношения с помощью одного задания IAT. J. Exp. Soc. Psychol. 45 1098–1104. 10.1016 / j.jesp.2009.06.008 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гавронски Б., Боденхаузен Г. В. (2006). Ассоциативные и пропозициональные процессы в оценке: комплексный обзор неявного и явного изменения отношения. Psychol. Бык. 132 692–731. 10.1037 / 0033-2909.132.5.692 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гавронски Б., Боденхаузен Г. В. (2014). «Ассоциативно-пропозициональная модель оценки: принципы действия и рабочие условия оценки», в Теории двойного процесса социального разума редакторы Шерман Дж. У., Гавронски Б., Троп Ю. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press;) 188–203. [Google Scholar]
  • Гавронски Б., Гаст А., Де Хауэр Дж. (2015). Действительно ли оценочная обусловленность устойчива к исчезновению? Доказательства изменения оценочных суждений без изменения оценочных представлений. Cogn. Эмот. 29 816–830. 10.1080 / 02699931.2014.947919 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гавронски Б., ЛеБель Э. П. (2008). Понимание моделей изменения отношения: когда неявные меры показывают изменение, а явные — нет. J. Exp. Soc. Psychol. 44 год 1355–1361. 10.1016 / j.jesp.2008.04.005 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гринвальд А. Г., МакГи Д. Э., Шварц Дж. Л. К. (1998). Измерение индивидуальных различий в неявном познании: тест неявных ассоциаций. J. Pers. Soc. Psychol. 74 1464–1480. 10.1037 / 0022-3514.74.6.1464 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гринвальд А. Г., Носек Б. А., Банаджи М. Р. (2003). Понимание и использование теста неявной ассоциации: I. Улучшенный алгоритм подсчета очков. J. Pers. Soc. Psychol. 85 197–216. 10.1037 / 0022-3514.85.2.197 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гринвальд А. Г., Полман Т. А., Ульманн Э. Л., Банаджи М. Р. (2009). Понимание и использование теста неявных ассоциаций: III.Мета-анализ прогностической достоверности. J. Pers. Soc. Psychol. 97 17–41. 10.1037 / a0015575 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хейнс А., Кемпс Э., Моффитт Р. (2015a). Тормозящий самоконтроль смягчает влияние измененных неявных оценок пищи на потребление закусок. Аппетит 90 114–122. 10.1016 / j.appet.2015.02.039 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хейнс А., Кемпс Э., Моффитт Р. (2015b). Сдерживающая роль сдерживающего контроля состояния в эффекте оценочного обусловливания соблазна и нездоровой закуски. Physiol. Behav. 152 135–142. 10.1016 / j.physbeh.2015.09.020 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хофманн В., Де Хаувер Дж., Перуджини М., Байенс Ф., Громбез Г. (2010). Оценочное кондиционирование у людей: метаанализ. Psychol. Бык. 136 390–421. 10.1037 / a0018916 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hofmann W., Friese M., Wiers R. W. (2008). Импульсивные и рефлексивные влияния на поведение в отношении здоровья: теоретические основы и эмпирический обзор. Health Psychol. Сборка 2 111–137. 10.1080 / 174371
617668 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хофманн В., Раух В., Гавронски Б. (2007). И не доводите нас до искушения: автоматические установки, ограничения в питании и ресурсы саморегулирования как детерминанты пищевого поведения. J. Exp. Soc. Psychol. 43 год 497–504. 10.1016 / j.jesp.2006.05.004 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Холландс Г. Дж., Марто Т. М. (2016). Сочетание изображений нездоровой и здоровой пищи с изображениями негативных и позитивных последствий для здоровья: влияние на отношение и выбор продуктов питания. Health Psychol. 35 год 847–851. 10.1037 / hea0000293 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Холландс Г. Дж., Прествич А., Марто Т. М. (2011). Использование аверсивных образов для улучшения выбора здоровой пищи и скрытого отношения: экспериментальный тест оценочной обусловленности. Health Psychol. 30 195–203. 10.1037 / a0022261 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хубен К., Хаверманс Р. К., Вирс Р. В. (2010a). Научиться не любить алкоголь: обусловливать негативное имплицитное отношение к алкоголю и его влияние на алкогольное поведение. Психофармакология 211 79–86. 10.1007 / s00213-010-1872-1 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Houben K., Schoenmakers T. M., Wiers R. W. (2010b). Мне не хотелось пить, но я не знаю почему: влияние оценочной обусловленности на отношение, тягу и поведение, связанные с алкоголем. Наркоман. Behav. 35 год 1161–1163. 10.1016 / j.addbeh.2010.08.012 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джонс К. Р., Фацио Р. Х., Олсон М. А. (2009). Неявная неправильная атрибуция как механизм, лежащий в основе оценочной обусловленности. J. Pers. Soc. Psychol. 96 933–948. 10.1037 / a0014747 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кемпс Э., Тиггеманн М., Орр Дж., Греар Дж. (2014). Внимательное повторное обучение может снизить потребление шоколада. J. Exp. Psychol. 20 94–102. 10.1037 / xap0000005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лэнг П. Дж., Брэдли М. М., Катберт Б. Н. (2008). Международная система эффективных изображений (IAPS): рейтинги эффективных изображений и руководство по эксплуатации. Технический отчет A-8 Гейнсвилл, Флорида: Университет Флориды. [Google Scholar]
  • Lebens H., Roefs A., Martijn C., Houben K., Nederkoorn C., Jansen A. (2011). Сделать неявные измерения ассоциаций с закусками более негативными посредством оценочной обусловленности. Ешьте. Behav. 12 249–253. 10.1016 / j.eatbeh.2011.07.001 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мэгуриан С., Константин Т., Сава Ф. А. (2015). Косвенное влияние оценочного кондиционирования на курение. J. Subst. Используйте 21 год 198–203. 10.3109 / 14659891.2015.1005183 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мартейн К., Ширан П., Весселдейк Л. В., Меррик Х., Уэбб Т. Л., Рофс А. и др. (2013). Оценочная подготовка делает тонкие модели менее желательными в качестве эталонов для сравнения и повышает удовлетворенность телом. Health Psychol. 32 433–438. 10.1037 / a0028592 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Митчелл К. Дж., Де Хауэр Дж., Ловибонд П. Ф. (2009). Пропозициональная природа ассоциативного обучения человека. Behav. Brain Sci. 32 183–198. 10.1017 / S0140525X0

    55 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Олсон М. А., Фацио Р. Х. (2001). Формирование неявной установки посредством классической обусловленности. Psychol. Sci. 12 413–417. 10.1111 / 1467-9280.00376 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Плейерс Г., Корнель О., Люминет О., Изербит В. (2007). Осведомленность и (анти) симпатия: анализ на основе пунктов показывает, что приобретение валентности посредством оценочного обусловливания возникает только при наличии осознания непредвиденных обстоятельств. J. Exp. Psychol. 33 130–144. 10.1037 / 0278-7393.33.1.130 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Розин П., Левин Э., Стёсс К. (1991). Тяга и пристрастие к шоколаду. Аппетит 17 199–212. 10.1016 / 0195-6663 (91)
      -K [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ширан П., Голлвитцер П. М., Барг Дж. А. (2013). Бессознательные процессы и здоровье. Health Psychol. 32 460–473. 10.1037 / a0029203 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ширан П., Маки А., Монтанаро Э., Авишай-Ицхак А., Брайан А., Кляйн В. М. П. и др. (2016). Влияние изменения отношения, норм и самоэффективности на намерения и поведение, связанные со здоровьем: метаанализ. Health Psychol. 35 год 1178–1188. 10.1037 / hea0000387 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Шталь К., Ункельбах К., Корнель О. (2009). О соответствующем вкладе осознания валентности безусловного стимула и безусловной идентичности стимула в формирование отношения через оценочное обусловливание. J. Pers. Soc. Psychol. 97 404–420. 10.1037 / a0016196 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Свелденс С., Корнель О., Изербит В. (2014). Роль осознания в формировании отношения посредством оценочной обусловленности. чел. Soc. Psychol. Сборка 18 187–209. 10.1177 / 1088868314527832 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Свелденс С., ван Осселаер С. М. Дж.

      Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

      2019 © Все права защищены. Карта сайта
  • Переменная 1 2 3 4
    (1) Явное отношение 0,41 14 ∗1 0,18
    (2) Неявное отношение 0,41 ∗∗ 0.49 ∗∗ 0,17
    (3) Оценка шоколада 0,21 0,49 ∗∗ 4
    (4) Потребление шоколада 0,18 0,17 0,23